Статья
6 Октября 2015 17:22

Встать в центр ближневосточного равновесия

Только на следующий день стало понятным, почему Речь в ООН содержала уже высказанные когда-то мысли и читалась по бумажке. Со времени прежней работы Владимир Путин получает большее удовольствие не от слов, а от действий. Помните, с каким увлечением он рассказывал в фильме, как лично руководил спецоперацией в Крыму? И сейчас интереснее не то, что говорится, а что делается по умолчанию. Нет, конечно, борьба с ИГИЛ, поддержка Асада – главное…

Успех зависит от конструкции, в которой видит Ближний Восток Президент, и которую Россия будет выстраивать. Представляется, что будет та же система балансов, осуществляемая второе десятилетие, по уравновешиванию группировок в стране. Сдержки и противовесы стары как мир, но у большинства быстро ломаются. В нашем случае, к счастью, работают…

Ближний Восток – идеальный полигон для системы балансов: два больших полюса уже существуют – Саудовская Аравия с Катаром, другой – Иран. Они имеют неразрешимые противоречия – конфессиональные, этнические, экономические, геополитические. Сирия, курды, Ирак с одной стороны, ОАЭ, Йемен, сирийская оппозиция, ИГИЛ – с другой, становятся сателлитами этого противостояния. На второй план ушел баланс – Израиль – арабский мир, в третьем ряду десятки менее крупных «качелей».

Ближайший к центру равновесия участник может двигать его в нужную сторону, а если равновесий много, то и «наклонять» всю плоскость. США, в силу распыленности задач, стараются занимать именно это место, по пословице – «не иметь постоянных друзей, а иметь постоянные интересы».

Но получается у них последние годы не очень, на Ближнем Востоке в частности, так как весы клонятся в одну сторону – Саудовской Аравии и дремучих фундаменталистов. Срабатывает ли в головах американских стратегов системная ошибка, сбивающая роль арбитра то на роль жандарма, то на роль уличного революционера – Бог весть! В итоге Ближний Восток разбалансирован, его лихорадит, бизнес здесь все более безумный, типа ИГИЛовской нефти – против чего протестует душа классических извлекателей прибыли.

Тут очень пригодилось бы мастерство игры на равновесиях Владимира Владимировича Путина. В его замыслы пытаться проникать невежливо, но можно предполагать, что если США занимают центр равновесия сильно в сторону Саудовской Аравии и Катара, то Россия пробует зайти на вакантное место в центре равновесия чуть в сторону Ирана, Сирии и Ирака. Что Россия втягивает США в создание такого составного «центра решения проблем», где одна часть Россия, а другая США – без Европы. Две части, как пазлы, крепко держат друг друга борьбой против терроризма, вопросы решаются совместно или на умолчании, но каждая сторона имеет право вето – не только на словах, но и фактически – угрожая разрушить единый центр равновесий Ближнего Востока.

В ближайшее месяцы мы будем наблюдать принуждение к ближневосточному балансу. Это не значит мир на Ближнем Востоке, это значит, что установится патовая ситуация, когда ни одна из сторон не сможет решить свои жизненноважные задачи без участия тех, кто стоит в центре равновесия – США и России. Вопрос в том, насколько выверенные весы и точные грузы будет использовать Россия на Ближнем Востоке, так как движение в сторону от центра превращает страну-арбитра в страну-солдата, и требует других ресурсов – не спецслужбы и дипломатов, подкрепленных летающими аргументами, а сотни самолетов, танков, кораблей и тысячи пехотинцев. Желающих этого превращения в мире много, а нам надо избежать – даже ценой выхода из ситуации!

Для восстановления равновесия нужно вывести на поле другого солдата. Наземную операцию, без которой о разгроме ИГИЛ и говорить нечего, должны провести значительные иранские сухопутные силы. Иранские потому, что Россия торопилась вывести Иран из режима санкций – как казалось нефтяным ценам в ущерб. Иранские потому, что Сирия, Ирак, курды задействовали уже почти все резервы, и находятся в последнем напряжении сил. Значительные потому, что полное уничтожение 15-50 тысяч ИГИЛовских бойцов требует преимущества их противников 10 к 1.

Заключение открытого союзного договора Ирака с Ираном и ввод в Северный Ирак, например, 5 иранских дивизий позволит настолько приблизиться к военному решению вопроса с ИГИЛом, что запустит переговоры с озабоченной Саудовской Аравией о прекращении поддержки ИГИЛа – в обмен на возврат иранской силы в берега. Причем Россия могла бы, не выступая явно на той или другой стороне, вместе с США составить ближневосточную арбитражную комиссию. Шанс есть.

Если осуществляется эта конструкция, то переговоры Ирана с Ираком о резком увеличении иранского контингента уже идут, начинается подготовка наземной операции против ИГИЛа, а Саудовская Аравия задумывается, как говорить с Москвой – хорошо или как. Если этого не делается, или задействуются незначительные силы, то каждый новый месяц будет приносить неожиданности, как правило, неприятные. США будут пытаться остаться единственной силой в центре равновесия, выталкивая Россию в участники потасовки, или совсем с Ближнего Востока.

Будут поползновения втянуть Россию «по самую голову», причем этих провокаций можно ждать как от «противников» так и от «союзников» – своих ресурсов меньше тратить. Большую опасность представляет «ливанский опыт» 1983 года, когда взрыв казарм морской пехоты США с 400 жертвами в мгновение изменил политику США. Большую опасность в затягивающихся конфликтах представляет желание достичь целей, добавив еще чуть-чуть самолетов, вертолетов, танков – вот еще чуть-чуть, еще...

Главное, что предотвратит сползание под влиянием противников-друзей в ситуацию Афганистана – это занятие Россией центра равновесий на Ближнем Востоке, чуть в сторону Сирии-Ирана-Ирака, на квадратном метре с партнером-противником США, и пресечение попыток превращения России в пушечное мясо, довесок на одной из сторон – откуда бы такие предложения Президенту не делались.

Талантливо задуманная комбинация, в случае неукоснительного «по центру равновесия», обречена на множество успехов, или один Успех в таком узле проблем, как Ближний Восток. Здесь – ослабление напряженности России с США – через выдвижение на первый план вместо разделяющей Украины – объединяющей борьбы с терроризмом, и цена на нефть – через близость аэродромов к нефтяным полям Месопотамии и нефтепроводам ИГИЛа, и нераспространение ИГИЛовского проекта на Среднюю Азию и Кавказ, и нормализация с Европой – стань Россия регулировать через Сирию поток беженцев с Ближнего Востока, и Украина, которую Запад может сдать по ряду вопросов как излишне хлопотную, и уникальный боевой опыт нашей авиации, и полезная внутренняя мобилизация России…

Как тут не сравнить ближневосточный узел с афганским, который нас притягивает преодолением комплекса «афганского ухода». Если ближневосточные равновесия уже сложились, и здесь можно быть не столько боксером, сколько арбитром, то все афганские «качели» – внутри Афганистана, снаружи, со стороны Средней Азии – они не сложились. То есть придется залезать внутрь всех разборок в стране, названной «могилой иностранных армий». Есть соблазн взяться за сколачивание антитеррористической среднеазиатской коалиции, но противоречия между государствами Средней Азии пока сильнее, чем внешняя угроза от афганских террористических формирований.

В отличие от ближневосточного, афганский узел не имеет положительной экономической составляющей, ведь маковые поля нас не манят, надеюсь. Возможные потери в Афганистане приведут к большим внутриполитическим издержкам, чем потери в Сирии. Да и воевать на два фронта, не закончив горячей фазы в Сирии, противопоказано. Концентрация ограниченных ресурсов на Сирии, безусловный приоритет перед Сирией и Афганистаном одновременно.

Ручное управление, удача и быстрота – возможности уникальные!

Владимир Станулевич специально для «Актуальных комментариев»

Другие материалы автора
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".