Статья
333 17 февраля 2009 21:08

Дискуссия по Закавказью

В Женеве до 18 февраля проходит очередной раунд дискуссий по вопросам безопасности Южной Осетии и Абхазии. В них участвуют представители России, Грузии, США и Росии, ООН и ЕС, а также делегации Абхазии и Южной Осетии. В повестке дня – режим безопасности на территориях Грузии, граничащих с Абхазией и Южной Осетией, а также вопрос о пролонгации и формате миссии ООН в Абхазии, а также о размещении миссии ЕС в связи с непризнанием ЕС Абхазии в качестве де-факто самостоятельного государства. Россия, а также Абхазия и Южная Осетия настаивают на равноправном участии делегаций этих государств в предстоящих переговорах.

Ранее, в конце января, Грузия и миссия наблюдения ЕС подписали меморандум об ограничении присутствия грузинских войск в «буферных» приграничных зонах с Абхазией и Южной Осетией, однако Россия, также как и Абхазия и Южная Осетия, не считают этот документ в достаточной степени гарантирующим безопасность Абхазии и Южной Осетии.

Российская сторона выражает озабоченность в связи с «доминированием в Грузии повестки дня силового возвращения к доавгустовским вариантам». Об этом 12 февраля заявил заместитель министра иностранных дел РФ Григорий Карасин.

По сообщению ИА «Интерфакс» со ссылкой на источник в Совете ЕС, на переговорах в Женеве будет обсуждаться создание совместных механизмов предупреждения и реагирования на инциденты. По данным источника, заседания в женевском Дворце наций состоятся во второй половине дня вторника и продлятся до обеда среды. По итогам переговоров не исключается принятие совместного документа. В первой части переговоров планируется обсудить совместные механизмы реагирования, во второй – вопросы доставки гуманитарной помощи и обеспечения доступа к ней населения.

Комментарии экспертов

Я думаю, что всё в конечном счёте сведётся к потоку взаимных претензий и обвинений. Конструктива на предстоящих консультациях будет мало. Грузия не признаёт сложившуюся ситуацию ни в каком виде, и в этом её поддерживают их западные партнёры, всячески их воодушевляя и придавая им оптимизм. С нашей стороны и со стороны Абхазии и Южной Осетии позиция также достаточно жёсткая – российская делегация и делегация этих стран будут настаивать, что это уже окончательно независимые государства и разговаривать о пересмотре признания невозможно. Следовательно, все «доавгустовские» форматы мы удовлетворительными и легитимными не считаем. Так что я полагаю, что всё сведётся к потоку взаимных обвинений и претензий. Сомневаюсь, что между сторонами может быть достигнут консенсус.

Полагаю, что переговоры будут довольно сложными. Нас будут обвинять, что мы не выполняем соглашения Медведева-Саркози, подписанные по итогам августовской войны. Меморандум об ограничении военного присутствия Грузии на приграничных с Абхазией и Южной Осетией территориях также никого не должны вводить в заблуждение. Как показывает традиция и практика дипломатии на Кавказе, письменные соглашения и все эти документы подчас ничего не стоят. В конце концов, и перед началом августовского конфликта тоже была масса подписанных документов, но это не остановило Грузию от того, чтобы начать боевые действия. Я думаю, этот меморандум скорее формальный.

Тем не менее, я считаю, что в ближайшее время угрозы возобновления боевых действий со стороны Грузии нет. Но в то же время я думаю, что по крайней мере Саакашвили не оставляет мысль о «возвращении территорий». Пока он у власти, эта мысль постоянно будет терзать его, так как для него всё, что произошло в августе 2008 года – это полный провал. Он не сможет так просто смириться с ним, и он пытаться как-то изменить ситуацию в свою пользу. Во-первых, он будет стремиться – и в своих публичных заявлениях, и в ходе переговоров – представить западным партнёрам, что в Абхазии и Южной Осетии творится беспредел. Во-вторых, он будет всё более активно стремиться непосредственно вовлечь Запад в дела Грузии. Ему не удалось сделать это в августе, но он, несомненно, будет пытаться проделать это ещё раз. Кроме того, для внутреннего употребления он будет утверждать, что реванш неизбежен и рано или поздно Грузия вернёт эти территории. В такой ситуации повторение конфликтов в принципе возможно. Усугубить проблему могли бы, например, разногласия или внутренняя нестабильность в Южной Осетии и Абхазии. Не исключено, что именно по этому направлению провоцирования нестабильности будут действовать всевозможные недоброжелатели. Потому что внутренняя нестабильность, внутренние склоки или неурядицы в рядах югоосетинской или абхазской элиты будут способствовать повышению вероятности повтора грузинских боевых действий в отношении этих территорий.

Никаких принципиальных изменений в ситуации вокруг Южной Осетии и Абхазии и вокруг Грузии в целом на этих переговорах ожидать не приходится. Эти переговоры используются нынешним руководством Грузии для того, чтобы продемонстрировать своему населению, будто оно действительно решает в Женеве важные вопросы по восстановлению территориальной целостности. Мы всё это хорошо помним - и раньше, после войны в Абхазии, тоже были многолетние переговоры и консультации, на которые ездила грузинская делегация в разных составах. Всё это также делалось в основном для запудривания мозгов, для того, чтобы каким-то образом смягчить пилюлю поражения в войне и потери Абхазии. То же самое происходит и сейчас, после войны в Южной Осетии.

     Западные страны и США будут использовать эти переговоры лишь для того, чтобы интернационализировать конфликт. Им нужно подтолкнуть Россию к согласию с расширением присутствия там своих интернациональных сил. Это соответствует и интересам нынешнего грузинского руководства, поскольку оно действует в фарватере политики Соединённых Штатов. Но я убеждён в том, что российское руководство на это не пойдёт. Точно так же и представители Абхазии и Южной Осетии не будут согласны с размещением у себя каких-то новых международных сил.

Разумеется, ни одно из указанных намерений не будет способствовать установлению отношений между грузинской и абхазской, а также между грузинской и юго-осетинской сторонами. Поэтому никаких продвижек в этом направлении не предвидится. Грузинское руководство делает всё, чтобы закумуфлировать свою неспособность начать прямой диалог с Абхазией и Южной Осетией, с Российской Федерацией. Эту неспособность они будут кумуфлировать и в ходе переговоров, и с помощью пресс-конференций и резких заявлений для СМИ. Но ничего реального за всем не стоит.

Что касается возможности появления совместного документа по механизмам предупреждения и реагирования на инциденты, то если его принятие будет увязано с необходимостью размещения дополнительных международных, тем более военных, сил и организаций в регионе, то он не будет принят. И Российская Федерация, и Абхазия, и Южная Осетия считают, что нынешнего контингента наблюдателей от ООН, ОБСЕ и ЕС, которые присутствуют в зоне конфликта или рядом с ним, вполне достаточно для контроля, если будет желание действительно контролировать ситуацию.

© 2008 - 2020 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".