Статья
1724 17 июня 2024 15:26

Политическое землетрясение во Франции

Выборы в Европарламент (ЕП), прошедшие 9 июня 2024 г., спровоцировали во Франции подлинное политическое землетрясение. Результаты голосования заставили президента страны Эмманюэля Макрона инициировать роспуск нижней палаты (Национальной ассамблеи) законодательного органа и назначить дату новых парламентских выборов. Они пройдут в два тура, 30 июня и 7 июля с.г., соответственно. Внеочередное избрание Нацассамблеи состоится во Франции впервые с 1997 г.

Политическая сенсация

Решение Макрона — политическая сенсация. Первый раз в истории Пятой республики глава государства пошёл на роспуск парламента (заседает в Бурбонском дворце) в силу не внутренних мотивов, а под влиянием внешней электоральной кампании — голосования в Европейский парламент, выполняющий во многом представительные функции. Выборы в этот орган осуществляются с 1979 г. Но никогда ранее Елисейский дворец не реагировал на их результаты столь категорично, обозначая готовность внести коррективы во внутриполитический баланс.

На наших глазах во французской политической жизни сложился прецедент. Функционирование национального парламента было поставлено в зависимость от результатов волеизъявления электората страны на выборах европейского уровня. И так как последние фактически дезавуировали расстановку партийных игроков в Национальной ассамблее, оказалось возможным проведение уже внутренней электоральной процедуры.

Ничего подобного до наст. вр. не было. В том числе, когда итоги выборов в Европарламент серьезно отличались от конфигурации сил, сложившейся в результате борьбы за Бурбонский дворец. Например, на выборах в Европарламент в 2014 г. во Франции победил ведомый Марин Ле Пен Национальный фронт (НФ), получивший в европейском органе 24 мандата. В то же время, по итогам внутрифранцузских парламентских выборов, прошедших в 2012 г., партия добилась лишь 8 мандатов. Но к досрочным выборам в Нацассамблею это «расхождение» не привело. Они прошли только в 2017 г.

Аналогичная ситуация фиксировалась и в 2019 г. Победу в Европе праздновала тогда партия М. Ле Пен, сменившая название с НФ на Национальное объединение. Она снова получила в европейском законодательном органе 24 места. Но и на этот раз проведение внеочередных парламентских выборов в планы Елисейского дворца не входило. Они состоялись «по расписанию», в 2022 г.

Своим текущим, весьма неожиданным шагом администрация Макрона фактически дала понять, что результаты электоральных циклов в рамках Евросоюза теперь выступают для неё своеобразным руководством к действию. Другое дело, что перспективы сохранения подобного курса будущими французскими лидерами остаются под вопросом. Пока это выбор лишь действующего главы Елисейского дворца и его команды.

Поспешное решение Макрона

Макрон и стоящий за его спиной Алексис Колер, занимающий пост генерального секретаря президента (фактического главы президентской администрации) — предельно осторожные игроки. С момента прихода в Елисейский дворец в 2017 г., на внутриполитической арене они не сделали практически ни одного опрометчивого шага. Все проходившие с этого времени электоральные процедуры подчинялись одной задаче — обеспечить прочность позиций Макрона в президентском кресле и относительную силу связанной с ним партийной коалиции во главе с партиями «Возрождение» (до 2022 г. — «Вперёд, Республика!») и Демократическое движение (MoDem).

Но сейчас их решение представляется во многом поспешным, фиксирующим фактический отказ от прежней, весьма осторожной линии.

Во-первых, никаких гарантий того, что правящая коалиция «Вместе» (полное название — «Вместе за президентское большинство») сохранит своё текущее представительство в Бурбонском дворце (250 мандатов) нет. Скорее есть все основания прогнозировать заметное сокращение численности её фракции в нижней палате.

Лидером кампании выступает Национальное объединение. Её текущий рейтинг находится в диапазоне 33-34%. Вторая строчка у левой коалиции — Новый народный фронт (ННФ). В состав этого объединения, взявшего себе имя по аналогии с Народным фронтом 1930-х гг., вошли все ведущие левые силы страны. Это «Непокорённая Франция», Французская коммунистическая партия (ФКП), Социалистическая партия Франции (СПФ), а также партия зелёных «Экологисты». Совокупный электоральный рейтинг ННФ составляет 22-23%. «Вместе» лишь на третьей строчке. За входящие в блок партии пока готовы проголосовать 18-19% опрошенных.

В пользу правящей коалиции вполне может сыграть мажоритарный принцип голосования. Степень поддержки избирателями в масштабах всей страны здесь далеко не всегда конвертируется в количество полученных депутатских мандатов. Но он вряд ли обеспечит «Вместе» доминирование в Бурбонском дворце. Скорее, его значение может сказаться лишь в борьбе за второе место.

Фактор, играющий против президентского блока, — избирательная кампания продлится рекордно короткий срок, составляющий чуть меньше месяца. Времени на электоральный «разгон» в таких условиях у «Вместе» практически нет. Правящей коалиции, равно как и другим партиям и альянсам, участвующим в гонке, в таких условиях приходится рассчитывать на имеющуюся у них текущую электоральную базу. Причем против «Вместе» будет играть эффект от негативных для входящих в неё партий результатов выборов в Европарламент.

Во-вторых, пойдя на досрочное голосование, Елисейский дворец дезавуировал ранее устоявшийся формат синхронизации президентских и парламентских выборов. Введенный в 2002 г. тогдашним главой республики Жаком Шираком, он был нацелен на решение конкретной электоральной задачи. По мнению команды Ширака, избрание президента, проходившее чуть раньше голосования в Нацассамблею, должно было создавать благоприятный эффект для связанной с ним партии или партийной коалиции. Последние получали возможность демонстрировать высокий результат, во многом пользуясь «свежим» электоральным «заделом», созданным своим лидером.

И подобный механизм работал практически без сбоя. Так, в 2017 г., вслед за триумфом Макрона, победу на парламентских выборах праздновала связанная с ним, возникшая всего лишь годом ранее партия «Вперёд, Республика!». Успех же Макрона в 2022 г. обеспечил по итогам голосования в Национальную ассамблею первое место альянсу «Вместе».

Теперь подобного «поддерживающего» эффекта у президентского блока не будет. Ему предстоит опираться не на рейтинг главы Елисейского дворца, а самостоятельно доказывать свою электорально-политическую конкурентоспособность. Причем «фоном» для альянса станут не выигранные выборы главы государства, а весьма скромные итоги голосования в ЕП.

Ситуация для «Вместе» усложняется ещё и его традиционной ориентированностью на фигуру Макрона. У входящих в союз партий практически нет сильных игроков, способных взять на себя роль лидера в состязании за Бурбонский дворец. Наиболее видное лицо «Вместе» — бывший премьер-министр Эдуар Филипп. Но он возглавляет не президентскую партию «Возрождение», а «Горизонты» — партийный проект, созданный в качестве конкурента неоголлистской партии «Республиканцы». Формальный же глава «Возрождения» — малопопулярный Стефан Сежурне, возглавляющий МИД.

Возможности для Национального объединения

В таких условиях широкие возможности для ведения своей игры открываются перед Национальным объединением. Партия М. Ле Пен и Жордана Барделла может заметно укрепить свои позиции в Бурбонском дворце. Объединение практически гарантировано окажется в дуэте лидеров. Но если по итогам двух туров голосования партия сможет получить более 250 мест в парламенте (сейчас у неё 89), она вообще станет ведущей партийной силой Пятой республики.
Нельзя исключать и сценария, по которому Национальное объединение сможет побороться за абсолютное большинство (289 мандатов). Так, на выборах 2017 г. 308 мест были обеспечены «Вперёд, Республике» поддержкой 28,21% избирателей. Рейтинг Нацобъединения в наст. вр. выше.

Настоящим же гран-при для партии М. Ле Пен и Барделла станет установление контроля над правительством. Официально процесс формирования кабинета министров целиком находится в руках президента. Он определяет фигуру главы правительства и согласовывает с последним кандидатуры министров. Во власти Бурбонского дворца — только возможность одобрить новый состав кабмина или выразить ему недоверие. Прерогативой участвовать в процессе определения состава правительства ведущие силы оппозиции (а Национальное объединение относится именно к таковым) формально не наделены.

Однако возможен вариант, по которому президенту придётся передать право создания нового кабинета министров лидеру победившей на парламентских выборах оппозиционной партии. Именно так события развивались в 1997 г., когда неоголлист Ж. Ширак был вынужден назначить главой правительства социалиста Лионеля Жоспена. Подобный шаг был продиктован победой СПФ на голосовании в Национальную ассамблею. Социалисты смогли набрать 23,53% голосов, тогда как представляющее интересы Ж. Ширака «Объединение в поддержку республики» — 15,70%. Обращение Елисейского дворца к аналогичному решению нельзя исключать и сейчас.

Шанс для левых

В то же время, учитывая традиционно резкую неприязнь команды Макрона к партии М. Ле Пен, не стоит сбрасывать со счетов и совершенно другое развитие событий. Во французскую политическую повестку может войти тема создания альянса между ННФ и «Вместе». В случае, если эти партийные блоки займут второе и третье места, теоретически им должно хватить депутатских мандатов, чтобы нивелировать ожидаемое большинство Национального объединения.
Вероятную готовность левых на блокирование с «Вместе» способны обеспечить два обстоятельства. Во-первых, согласие Елисейского дворца на то, чтобы главой кабмина стал один из лидеров левой коалиции. С момента начала своего президентства в 2017 г. принципиальным моментом для Макрона был контроль над правительством. Во многом именно поэтому на пост главы кабинета назначались преимущественно технические фигуры. Они не должны были заслонять собой главу государства. Но ради удержания власти, это правило администрацией Макрона может быть нарушено.

Во-вторых, политические амбиции основателя «Непокорённой Франции», харизматичного Жан-Люка Меланшона. Уже давно являясь видным лицом на французской политической сцене, он, тем не менее, не имеет опыта работы в исполнительных органах республики. И такой шанс ему могут предоставить предстоящие парламентские выборы.

Также следует принимать в расчет и политический бэкграунд части команды Макрона. Действующий глава Елисейского дворца, а также часть его окружения — либо выходцы из рядов СПФ, либо имели с ней тесные связи. Например, становление Колера как внутриполитического стратега пришлось на период президентства Франсуа Олланда. К альянсу с ННФ, в ряды которого входит Социалистическая партия, макронисты ментально готовы.

Перспективы правительства Атталя

Вне зависимости от перипетий политической игры после парламентских выборов, участь правительства во главе с ещё одним выходцем из СПФ, Габриэлем Атталем практически предрешена. Следом за определением нового состава Нацассамблеи оно, с большей долей вероятности, прекратит свою работу. Елисейскому дворцу придется пойти на формирование нового кабинета, с учётом изменившегося внутриполитического баланса сил.

И это закономерный итог. Как показали те же выборы в ЕП, попытка создать из Атталя макронистскую альтернативу Барделла успехом не увенчалась. Не случайно, что главной фигурой президентской коалиции в ходе гонки в ЕП выступал не он, а одна из представительниц «Возрождения» Валери Айе. Не стал премьер-министр и претендентом на роль вероятного преемника Макрона. С момента своего назначения в Матиньонский дворец он чаще всего пребывал в тени не только действующего президента, но даже отдельных министров из своего кабинета. Куда более значимую роль в правительстве играли такие тяжеловесы как бессменный министр экономики и финансов Брюно Ле Мэр и глава МВД Жеральд Дарманен.

Максим Минаев, кандидат политических наук, старший научный сотрудник Института США и Канады РАН.

#МаксимМинаев
© 2008 - 2024 Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года, Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-82371 от 03 декабря 2021 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".