Статья
1492 21 июня 2024 18:39

В ожидании триумфа лейбористов

Британия стоит на пороге смены парадигмы в своём политическом развитии. 4 июля в стране состоятся парламентские выборы. Практически наверняка по их итогам сменится правящая партия. Впервые после выборов 2005 г. победу могут отпраздновать лейбористы, ведомые Киром Стармером. Для Консервативной партии, возглавляемой премьер-министром Риши Сунаком, завершится период её непрерывного правления, длившийся с 2010 г.

Интриги избирательной кампании

Основная интрига борьбы за Палату общин сводится к тому, смогут ли лейбористы повторить или превзойти собственный успех, достигнутый по итогам выборов 1997 г. Тогда партия, возглавляемая Тони Блэром, получила рекордные для себя 418 мест в нижней палате парламента. В ходе последующих победных для себя голосований, в 2001 и 2005 гг., этот результат лейбористами превзойден не был. Не смогли перекрыть его и консерваторы. Их лучший показатель — 365 мандатов по итогам выборов в декабре 2019 г.

Актуальные социологические оценки указывают на высокую вероятность именно сокрушающего триумфа, по аналогии с 1997 г. Тогда за Лейбористскую партию в совокупности по стране проголосовало 43,2% британцев. Их поддержка пропорционально распределилась по избирательным округам, где победу праздновали политики-лейбористы. И текущий рейтинг популярности партии предельно близок к тем показателям.

Так, опрос Savanta, опубликованный 19 июня, зафиксировал предвыборный рейтинг лейбористов в 44%. По мнению социологической службы, это может обеспечить им беспрецедентные 516 депутатских мандатов (из 650-ти). Согласно исследованию YouGov, вышедшему в тот же день, за партию во главе со Стармером готовы проголосовать 39% опрошенных. В мажоритарном измерении это может обеспечить ей не менее внушительные 425 мест в Палате общин. По данным опроса More in Common, лейбористов поддерживают те же 39% респондентов. Но в персональном измерении эти голоса могут дать им 406 депутатских мандатов. Вне зависимости от расхождений в оценках, все социологические службы сходятся на том, что успех Лейбористской партии обещает быть внушительным.

Ещё одна интрига выборов — ситуация с лидером тори. То, что по итогам гонки Р. Сунак не сохранит за собой эту позицию, сомнений не вызывает. Именно под его руководством консерваторов ожидает жестокое поражение. По данным Savanta, они могут получить лишь 53 мандата. Опрос YouGov к ним более снисходителен — 108 мест. Наиболее же благоприятный прогноз содержится в исследовании More in Common — 155 мандатов. Но даже в этом случае тори растеряют большую часть своего преимущества в Палате общин, добытого на выборах 2019 г. И окажутся в непосредственной досягаемости от Партии либеральных демократов (ПЛД). Консервативная партия вернётся к амплуа оппозиционного игрока, в котором она выступала в 1997-2010 гг.

Ясности с фигурой неизбежного преемника Сунака у руководства тори в наст. вр. нет. Далеко не случайно, что в текущей избирательной гонке задействованы такие лидеры партии прежних лет как Борис Джонсон и Дэвид Кэмерон. Первый ассоциируется с уверенной победой консерваторов на выборах 2019 г. А во главе со вторым партия вернулась к власти по итогам голосования в 2010 г. Альтернатив этим «тяжеловесам» в рядах верхушки тори пока не просматривается.

Последние выборы лидера партии, формально прошедшие в октябре 2022 г., были во многом номинальными. У Сунака не оказалось оппонентов. И его избрание на пост главы партии состоялось на безальтернативной основе. В текущих реалиях партии предстоит решать вопрос о своём главе фактически «с чистого листа». Пока неизвестны ни дата внутрипартийных выборов, ни возможный круг претендентов на пост руководителя тори. Но многое решится по итогам голосования в парламент.

Наиболее вероятно, что участие во внутренней гонке примут те из ведущих фигур уходящего кабинета министров, которые смогут сохранить свои места в Палате общин. Потенциально к таковым относится Джереми Хант, пока ещё занимающий пост канцлера казначейства. Ещё один претендент — Грант Шэппс, завершающий работу в качестве министра обороны. Следует упомянуть и Джеймса Клеверли, дорабатывающего последние недели в должности главы МВД.

Наконец, в список претендентов вполне может войти и Кэмерон. Ничего необычного в таком сценарии нет. В наст. вр. он возглавляет Форин-офис, что подтверждает его статус представителя верхушки тори. При этом, будучи членом Палаты лордов, Кэмерон вовлечен в избирательную кампанию партии, поддерживая её кандидатов. В условиях откровенного кризиса лидерства, с которым столкнулись консерваторы, он вполне может выдвинуться на пост их главы. Причем доказывать что-либо на предстоящих выборах Кэмерону не нужно. С ноября 2023 г. он заседает в верхней палате парламента.

Профиль лейбористского кабинета

Несмотря на то, что определение нового состава Палаты общин ещё не состоялось, персональный профиль вероятного лейбористского кабинета министров известен уже сейчас. Подобная ясность обеспечивается наличием теневого кабинета оппозиции, представляющего именно лейбористов. В случае вероятной победы последних, большая часть его членов войдет в состав уже полноценного правительства.

Практически все фигуры теневого кабинета — деятели Лейбористской партии, малоизвестные широкой публике за пределами Британии. Сказывается слишком длительное пребывание партийного игрока на вторых ролях. С 2010 г. лейбористы не занимали каких-либо позиций в британском кабинете министров. Но теперь пришло их время. И те, кто ещё вчера оппонировал пребывавшим у власти тори, завтра сами будут задавать направления внешней и внутренней политики королевства.

В случае триумфа на выборах, пост премьер-министра займёт Стармер. Он — главное лицо возвращения лейбористов на политический Олимп, спустя годы поражений и кризиса лидерства. Заместителем премьера, а также министром ЖКХ, общин и местного самоуправления должна стать Анджела Рэйнер. Претендентом на пост канцлера казначейства выступает Рэйчел Ривз. Главой Форин-офис, скорее всего, может стать выходец из Гайаны Дэвид Лэмми. Номинантом на должность главы МВД является Иветт Купер. Наконец, пост министра обороны рассчитывает занять Джон Хили.

Будущее британской внешней политики

Конфигурация внешней политики Британии при лейбористском правительстве будет во многом зависеть от системы отношений, которая сложится между Стармером и двумя ключевыми фигурами внешнеполитического аппарата королевства — постоянным заместителем главы Форин-офис, руководителем Дипломатической службы страны и советником по национальной безопасности. В наст. вр. первым является Филипп Бартон, а вторым — бывший посол Британии в России Тимоти Барроу. Будущий министр иностранных дел Лэмми — политический назначенец и во многом номинальная фигура. Он будет проводить ту линию, которую сформулируют в резиденции премьера на Даунинг-стрит, 10 и в центральном аппарате МИДа.

Но ситуация с фигурами постоянного замглавы Форин-офис и советника по нацбезопасности пока не ясна. Барроу, будучи назначенным кабмином тори в 2022 г., вполне может покинуть свою должность. И тогда лейбористам предстоит определиться с его преемником, выбирая из числа наиболее видных карьерных дипломатов. Бартон работает на занимаемом посту с 2020 г. И пятилетний срок его пребывания в должности истечет в 2025 г. До указанного времени этот специалист по странам Южной Азии, хорошо разбирающийся в специфике курса Лондона в отношении своих бывших колоний, будет оказывать ощутимое влияние на международный курс нового правительства.
При этом основные содержательные аспекты внешней политики будущего кабинета Стармера примерно ясны. Лондон постарается укрепить отношения с ЕС. Речь о возвращении в ряды сообществ вряд ли пойдет. Но диалог с Брюсселем будет развиваться в подчеркнуто конструктивном ключе. Британия займёт более внятную позицию на Ближнем Востоке, активно поддерживая Палестину и критикуя Израиль. Заметной активизации стоит ждать в отношениях королевства с Индией, Австралией и Нигерией. Диалог с США будет во многом зависеть от того, кто станет американским президентом в ноябре с.г. Республиканец Дональд Трамп вряд ли окажется для Стармера близким политическим партнёром, каким для Блэра был президент США, республиканец Джордж Буш-мл. Линия Британии в отношении России при лейбористах не изменится — сохранение санкционного курса и участие в политико-экономическом давлении, проводимом странами Евро-Атлантики.

Максим Минаев, кандидат политических наук, старший научный сотрудник Института США и Канады РАН.
© 2008 - 2024 Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года, Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-82371 от 03 декабря 2021 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".