Статья
1234 17 июня 2024 14:03

Потребность в иррациональном

Желание определить закономерность и обнаружить каузальные связи направляет человека в поиске подлинного знания. Современный человек имеет повышенную склонность к потреблению информации, наполненной иррациональным контентом. В данном случае под иррациональным мы понимаем все, что не вписывается в признанную научную картину мира. Скажем, недавно астрологию объявили лженаукой, то есть не вписывающимся в принятую научным сообществом способом познания. 

Несмотря на выхолащивание из информационной паутины всякого эзотерического, иррационального контента с помощью научно-популярных медиа ресурсов, такое знание пользуется популярностью с еще большей силой. 

Со времен первых цивилизаций существуют группы людей, ответственных за информационное наполнение в обществе и, главное, за доступ к той или иной информации. Жрецы, брахманы, монахи являлись носителями священного знания, которое бережно передавалось отдельным членам общества, поскольку не каждый мог стать учеником и, соответственно, приобщиться к сакральному знанию.

Современные жрецы — это фильтры «Ютуба», которые блокируют тот контент, который считают неуместным и попросту нежелательным. То есть мы пришли к завершению тысячелетнего цикла, начиная с первых цивилизаций, заканчивая сегодняшней эпохой ботов, алгоритмов и фильтров. Не стоит забывать, что информационный контент ими управляется, следовательно, в Интернете инфопространство имеет внутреннюю претензию на власть.

Сегодня, в век информационной пресыщенности доступной информацией, знание перестало носить сакральный характер. Рациональное знание, которое признается официальной наукой, можно легко прочитать, задав грамотный запрос в поисковой строке в браузере. В контексте информационного общества, расколдовано уже само знание. Начиная с Нового времени, наука расколдовала природу, информационные технологии расколдовали само знание, но почему иррациональное продолжает притягивать внимание миллионов? 

Особенно сильно такой тренд проявляется в политическом пространстве. Наряду с официальной информацией, существует пласт альтернативного контента, интерес к которому колоссальный. 

Политическое, в отличие от научного знания, сохранило амбивалентное состояние, будучи профанной для большинства, она сохраняет свою сакральную сердцевину, которую пытаются вскрыть иррациональным способом, через эзотерическое знание. 

Данные статистики показывают, что спрос на гадания Таро, астрологические прогнозы и услуги нумерологов возросли в 2023 году (вероятно, тренд только усилился в 2024 году). Так же огромное количество просмотров собирают видео с приглашенными астрологами и людьми, обладающими альтернативным, иррациональным знанием и предлагающие конспирологические версии истории и вытекающие из них теории заговоров. Особенно таким успехом пользуются ресурсы с политическим контентом, где пассивно происходит иллюзия политического действия (подписка на канал, реакция). Неудовлетворенность открытыми данными порождает спрос и, соответственно, все больше контента с иррациональным, эзотерическим наполнением. 

Например, миллионные просмотры видео встреч на оппозиционном канале Фейгина* с астрологом и эзотериком, «магом» и философом (!) Космачем — это выражение потребности заглянуть по ту сторону официального инфоконтента, а значит, рационального. Сюда же попадает совершенно неадекватный, crazy-контент В. Соловья* о президенте РФ В. В. Путине в морозильнике, несмотря на то, что сам автор не является адептом и магом, хотя и участвовал в совместном с магом Космачем стриме. 

Жажда иррационального у человека продолжает быть неудовлетворенной, начиная с появлением идеи о загробном мире и заканчивая вопросом «что стоит за СВО?». Полноценное существование сознания человека невозможно без тайны, без энигмальной стороны очевидного. Природа власти относится к такой энигме, которую хочется разгадать, прийти к истине ее природы. Ближе всего к ее разгадке подошел Ницше, но его рецепт природы власти слишком труден для воплощения и даже опасен, что было продемонстрировано в 30-е в Германии. Непонятость философов приводит к катастрофе тех, кто неверно интерпретировал их идеи. 

Расшифровать код, открыть тайну, приобщиться к свету истины — то немногое, что наполняет наш ум. Путь, который предлагает эзотерика, соблазнителен по своей природе, либидозен (в неофрейдистской терминологии), поскольку вскрывает страсть к истине. 

Сильнейший интерес к альтернативному знанию спровоцирован несколькими факторами: неопределенность будущего; новые условия жизни (возникшие во время пандемии); экономическая нестабильность. В критической ситуации человек мобилизует свою память и начинает применять сформированный однажды паттерн поведения. Так происходит во время стихийного бедствия, когда мгновенное понимание из глубины подсознания (нейронной памяти) приходит практически инстинктивное верное действие. Подобным образом действует человек, чувствуя угрозу не своему физическому телу, но духовному телу. Поиск утраченной идентичности требует конкретных, четких формул, культурных кодов, структуру национальной души. Именно на этом совершенно искреннем поиске паразитирует иррациональный контент, завладевая потерянным сознанием и обретая через него власть. 

Происходит информационное насилие, неявное, аккуратное, паразитирующее на отчаявшемся найти внутреннюю истину человеке. 

Возрождение идолов (родноверие и его модификации), ренессанс «тайного» знания, поиск альтернативной версии истории и тому подобные движения ума спровоцированы не пустым бездельем, а подчинены цикличности истории. Каждый исторический кризис сеет неопределенность, нестабильность, потерю устойчивых принципов и ценностных установок. Наличие Интернета под рукой создает иллюзию доступности всего знания, но даже научные достоверные данные не являются абсолютной истиной, которая недоступна a priori. В зазоре между доступным и истинным находится слой скрытого знания, парадокс которого состоит в том, что как только оно попадает в инфопространство обывателя, то становится инструментом манипуляции и привлечения внимания потерянного сознания. В этом заключается подлинная скрытая власть над сознанием и действием человека. Цифровая гегемония использует страсть к тайнам, заложенную в само культурное тело.

Эта страсть была всегда, но сегодня, в эпоху подписок и лайков, она вышла из зоны интимного, приватного в пространство медиа, доступного для созерцания любого. Именно это создает эффект присутствия иррационального, чем, скажем, в Средние века. Сегодня можно говорить о цифровой теологии, где человек, утративший свое Я, цепляется за просветы тьмы, как ему кажется, открывающиеся через медиумов света, людей, который знают, что происходит на самом деле.
Беспрецедентность настоящего ажиотажа вокруг иррационального знания есть наложение двух трендов: доступность оцифрованной информации и стремление найти точку опоры духовному телу человека. 

Иррациональный контент одновременно сакрализует власть (впрочем, подлинная власть не утратила своей сакральности) в глазах обывателя, что происходит на каналах преимущественно оппозиционных, где даются прогнозы жизни видных политических деятелей, и в то же время, выводит политический дискурс за пределы рационального, в зазор энигмального. 

Таким образом, информационная пресыщенность, доступность практически любой информации является плацдармом к усиленному поиску такого знания, которое лежит по ту сторону официальных версий, научных теория и достоверных фактов. В этом проявляется потребность человека в поиске основания окружающей его действительности (физической, социальной, психологической), чем пользуются манипуляторы, пропагандисты — все, кто хочет привлечь к своему контенту больше внимания. 

Парадокс информационно-цифрового общества состоит в том, что человек одновременно свободен в выборе контента, и его выбор предопределен теми, кто этот контент сформировал, и в целом, саму возможность иметь доступ к цифровой информации. Это необходимо всегда помнить, прежде чем попадать под влияние манящих заголовков. 

Маслова Анастасия Владиленовна, заведующая кафедрой философских наук МГЛУ

Включены в список лиц, выполняющих функцию иностранного агента
16 мая 2024 Колонки
Кнут, пряник, компромисс
 Кнут, пряник, компромисс Ярослав Барыкин о трех подходах к обеспечению цифрового суверенитета
Цифра дняЦифра дня 49 процентов россиян считают Интернет неконтролируемым пространством, в котором много недостоверной и вредной информации 22 марта 2024 Новости  Дипфейки — новое политическое оружие Правительства, которые распространяют дипфейки за рубежом, сталкиваются с риском утраты доверия собственного населения к СМИ и другим источникам новостей, утверждает группа экспертов американского аналитического центра CSIS. Это, в свою очередь, облегчит противникам распространение дезинформации, а внутренним субъектам будет проще использовать дипфейк, чтобы подорвать доверие общества к правительству и повлиять на выборы, а также уменьшить поддержку вооруженных сил страны, предупреждают эксперты в докладе «Government Use of Deepfakes: The Questions to Ask». 
© 2008 - 2024 Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года, Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-82371 от 03 декабря 2021 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".