Статья
21 Февраля 2017 11:03

Большие данные на выборах-2018

Победа Трампа и BREXIT – события, которые повергли экспертов в шок. Многие связывают успех этих политических спецопераций с большими данными, которые, сродни невидимой руке рынка, расставили нужные фигуры в выигрышной партии. Будут ли использовать это «оружие» на президентских выборах 2018 года и какую службу могут сослужить большие данные в России?

Большие, но не определяющие

Для начала нужно определиться с тем, что же такое большие данные, иногда под этим термином понимается любая табличка, которая не умещается на экране без прокрутки. Четкой градации нет, но самое распространенное определение звучит следующим образом: «Большие данные – это данные, которые не умещаются в Excel - 1 048 576 строк».

Большинство экспертов, опиравшихся на классические методы сбора и анализа данных, не смогло предсказать победу Трампа на выборах. А те, кто все же смог сделать правильный прогноз, опирались на математические методы.

После такого провала классических методов анализа социальных и политических процессов нужно было быстро найти причину ошибки, что не учли? На поверхности лежали технологические аспекты кампании Трампа, в рамках которой действительно использовались большие данные, затем вышло громкое расследование журнала Das Magazin, результаты которого подхватили другие СМИ, но уже с заголовками в духе «Как большие данные и ученые помогли Трампу выиграть выборы».

Безусловно, новые способы сбора и анализа данных об электорате позволили делать точечные удары нужной агитацией по целевой аудитории. Это позволило повысить эффективность работы штаба Трампа, который потратил на кампанию в два раза меньше средств, чем Клинтон.

Однако обожествлять технологии не нужно. Да, они дают эффект, но, как замечает сам автор алгоритмов анализа данных Михал Косински, большие данные не были определяющим фактором в победе Трампа, а лишь одним из ингредиентов сложного рецепта успеха.

Инструмент анализа или влияния?

Большие данные можно использовать по-разному. Первый способ – это анализ аудитории: настроения, интересы, предпочтения. Эту информацию можно использовать при принятии решений в оффлайне. Например, с помощью анализа постов, лайков и комментариев в социальных сетях можно определить группы людей, которые поддерживают кандидата или партию, а также выделить группу недовольных, определить их интересы и внести коррективы в программу, риторику или работу агитаторов. То есть вместо дискредитировавших себя классических опросных методов исследователи выбирают анализ с помощью больших данных.

Второй способ – это использование больших данных для корректировки действий в онлайн-сфере. Например, можно влиять на пользователей за счет работы с лидерами мнений, точечно воздействовать на целевую аудиторию через инструменты таргетированной рекламы и многое другое.

 Как инструмент анализа текущей ситуации большие данные представляются интереснее, так как этот продукт понятнее. Мы получили данные, которые позволяют принимать решения здесь и сейчас. Использование их для работы с аудиторией в сети – более сложный инструмент, который не освоен до конца. Например, если сейчас вы в поисковую строку введете слово «кофемашина», то еще неделю будете получать рекламу этой кофемашины, которую вы, быть может, покупать и не собирались вовсе.

Где взять данные?

Первая проблема, с которой сталкиваются аналитики – где взять данные? Сегодня в России не так много агентств, которые анализируют пользовательскую активность в социальных сетях, а крупные владельцы больших данных (банки, мобильные операторы, онлайн-сервисы) неохотно делятся этой информацией с участниками рынка даже за деньги, все пытаются построить свою «экосистему данных».

Само государство тоже не предоставляет по-настоящему большие объемы данных. Например, в США можно получить подробные данные о выборах в машиночитаемом формате. В России рынок больших данных только зарождается, в ноябре 2016 года состоялось первое заседание рабочей группы, где тема была обсуждена только в общих чертах.

Большие данные в России

Активнее всего большие данные используются в рекламе. Производителям нужно продать свой товар максимальному числу покупателей, за чье внимание борется множество других брендов. Покупатель свободен в своем выборе, продавец не может надавить на него, заставить сделать выбор, а значит, за внимание нужно бороться мягкими способами.

Большие данные используются в политических кампаниях только там, где есть свободный политический рынок. Где за покупателя (избирателя) бренду (политику или партии) нужно бороться мягкими способами. Другими словами, большие данные востребованы в демократиях и теряют свою актуальность пропорционально степени авторитарности политического режима.

Зачем использовать сплошной анализ пользователей социальных сетей, чтобы как-то повлиять на их решение, когда для достижения результата можно заставить голосовать бюджетников по месту работы, где за правильностью выбора проследит начальство?

Поэтому новые технологии, как правило, используются оппозиционными кандидатами, так как у них нет возможности задействовать административный ресурс. Например, в кампании Навального на выборах мэра Москвы использовались и базы данных сторонников, и геймификация агитационной работы, и создание интересных приложений, сайтов, сервисов. Все это и позволило оппозиционеру набрать сенсационные 27,2%.

В умах многих политтехнологов еще живет миф, что пользователи сети не ходят на выборы. В 2011-2012 этот миф еще был актуальным, но в 2018 году будет голосовать поколение, у которого страничка в социальных сетях появилась раньше, чем представления о политическом.

В итоге мы получаем «идеальный шторм», в котором все против новых технологий. Нет покупателя, так как проще и дешевле использовать старые, проверенные методы. Нет достаточного числа продавцов, организаций, занимающихся сбором и анализом больших данных. Нет товара, ассортимент больших данных в России только начинает формироваться.

На предстоящих выборах большие данные будут использоваться только для ситуационного анализа в крупных городах, где уровень проникновения социальных сетей значительно выше, чем в регионах. Такое технологическое отставание наших политконсультантов и политических экспертов не будет играть решающее значение на выборах в 2018 году, но во время следующего электорального цикла умение работать с большими данными будет конкурентным преимуществом.

Михаил Карягин, политолог, специально для «Актуальных комментариев»


____________

Читайте также:
14 Апреля 2017 Анонс
Тиллерсон едет в Москву
 Тиллерсон едет в Москву 12 апреля госсекретарь США Рекс Тиллерсон посетит с визитом Москву. В Госдепартаменте подтвердили информацию о поездке Тиллерсона. Москва пока не намерена подтверждать или опровергать сообщения о визите главы Госдепартамента в Россию, сообщила официальный представитель МИД России Мария Захарова.
30 Марта 2017 Новости  Путин: Трампу не дают работать На Арктическом форуме Путин заявил, что избранному президенту Трампа мешают исполнять его предвыборные обещания, исполнять собственную повестку. И это негативным образом влияет как на внутреннюю политику США, так и на внешнеполитические отношения. 30 Марта 2017 Новости  Путин готов встретиться с Трампом Президент России Владимир Путин готов принять участие в форуме Арктического совета в Финляндии и встретиться там с президентом США Дональдом Трампом, если такое мероприятие будет подготовлено.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".