Статья
15 Февраля 2012 15:49

Борьба в условиях растущей изоляции

Вторая половина февраля и март 2012 года пройдут в условиях резкого оживления политической жизни в Исламской Республике Иран (ИРИ). До середины марта перед Исламским консультативным советом (одноплатным парламентом - Меджлисом) должен выступить с обзором деятельности исполнительных органов власти президент страны Махмуд Ахмадинежад. Недовольные работой возглавляемого им правительства, депутаты Меджлиса намерены составить мнение о степени адекватности курса властей национальным интересам ИРИ. Это событие станет по-своему сенсационным. Президент предстанет перед Меджлисом впервые с 1979 года. На фоне разбирательств между Исламским консультативным советом и президентом состоятся парламентские выборы. Они намечены на 2 марта. Избрание нового состава Меджлиса обещает стать пробой сил перед президентскими выборами, намеченными на июнь 2013 года.

Повышение динамики иранских политических процессов говорит об эскалации борьбы за власть между президентом и духовной властью. Приглашение Ахмадинежада в Меджлис – чрезвычайная мера, на которую депутаты пошли во многом из-за его конкуренции с высшим руководителем ИРИ Али Хаменеи. В свою очередь парламентские выборы могли стать и вовсе сугубо формальным событием. Реформистская оппозиция в них практически не участвует. Но консерваторы идут на выборы не единым фронтом, а в достаточно жестком соперничестве друг с другом.

Текущее политическое противостояние в ИРИ связано с ростом властных амбиций Ахмадинежада. При четком соблюдении баланса сил, сложившегося в иранской властно-религиозной вертикали, действующий президент мог спокойно исполнять свои полномочия, а также согласовать с аятоллами своего вероятного преемника. Баллотироваться на третий срок Ахмадинежад не может. Но после драматичного переизбрания в 2009 году глава государства посчитал, что вправе претендовать на расширение властных возможностей, в том числе в ущерб Хаменеи. Это было очень болезненно воспринято духовным руководством, которое решило дать претензиям главы государства (а по сути, правительства) адекватный ответ.

Вовлечение аятолл в борьбу с руководителем исполнительных органов власти объясняется важностью президентского поста для определения курса политико-экономического развития Ирана. Официально вся полнота власти в ИРИ сосредоточена в руках Хаменеи и Совета экспертов, ответственного за избрание высшего руководителя. Но в руках президента и отчасти вице-президента сосредоточены инструменты оперативного управления страной. Основная ценность позиции главы исполнительной власти в том, что он имеет широкие полномочия при разработке экономической политики и внешнеполитического курса. Это заставляет аятолл всегда с пристальным вниманием следить за деятельностью президента и при необходимости блокировать непомерный рост его амбиций.

Содержание конкуренции между президентом и высшим руководителем сводится к борьбе за влияние в исполнительной власти. Наиболее рельефно она проявляется в кадровой плоскости. Духовные лидеры предвидели рост притязаний Ахмадинежада ещё в 2009 году. Для того чтобы избежать неудобного для себя сценария они попытались вывести из игры главное доверенное лицо президента - Эсфандияра Рахима Машаи. В 2009 году он был снят с поста первого вице-президента. Но желаемого эффекта этот ход не принес. Ахмадинежад назначил Машаи руководителем своей администрации. После этого аятоллы постарались укрепить позиции «своих» людей в правительстве. Президент ответил отставками клиентуры духовных правителей. Так, в декабре 2010 года своего поста неожиданно лишился министр иностранных дел Манучехр Моттаки. Это позволило Ахмадинежаду сохранить общий контроль над правительством. В 2011 году ответом аятолл стали фланговые удары в виде арестов приближенных президента.

Несмотря на остроту текущей борьбы за власть, её исход в виде победы Хаменеи выглядит вполне вероятным. В истории Ирана с 1979 года не было прецедентов, когда глава исполнительной власти мог потеснить духовных лидеров. Политическая система ИРИ устроена так, что одолеть аятолл весьма проблематично. Успехом для президента может выступать лишь раздел сфер влияния с религиозными правителями. Но текущий накал борьбы не оставляет Ахмадинежаду пространства для такой сделки. Скорее всего, клан Хаменеи не станет убирать его досрочно. Но постарается сделать всё возможное, чтобы в 2013 году его вероятный ставленник Машаи либо не дошел до выборов, либо проиграл их консервативному выдвиженцу.

В пользу Хаменеи и его окружения играет их явное преобладание во внутриполитической жизни страны. Внутри консервативного альянса «Абадгаран» их сторонникам принадлежит абсолютное большинство. Более того, игроки, старавшиеся до недавнего времени балансировать между президентом и духовными властями, всё более явно склоняются в пользу последних. Получается, что по итогам голосования 2 марта контроль над Меджлисом перейдет в руки клана Хаменеи. Силы, близкие к Ахмадинежаду, окажутся в изоляции. После этого добиться последовательного ослабления позиций президента высшему руководителю ИРИ не составит особого труда. Во-первых, он сможет начать кампанию по дискредитации политики главы исполнительной власти в парламенте. Он будет периодически вызываться для отчета перед депутатами парламента, синхронно повергаясь жесткой критике. Во-вторых, атоллы смогут заблокировать продвижение через Меджлис вероятного преемника Ахмадинежада. Напротив, ставленники духовных лидеров, такие как Али Лариджани или Мохсен Резаи, получат в стенах Исламского консультативного совета максимальное паблисити. Это позволит клану Хаменеи представить их как практически безальтернативных выдвиженцев от консерваторов на пост главы государства в 2013 году.

Но решающий вклад в возможный успех духовных властей может внести оказываемая им поддержка со стороны специальных служб. Во главе основного специального ведомства ИРИ, Министерства информации и безопасности (МИБ), стоит Гейдар Мослехи. Он известен как один из верных сторонников Хаменеи и его окружения. Личная преданность высшему руководителю ИРИ стала причиной конфликта Мослехи с Ахмадинежадом. В апреле 2011 года президент республики добился отставки главы разведки. Ответ Хаменеи оказался беспрецедентным. Он воспользовался своим правом отменять решения главы государства и восстановил Мослехи в должности. С этого момента МИБ де-факто работает в условиях открытого противостояния с президентом и его окружением. Однако учитывая влияние разведки в иранской вертикали власти, а также её информационные и специальные возможности, такая ситуация на руку аятоллам. Ахмадинежаду практически нечего противопоставить МИБ в теневой конкуренции. На это указывает хотя бы тот факт, что президент не смог правильно организовать смещение Мослехи. Его шаг был достаточно просто блокирован Хаменеи.

Пока проба сил между МИБ и командой президента складывается в пользу разведки. Ещё в мае 2011 года ведомство Мослехи организовало арест целой группы приближенных Ахмадинежада. Среди них оказался глава правительственного комитета по культуре Аббас Амирифар, а также ряд сотрудников пропрезидентской газеты «Хафт-э-Собх». Кроме того, МИБ осуществила проверку руководителя официального иранского новостного агентства IRNA Али Акбара Джаванфекра. С середины 2011 года, то есть вскоре после срыва попытки отставки Мослехи, МИБ сосредоточилось на Корпусе Стражей исламской революции (КСИР), командование которого относится к Ахмадинежаду подчеркнуто лояльно. По некоторым данным, здесь разведка применила методы физической нейтрализации. В начале января умерло сразу четыре представителя командования КСИР.

На этом фоне страны Евро-Атлантики и Израиль стараются проводить в отношении Ирана политику экономического «удушения». В конце декабря 2011 года администрация Барака Обамы ввела санкции против финансового сектора Ирана с основным акцентом на Центробанк ИРИ. В январе 2012 года ЕС под давлением США согласовал введение эмбарго на импорт нефти из Ирана. Предполагается, что с 1 июля с.г. страны Евросоюза полностью прекратят закупку сырой нефти у исламской республики. Помимо этого в январе крупнейшие европейские банки прекратили операции по финансированию поставок в ИРИ продуктов питания. Наконец, в начале февраля Обама санкционировал замораживание всех государственных активов Ирана, находящихся на американской территории. Принятые меры направлены на подрыв финансовой системы ИРИ и ограничение его нефтяного экспорта. Цель такого курса – заставить Тегеран посредством жесткого экономического воздействия отказаться от самостоятельного развития ядерной программы.

Максим МИНАЕВ
 

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".