Статья
14 Ноября 2009 0:00

Будущее ЕС

<p>19 ноября на саммите Европейского союза будет избран первый президент этой наднациональной организации. С точки зрения российских интересов завершение формирования организационной структуры Евросоюза в состоянии стать стратегическим стабилизатором диалога по линии Москва-Брюссель. У РФ появятся постоянные контрагенты (в лице президента и главы МИД объединения), влияние на которых отдельных государств будет менее ощутимым, чем текущее воздействие членов ЕС на мотивации руководства Еврокомиссии и верховного представителя по общей внешней политике и политике безопасности.</p>
<div> </div>
<div>В этих институциональных условиях Москва способна добиться системной стабилизации контактов с объединением, посредством формулирования широкой и долгосрочной двусторонней повестки дня и запуска реализации ряда отложенных инициатив. Главной среди них является новое Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС) (предыдущий договор был подписан в 1994 году). Реализация такой линии позволит не только укрепить связи России с объединенной Европой, но и оградить их от негативного влияния государств, занимающих негативную позицию в отношении внешней политики РФ. Речь, прежде всего, идет о Польше и странах Балтии. Именно они фактически заблокировали в 2008 году переговорный процесс по СПС. Утверждение президента и главы внешнеполитического ведомства ЕС, а также расширение полномочий верховного представителя по общей внешней политике и политике безопасности – вероятная гарантия институционально-функциональной устойчивости российско-европейских отношений.</div>
<div> </div>
<div>Избрание президента Евросоюза и других руководящих лиц объединения продемонстрирует рост тактической консолидации политических позиций европейских стран. Несмотря на существенные противоречия между Западной (Старой) и Восточной (Новой) Европой в политической и социально-экономической плоскости, оба пула стран придут к компромиссу по принципиальному для них организационному вопросу. Тем самым, старые и новые члены организации зафиксируют, что тема институционального будущего ЕС является ключевой для их внешней и внутренней политики. В идейной плоскости политико-пространственное тождество будет закреплено тактическим сближением между евроскептиками и евроэнтузиастами.</div>
<div> </div>
<div>В то же время нельзя исключать, что в основе процесса выбора президента ЕС будет лежать принцип «избрания за уступки». Он был впервые использован при ратификации Лиссабонского договора Чехией. Фактически Прага завершила процедуру принятия соглашения в обмен на предоставление ей ряда исключений из прилагающейся к документу хартии фундаментальных прав.</div>
<div> </div>
<div>Реализация принципа «избрания за уступки» повышает зависимость Евросоюза, как самостоятельного международного субъекта, от политических мотиваций лидеров отдельных стран. Теперь едва ли не каждый член объединения (особенно из числа наиболее «капризных» восточноевропейских стран) в состоянии поставить вопрос о предоставлении себе определенных преференций, угрожая блокированием работы новой организационной структуры ЕС. Реализация такого сценария в ходе выборов руководства Евросоюза в состоянии привести к тому, что эта процедура станет не результатом целенаправленной реализации кадровой стратегии Брюсселя, а следствием компромиссного решения, удовлетворяющего интересы не только ведущих субъектов ЕС, но и государств, не вносящих ощутимого вклада в развитие объединения. Об этом говорит тот факт, что 30 октября на саммите ЕС кандидатура Тони Блэра (как наиболее статусного политика в понимании брюссельских номенклатурных групп) на пост президента Евросоюза не получила ожидаемой поддержки со стороны всех европейских лидеров. Напротив, стороны сосредоточили своё обсуждение на широком пуле претендентов. Среди них оказались бывший премьер-министр Бельгии Ги Верхофстадт, действующий бельгийский премьер Герман ван Ромпей и глава правительства Нидерландов Ян Петер Балкененде (лоббируются странами Бенилюкса), бывший премьер Испании Фелипе Гонсалес (поддерживается Испанией и Португалией), премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер (в пользу него выступает ФРГ и Франция). Причем Блэра отказались поддерживать и ведущие восточноевропейские страны (например, Польша), которые во многом благодаря его усилиям стали членами Евросоюза. Спор вокруг претендента на пост президента ЕС – свидетельство ограниченной устойчивости единой политической линии данной организации.</div>
<div> </div>
<div> </div>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".