Комментарий
30 Июня 2015 12:04

Дефолт на Украине неизбежен, экономика — в нокдауне

Никита Кричевский экономистНикита Кричевский

Никита Кричевский
экономистНикита Кричевский
Опасность дефолта угрожает не только Греции. Задолжала международным кредиторам и Украина. О дефолте на Украине заговорили даже на Западе. Зарубежные СМИ отмечают, что даже если на кризисных переговорах во вторник в Вашингтоне Киеву удастся добиться успеха, нерешенной остается проблема коррупции в стране.

О возможном дефолте на Украине, его влиянии на экономку страны и на политические процессы «Актуальным комментариям» рассказал научный сотрудник Института экономики РАН Никита Кричевский.

 — Дефолт на Украине неизбежен, вопрос в сроках. А когда это произойдет — не столь принципиально. Единственный фактор, который может отложить объявление дефолта, — печальный опыт Греции. Но Украина со своими проблемами особо-то никому в Европе не нужна.

— Кредиторы пойдут на уступки, и будет найдено какое-то среднее решение? То есть Киев сможет с ними договориться или Украина все же официально признает дефолт?

— Многое зависит от позиции МВФ, который является главным кредитором Украины. Противоречие заключается в том, что наш долг — 3 миллиарда долларов — признается государственным долгом, хотя Украина настаивала на том, что это долг коммерческий. В то же время очень сильно расстраивала прочих частных кредиторов, прежде всего, фонд Franklin Templeton. Они считают, что если признавать российский долг государственным, то надо признавать и долг перед Franklin Templeton тоже государственным. При этом Franklin Templeton не идет на списание части долга, точно так же, как и мы. Поэтому невозможно в течение нескольких месяцев выплатить процентную часть кредита по частным долгам, которые на самом деле являются долгами государственными, но принадлежат частным структурам, потому что это будет означать дефолт.

— Как это повлияет на экономику Украины?

— Никак не повлияет, потому что Украина находится в состоянии глубокого кризиса и в глубочайшем нокдауне, если не в нокауте. И то, что украинское государство откажется от выполнения своих обязательств, на экономику не повлияет, так как она и так падает. Понятно, что никаких позитивных сигналов в плане разворота в другую сторону украинская экономика, конечно же, не получит. Вопрос лишь в скорости падения.
И последнее — объявление дефолта не означает, что украинские государственные финансовые проблемы таким образом будут решены. И Россия, и Franklin Templeton, и другие фонды не собираются идти на какие-либо уступки, они будут требовать уже в судебном порядке полного возмещения своего долга. Для примера скажу, что Franklin Templeton – как раз тот фонд, который единственный не согласился на реструктуризацию долга Аргентине. Эта страна расплатилась, договорилась с Россией, кроме одного фонда, этот фонд подал в суд, и аргентинские активы американский уже суд совершенно спокойно в рабочем порядке арестовал. Но Аргентина и Украина – это опять же несопоставимые вещи. Поэтому если уж с Аргентиной поступили так, то насчет Украины сомневаться не приходится, тем более что опыт уже есть.

То есть должно быть понимание, что речь идет не о списании, а об отложенных выплатах. Это касается и России, и частных инвестиционных фондов, которые покупали с огромным дисконтом государственные обязательства Украины. Это касается, собственно, украинского правительства.

Другое дело, что украинское правительство, объявляя дефолт, прекрасно понимает, что отвечать по отложенным обязательствам украинского государства придется уже не им, а другим людям.

 — Как МВФ отреагирует на объявление дефолта Киевом? Будет ли продолжать давать деньги Украине?

— МВФ заявил, что неурегулированность долга и отношений с частными кредиторами не повлияет на предоставление кредитов.

Он останется единственным кредитором, потому что объявление дефолта означает практическую нормативную невозможность кредитования украинского государства кем бы то ни было. Но при этом моральные потери, потери репутационные несопоставимы с теми потерями, которые понесет украинская финансовая система. Даже если через год на Украине будет открыто громаднейшее месторождение чего бы то ни было и принесет сотни миллиардов долларов в украинскую казну, воспоминания, заноза о дефолте, который неизбежен в Украине, будет слезать с памяти многих инвесторов еще многие годы. 

— Какие параллели вы бы провели, с какими странами схожа ситуация на Украине? Или она уникальна?

— Объявление дефолта – отнюдь не новость и не уникальный случай в мировой финансовой практике. Таких дефолтов у той же Греции было порядка пяти за двести лет, у США порядка семи за то же время, здесь ничего нового нет. Другой разговор, что нынешний дефолт объявляется на фоне не реформирования, а деградации украинской экономики и украинской государственности. Одно дело, когда все видят, что в стране проводятся реформы, что стране тяжело, но через какое-то время реформы дадут свои плоды. Другое дело, когда никаких реформ не проводится и позитивных изменений ни в ближайшее время, ни в среднесрочной перспективе никто не видит. Плюс ко всему, неурегулированные отношения с Донбассом, разорившаяся армия, которой, по сути, нет в Украине, и т.д.

Единственное, на чем сейчас держится Украина, — на мнимом противостоянии с ближним соседом, с большим государством — Россией. Как только этот факт уйдет, всем станет понятно, что Россия, оказывается, здесь ни при чем. Кредиты Украине выделяются, но деньги разворовываются, коррупция никуда не делась, никаких изменений в экономике не происходит, народ нищает. 

— Дефолт в Греции ускорит аналогичный процесс на Украине?

— Греция и Украина – это несопоставимые величины, даже для Европы, не только для всего мира. Они несопоставимы не только по геополитическому статусу: все-таки Греция – член ЕС и еврозоны, а Украина – это страна, раздираемая войной, коррупцией и сменой олигархической власти. Самое главное, что общая сумма долгов разительно отличается.

С Грецией сравнениям не место в данном случае хотя бы потому, что греки готовы к реформам, они не собираются выходить из Евросоюза. Греки – это пусть и периферийная, но очень развитая экономика, прежде всего, с огромным туристическим кластером и сельским хозяйством. У Греции есть масса козырей, которые в перспективе позволят ей выровнять свое экономическое положение. Плюс ко всему, возврат к драхме, который, скорее всего, состоится, несет в себе также положительный момент. Есть в Европе немало стран, которые, являясь членами Евросоюза, тем не менее, единую валюту Европейского союза у себя не вводят. Самый яркий пример – это Польша и Чехия. Они сами отодвигают введение евро, и, скорее всего, так его и не введут, потому что преимущество своей валюты для любой поднимающейся экономики совершенно очевидно.

Если уж говорить о следующей стране, которая после Греции может выйти из еврозоны, то это будет не Португалия, Ирландия или Италия с Испанией, вполне вероятно, что это может быть Германия. Потому что этой стране совершенно не интересно кормить за свой счет всю остальную Европу, а сегодня именно так и происходит. И вот если Германия выйдет из зоны евро, тогда перспективы всей еврозоны и даже всего Евросоюза окажутся под большим вопросом.

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".