Статья
4 Ноября 2008 0:53

День народного единства

<div>4 ноября отмечается День народного единства. Впервые в России этот новый всенародный праздник отмечался 4 ноября 2005 года. Он учрежден в память о событиях 1612 года, когда народное ополчение под предводительством Козьмы Минина и Дмитрия Пожарского освободило Москву от польских интервентов. Исторически этот праздник связан с окончанием Смутного времени в России в XVII веке.</div>
Комментарии экспертов
<p>В последние годы российская власть взяла курс на деполитизацию памятных дат из истории 20 столетия. Она была одновременно великой и трагичной, а поэтому практически каждый праздник за редким исключением не объединял (как, например, День Победы), а разъединял людей. В большинстве случаев происходила мягкая замена идеологического наполнения праздников. Наиболее яркий пример - 12 июня, который из дня, посвященного принятию Декларации независимости России (его противники с горечью спрашивали - "независимости от кого"?) превратился в абстрактный День России вне привязки к его историческому происхождению. В случае с 7 ноября такая простая замена была невозможна - слишком большую пропасть между группами населения породил 1917 год и последовавшие за этим трагические события. Поэтому ставка была сделана на замену 7 ноября праздником 4 ноября с дальним прицелом на то, что последний со временем вытеснит первый в сознании масс. Однако произошла инверсия: сосредоточив внимание на левом электорате, власти "проспали" объединительные процессы в националистических кругах, которые с ходу сделали заявку на "приватизацию" этой даты. Изначально это им почти удалось - в 2006 году, когда в памяти еще были живы события в Кондопоге, казалось, что еще чуть-чуть - и массовых беспорядков не избежать. Однако гора родила мышь, и с тех пор националисты теряют позиции, раздробившись на много течений. Как следствие потеряли они и монополию на этот праздник, де-факто существовавшую у них в 2005-2006 гг. Однако четкому позиционированию 4 ноября мешают разногласия в стане идеологов этого праздника. Одни настаивают на его политической природе, а другие предлагают День народного единства рассматривать как "еще один выходной". Таким отсутствием консенсуса опять может воспользоваться какая-нибудь политическая сила, желающая использовать новый праздник в деструктивных целях. </p>
<p>Мне кажется, что тревога некоторых политологов на счет равнодушия т.н. "простых людей" к новому празднику несколько надуманна. Дело в том, что и 7 ноября, которое любят вспоминать в связи с Днем национального единства, не обязательно воспринималось всеми поголовно в качестве исторического маркера. Конечно, революция для советского обывателя была делом гораздо более близким и понятным, чем освобождение Москвы от поляков для обывателя нынешнего. Но тем не менее, повседневная практика любого праздника - почти всегда одинакова. </p>

<p>Так, например, Новый Год - это просто лишний повод собраться семьей, подвести какие-то итоги, посидеть за салатом "Оливье". Длинные ноябрьские праздники перед ударным предновогодним месяцем, когда на людей работающих сваливается огромное количество забот - чем не причина хоть немного передохнуть, побыть с любимыми и близкими и людьми, прогуляться по парку с ребенком?</p>

<p>Мысль о том, что праздник должен состоять из маршей, парадов, флагов и проч. представляется мне странной. Вообще единение, пониманиемое как единение в толпе - это какое-то не такое единение, которое мне, например, хотелось бы видеть. Куда лучше, честее и правильней единение семейное, домашнее, единение символической традиции самого крепкого и надежного общественного института - семьи.</p>
<p>Праздник непонятен большинству населения. Для большинства «простых россиян» он является всего лишь еще одним выходным днем. Власть по малопонятным причинам не заполнила его никакими официальными государственными мероприятиями, вроде парадов или демонстраций - потому в этот день каждый изощряется кто во что горазд. Прежний праздник, 7 ноября, день Октябрьской революции, воспринимался однозначно – это был день основания государства. На Красной площади происходил военный парад, принимаемый высшим руководством страны. 7 ноября было высшим советским праздником. 4 ноября, хотя и имеет патриотическую коннотацию, подобного смыслового наполнения не имеет. Не ясно, почему надо праздновать именно изгнание поляков из Москвы в 1612 году, а не французов в 1812. Этот день был бесспорным днём «второго рождения» Московской Руси, но нынешняя Россия не является её официальной правопреемницей - потому вопросов здесь больше, чем ответов.  </p>
<p>Отсутствие государства на праздновании 4 ноября порождает борьбу за эту дату со стороны патриотических и националистических организаций. То есть 4 ноября явочным порядком превратился в русский национальный праздник. Каковым он, в сущности, действительно является, поскольку повествует о борьбе русского народа, лишенного государственности в результате падения династии и измены бояр, за свой суверенитет и независимость. И тут нужна, скорее, модернизация государственной идеологии. Если государство станет правопреемником старой России, а не только СССР, если права русского народа в РФ будут признаны, тогда 4 ноября станет полнокровным праздником. </p>
<p>4 ноября влияет на процесс образования российской нации тем, что является точкой сборки для российских правых. Именно в этот день они могут проявлять себя как организованная политическая сила, пусть и разбитая на несколько колонн. Другое дело, что вот уже несколько лет нет движения, нет превращения 4 ноября во что то большее. Правые живут от марша к маршу, в результате чего последний превращается в своего рода день непослушания, когда можно выпустить пар, чтобы забыть о правом движении еще на год – до следующего марша.</p>
<p>Ни один праздник и ни одна традиция празднования не прививались в обществе мгновенно. Даже праздники, кажущиеся нам привычными и естественными, такие, как Новый Год 1 января, входили в обиход постепенно. Но за три года истории Дня народного единства стало ясно, что общество приняло праздник. Он стал важной частью и государственого, и общественного календаря, важной точкой на временной шкале, когда граждане России действительно осознают свои патриотические традиции, свои исторические корни. Таким образом, праздник достаточно распространился, чтобы можно было прогнозировать его дальнейшую успешную судьбу. Он действительно стал важным, актуальным днём для сегодняшней эпохи, тем праздником, который действительно нужен обществу.</p>
<p>В 2005 году, когда праздник был только учреждён, вокруг него сначала возникла некоторая идеологическая и смысловая пустота. Государство отметило его в стиле официального, казённого патриотизма, без ацента на традиционалистские или националистические составляющие. Поэтому день четвёртого ноября был сходу «поднят» радикальными националистическими силами, неполиткорректными и в чём-то даже переходящими в экстремизм.</p>
<p>Но сегодня ситуация значительно изменилась. Если говорить всерьёз, национализм в той или иной степени проработанности и цивилизованности стал общественным мейнстримом. Если судить не по самоназваниям политических и общественных движений, а по сути предлагаемых и проводимых ими решений, «не-националистов» осталось не так уж и много. Может быть, можно вспомнить радикальных либералов или радикальных коммунистов-интернационалистов, но и тех, и других очень мало. Каждая из включённых в этот националистический тренд общественных групп отмечает праздник по-своему. Свои традиции празднования сформировались у умеренных националистов, у православных националистов и у радикальной националистической оппозиции.</p>
<p>Вместе с тем, считать радикалов и экстремистов подлинными выразителями националистической идеологии – грубая ошибка, которую очень часто совершают и СМИ, и общественное мнение. Это вообще методологически неправильно, когда радикальные представители какой-либо общественной тенденции объявляются её наиболее аутентичными выразителями. Например, у нас ДПНИ Белова-Поткина почему-то рассматривают как некий эталон русского национализма, а все остальные движения и варианты идеологии – как разные варианты его смягчения. Но это далеко не так. Экстремисты и радикалы чаще всего сильно уходят в сторону от подлинного смысла любой идеи. В данном случае национализм радикальный является болезнью роста национализма здорового, собирающего гражданское общество и укрепляющего идентичность российской нации. Поэтому, с одной стороны, не следует принимать болезненные явления за норму, с другой стороны – ни в коем случае нельзя, опасаясь этих болезней, препятствовать росту здравой националистической идеологии.</p>
<p>Любые традиции очень медленнно меняются в культуре народа. Не следует забывать, что долгое время нашим главным ноябрьским праздником было всё-таки седьмое ноября. И сегодня эта дата имеет очень большое значение – 7 ноября 2008 года пройдёт парад, в память того знаменитого парада 7 ноября 1941 года, с которого наши солдаты уходили на защиту Москвы. Но с каждым годом всё больше и больше людей воспринимают четвёртое ноября, День народного единства, как свой праздник. Может быть, он ещё не стал общенародным, но есть положительная динамика и в отношении к этому дню, и в приобщении к его празднованию. Потенциал Дня народного единства, на самом деле, очень большой – ведь в этот день мы вспоминаем о событиях, в которых народ России проявил себя единой нацией, возвратил себе страну. Думаю, что через 5 лет праздник окончательно «укоренится» и перестанет восприниматься лишь как «ещё один выходной».</p>
<p>К сожалению, пока ещё не сформировалось единой традиции и общей культуры празднования. В Москве публичные мероприятия проходят явно активнее, чем в регионах. В авангарде празднования – молодёжные движения и православные общественные организации. Православная общественность активно проявляет себя – в Москве пройдут крестные ходы, посвящённые как самому празднику, так и дню Казанской иконы Божией Матери. Но на мой взгляд, в православных мероприятиях участвует всё же недостаточное количество молодёжи. Хотелось бы, конечно, изменения этой ситуации к лучшему. Они, впрочем, уже заметны, но для этого потребуется время. </p>
<p>К сожалению, также в этот день инициативу пытаются перехватить некоторые национал-экстремистские движения, впрямую работующие на «раскачку» внутриполитической ситуации в стране. Таковым движением я считаю, в частности, ДПНИ Белова-Поткина.</p>
<p>Молодёжные движения празднуют этот день по-своему – идёт неформальная конкуренция за лучшее мероприятие и формат празднования. Могу рассказать о некоторых из них. «Наши» вновь проводят акцию «одеяло мира» на Васильевском спуске. «Одеяло мира» символизирует единство народов нашей многонациональной страны. Наше движение проводит митинг-концерт, где мы акцентируем внимание на поддержке русского языка, цементирующего российскую нацию и российскую идентичность. Также мы обратим внимание на ситуацию вокруг финансового кризиса – сейчас нужно сменить приоритеты развития от стремления к обществу потребления и увлечения спекулятивной экономикой к поддержке реального сектора, в том числе, сельского хозяйства. Чтобы выстоять в экономических трудностях, народ должен быть единым – именно поэтому мы говорим о кризисе в День народного единства.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".