Статья
30 Марта 2011 0:55

Дипломатическая вертикаль

<p>Во второй половине марта 2011 года заметно активизировалось движение в кадровой проекции российского внешнеполитического механизма. 21 марта президент РФ Дмитрий Медведев своим указом назначил Михаила Маргелова специальным представителем президента по сотрудничеству со странами Африки. Одновременно Маргелов был освобожден от обязанностей специального представителя президента по Судану. Являвшийся ранее специальным представителем президента по связям с лидерами африканских государств Алексей Васильев покинул упраздненный пост. 22 марта Медведев подписал указ о назначении Замира Кабулова специальным представителем президента по Афганистану. Одновременно Кабулов продолжил занимать позицию директора Второго департамента Азии МИД РФ.<br />
<br />
Серия новых внешнеполитических назначений говорит о том, что Медведев пытается укрепить вертикаль президентской дипломатии. Маргелов и Кабулов пришли на позиции специальных представителей президента. Причем должности спецпредставителя по Афганистану до настоящего времени не существовало. Они подотчеты непосредственно главе государства и де-факто входят в структуру его аппарата. Курируя отношения с Африкой и Афганистаном, спецпредставители будут выполнять, прежде всего, распоряжения президента. Это не отменяет взаимодействия специальных представителей с другими институтами исполнительной власти. Прежде всего, с министерством иностранных дел и аппаратом правительства. Однако преференциальную ответственность они будут нести непосредственно перед Медведевым. Принимая решения о назначении Маргелова и Кабулова, президент РФ следовал американской практике. Там специальные представители, хотя и находятся в двойной подотчетности (президента и государственного секретаря), но чаще всего используются как инструменты президентской дипломатии.<br />
<br />
Формально появление новых спецпредставителей можно связать с желанием Кремля сохранить в обойме активных внешнеполитических игроков ряд статусных фигур. Речь, прежде всего, идет о Маргелове. С 2008 года он занимал должность спецпредставителя президента по Судану. Однако после проведения в Судане референдума особой нужды в сохранении данной позиции не оказалось. Главная проблема данной страны была решена при деятельном участии США. Основную работу от лица администрации Барака Обамы выполнил специальный посланник по Судану Скотт Грейшен, заслуживший лавры одного из наиболее успешных американских переговорщиков. В новом качестве компетенция Маргелова заметно расширена, но своего профиля не изменила. Он перешел с отдельной североафриканской страны на весь африканский трек, став его куратором от лица главы государства.<br />
<br />
Однако подобная интерпретация не работает в случае с Кабуловым, косвенно подтверждая тезис об укреплении президентской вертикали. Кабулов относится к числу кадровых дипломатов. Вся его карьера, начавшаяся ещё в 1977 году, прошла в системе МИД. В настоящее время это один из ведущих отечественных специалистов по Ирану, Афганистану и Пакистану. Причем он уже имел опыт работы в статусе специального представителя, правда, не в рамках президентского аппарата, а по линии МИД. В 2001-2004 годах, занимая пост заместителя директора Третьего департамента Азии МИД РФ, Кабулов одновременно работал специальным представителем министра по Афганистану. Его назначение с большей долей вероятности связано с желанием Кремля и министерства иностранных дел расширить политический и военно-технической диалог с Кабулом. Перспективы активизации российско-афганских контактов наметились в 2010 году. В статусе спецпредставителя президента Кабулов попробует себя роли российского аналога Ричарда Холбрука. Известный американский дипломат с 2009 по 2010 год занимал пост специального представителя президента и государственного секретаря по Афганистану и Пакистану.<br />
<br />
Об ориентированности назначений на запросы главы государства свидетельствует и их идейный подтекст – новые спецпредставители относятся к категории идейно близких к Медведеву деятелей. Их можно охарактеризовать как либералов. В большей степени это касается Маргелова, в меньшей – Кабулова. В системе МИД приоритет отдается технократическому, а не идеологическому подходу. Медведев во внешнеполитической плоскости старается придерживаться либеральной платформы. Оба новых специальных представителя соответствуют его видению формата активности РФ на мировой арене. В этом контексте наиболее благоприятными перспективами располагает Маргелов. Его введение в структуру президентской дипломатии в 2008 году было связано с личными интересами Медведева. Продолжение работы на этом поприще может привести к дальнейшему карьерному росту Маргелова в российском внешнеполитическом механизме. Особенно в случае переизбрания Медведева на второй срок в 2012 году.<br />
<br />
<strong><em>Максим Минаев</em></strong><em>, Центр политической конъюнктуры, специально для Актуальных Комментариев</em></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".