Сказано
20 Марта 2009 14:23

Дмитрий Медведев, президент РФ

Президент РФ Дмитрий Медведев выразил надежду, что после его предстоящей первой встречи с президентом США Бараком Обамой "перезагрузка" в российско-американских отношениях начнет реализовываться на практике.

"Я надеюсь, что тот удивительный термин, а именно "перезагрузка", который появился после встречи министра иностранных дел России Сергея Лаврова с госсекретарем США Хиллари Клинтон и стал гулять практически во всех аналитических комментариях, сможет реально отразить существо тех преобразований, которые мы хотели бы получить", - сказал Медведев, принимая в пятницу в Кремле участников российско-американского общественного форума "Россия - США: взгляд в будущее".

Как подчеркнул президент, "мы рассчитываем на такую "перезагрузку" и надеемся, что она произойдет", передает "Интерфакс".

Низшая точка в российско-американских отношениях пройдена, и Москва ждет серьезных результатов от апрельской встречи президентов Медведева и Обамы. При этом, как отметил замминистра иностранных дел Сергей Рябков, Россия не хочет сотрудничать по вопросу ПРО «в качестве пристяжной лошади» и отвергает какую-либо сделку, увязанную с иранской ядерной программой. Кроме того, Москва не может закрывать глаза на глобальную экспансию НАТО.

«Мы с умеренным оптимизмом смотрим на предстоящий период и ожидаем серьезных результатов от лондонской встречи президентов», – сказал Сергей Рябков, выразив уверенность, что низшая точка непростого периода российско-американских отношений пройдена.

«Перезагрузка, о которой так много говорят, с подачи наших американских партнеров действительно началась. Получается пока неплохо. Хотелось бы верить, что дальнейшее углубление диалога и его интенсификация, конкретизация по направлению взаимодействия позволят нам нарастить позитивное качество двусторонних отношений», – отметил дипломат.

Комментарии экспертов

Что происходит сейчас между Россией и США? Ожидается встреча в верхах. По-моему, сейчас не проходит ни дня, чтобы Россию не посетила какая-то высокопоставленная американская организация. Уже сейчас группа отставных, но все еще очень влиятельных политических фигур (таких, как Генри Киссинджер и Джордж Шульц) проводит встречи с российской политической элитой. В ближайшем будущем ожидается появление здесь бывшего госсекретаря США Джеймса Бейкера. Мощным ходом ведётся переформатирование российско-американских отношений.

Американский тезис в этой ситуации понятен. Ясно, что американцы пытаются выйти из сложной ситуации, в которую они зашли. Им не удалось это сделать на иранском направлении.

В отношениях с Ираном перезагрузки пока явно не происходит, хотя ожидалось именно это, что имено с Ираном начнётся. Но оказалось, что давление израильского лобби на политику США всё-таки настолько сильное, что именно на этом фронте не удаётся. Значит, остаётся Россия, и надо попытаться как-то использовать Россию в игре против Ирана, но одновременно попытаться показать, что есть возможность здесь как-то утвердить американские позиции, установить американское влияние на Россию. Это вполне естественно и понятно.

Сейчас, мне кажется, интереснее смотреть не столько на американские предложения - они уже довольно радикальные, смелые, по крайней мере, если брать доклад группы Хейгла и Харта – очень значительное явление, в частности признание постсоветского пространства в качестве зоны влияния России Если даже Дэниел Фрид (самая антироссийская фигура) заявляет о сотрудничестве, то это, безусловно, свидетельство того, что дела у американцев не очень хороши.

Но мне пока непонятно, что говорит Россия, устами кого она говорит. В данном случае интереснее посмотреть на российскую сторону, какого рода ответные предложения выдвигает она, насколько далеко она готова пойти в сближении с США, насколько она психологически готова отказаться от поиска противовеса США в лице развития взаимоотношений с Китаем, Ираном и т.д., как происходило раньше. Это направление и эта решимость пока неясны.

Мне кажется, сейчас проблема даже не столько в Америке, сколько в нашем собственном переопределении национальных интересов. Насколько я знаю, стратегия национальной безопасности так и не принята. Она должна была быть принята, если я не ошибаюсь, 20 февраля. У России сейчас совершенно новое видение собственных национальных интересов: в чём они заключаются, каковы они, как их формулировать и в каком ключе?

Я сейчас не могу сказать, какой более правильный вариант. Ясно, что должна сохраниться политика невовлечения ни в какие внешние столкновения, в том числе и с Ираном тоже. Но, разумеется, развитие по всем линиям взаимодействия с американцами, наверное, было бы полезно.

Здесь интересно, что говорим мы. А то, что говорят американцы, мне представляется уже ясным. Но насколько далеко зайдет их отступательно-примирительный тренд, насколько далеко зайдёт перезагрузка, зависит от многих факторов (от экономического в частности).

Но я думаю, что у России сейчас есть шанс снизить внешнеполитическое напряжение, использовать снижение внешнеполитического напряжения ради решения каких-то внутренних проблем.

Главное – решение проблемы постсоветского пространства, стабилизации и недопущения здесь событий, которые могут стать угрозой нашей безопасности. Нам надо исключить всякие возможности односторонних действий других сторон на постсоветском пространстве. Я думаю, нашему руководству надо в первую очередь обращать внимание на это, а уже во вторую очередь обращать внимание на такие вопросы, как нераспространение ядерного оружия.

 


© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".