Сказано
34 13 Октября 2008 10:51

Джордж Сорос 

Комментарии экспертов

Слова Сороса – банальность. Если речь идет о дне сегодняшнем. Да, США, их потребление – главный мотор роста мировой экономики. Да этот мотор глохнет. Никто не спорит со вторым, мало кто вслух признает первое (обидно признавать), но никто не оспаривает. А вот что будет завтра? Есть, по крайней мере, три возможности. Первая. Самая пессимистическая. Экономику США и Европы будут и дальше накачивать казенными деньгами – но «доверие» не вернется, ни у потребителей, ни у бизнесменов. Включается мулитипликатор стагнации – стагнация в США, которая передается Бразилии, Мексике, Китаю, Китай заражает остальной мир (включая Россию). США по-прежнему мотор. Только направление движения сменилось – не вверх, а вниз, по синусоиде. Тогда – аналогия с 1929 годом. Ждите вслед за экономическим кризисом социально-политический. Не обязательно такого масштаба (1929 – 1933 – 1939 – 1941 – 1945 и 50 млн. убитых), но на скуку жаловаться не придется. Вторая. Накачка деньгами экономики США и Европы даст эффект, на который рассчитывали. «Доверие» вернется, возобновится экономический рост. Иначе говоря: мировая экономика «села, поела, опять пошла». Пошла тем же темпом и в том же направлении, что раньше, т.е. по кругу. Сам кризис оказался «дутым», «пузырь кризиса лопнул», слегка обрызгав всех: количество не перешло в качество, кризис не изменил в принципе ничего, кроме имен владельцев «Леман бразерс». СТРУКТУРНЫХ перемен в экономике не будет – для этого еще недостаточно паршиво. «Что было, то и будет, и что делалось (на биржах) то и будет делаться». Третья. ПРОРЫВ. Например – технологический. США были в тяжелой ситуации в начале 1970-х, после поражения во Вьетнаме. Их тогда спасла компьютерная революция – благодаря ей они оторвались от Японии, опрокинули тяжелую экономику СССР и т.д. Новая технологическая революция – главная стратегическая ставка США. Для этого там и собраны лучшие мозги мира. И если произойдет новый технологический прорыв (а какой неизвестно – на то он и «прорыв»), то это означает уже не «круг», а новый виток Мировой Спирали. Это – выход для США и для мира. Но какой бы сценарий не реализовался, сегодня Сорос играет на понижение.

Кстати, Нобелевскую премию по экономике получил профессор Принстона Пол Кругман. Сегодня присуждение Нобелевской премии по экономике вызывает – у меня, по крайней мере – улыбку жалости и ужаса одновременно. Не сомневаюсь, что проф. Кругман – умнейший человек и тончайший ученый. Но сомневаюсь, что экономика – более серьезная наука, чем политология, астрология, хиромантия и прочая парапсихология. По крайней мере, нобелевские консультанты, которых слушает правительство США (как и иных стран) а) никогда не могут договориться друг с другом б) не могут дать совет как выйти из кризиса в) прописанные ими лекарства рынок смачно выблевывает назад. Все это дикарю вроде меня не внушает доверия к высокой науке. Но в одном проф. Кругману надо отдать должное – он талантливый популяризатор, публицист и непримиримый враг Буша и его правительства. Последнее, впрочем, самоочевидно – как нет «правой» интеллектуальной элиты (кроме отдельных отщепенцев), так нет профессора Гарварда, Принстона, Беркли или Оксфорда который бы не испытывал личной и корпоративной ненависти к Бушу. А если не демонстрируешь эту ненависть – боюсь не долго ты засидишься в своем кресле … Ненависть к Бушу стала символом веры, путеводной звездой ВСЕХ западных интеллектуалов – ну, примерно, как ненависть к США является путеводной звездой ТВ-интеллектуалов России. Но наши устроились лучше – Америка, в отличие от Буша, никуда не денется. А вот что тогда сплотит высоколобых в США и Европе «после Буша»?

Сорос ещё в 2000 году начал критиковать т.н. рыночных фундаменталистов. Для него рыночные фундаменталисты – это люди, которые считают, что невидимая рука рынка всё настроит и всё отрегулирует. Сорос сказал, что они безумны. Он сказал это как об американцах, так и о наших. О наших даже больше, чем об американцах. Но и об американцах тоже.

Сейчас он критикует министра финансов США Генри Полсона за слишком медленные действия, рыночный фундаментализм и всё прочее.

Медленные действия Полсона – это не столь однозначная штука. Действует ли он медленно, потому что неэффективен, или потому что ему так надо? Мог ли он осуществить эти действия быстрее? Хотел ли? Вполне может быть, что это не его органическая медлительность, а его игра. Что ему не спасать финансы надо, а разруливать ситуацию в интересах тех или иных элитных групп.

Что предлагал Полсон? На деньги налогоплательщиков США спасать жирных банкиров. В ряде разорившихся американских корпораций и банков в ходе разорения топ-менеджерам, доведшим эти организации до разорения, выплачивали так называемые «золотые парашюты» - по 200-400 миллионов долларов.

Вот изначальный стиль решения проблем, в фарватере которого предлагал действовать Полсон. Законодатели не пропустили такие предложения Полсона, скорректировали их, и теперь все берётся под строгий контроль Конгресса и других институтов.

И тем не менее, какие кейсы актуализированы при решении существующей сейчас проблемы мирового финансового кризиса? Кейсов два: национализация и олигархизация. В первом случае зарвавшиеся структуры национализируют (когда все выправят, снова приватизируют, но это когда будет…). Во втором случае олигархов подкармливают из государственной кормушки. Что поддерживает Сорос? Он говорит, что в воскресенье Европа наконец-то поняла серьёзность проблем и начала принимать правильные решения. Что произошло в воскресенье? Оказался частично принят план Саркози, то есть ЕС как целое принял решение о спасении европейских банков. Но по какой модели?

Моделей, повторяю, две. Одна, английская, которую предложил Гордон Браун, – это частичная национализация. Гордон Браун прямо сказал, что не надо бояться социализма. Другая модель олигархическая. Та, на которой продолжает настаивать Генри Полсон.

Непонятно, какую из этих моделей поддерживает Сорос. Я просто хочу подчеркнуть, что все его фразы, знаете ли, какие-то зыбкие. Реально сейчас в борьбе участвуют две силы – с лицом Гордона Брауна и с лицом Полсона. Одна сила говорит, что надо оставить банки частными и больше довериться саморегулированию рынка. А другая подчеркивает, что без масштабных национализаций и, как минимум, госкапитализма из кризиса не выбраться.

Между моделями и предлагающими их силами идет беспощадная борьба. Рассмотрим ситуацию с английскими банками. По поводу Royal Bank of Scotland вопроса вообще нет – его уже частично национализировали. А вот вокруг других трех банков – HBOS, Lloyds, Barclays – идет эта самая острейшая борьба. Банки заявляют, что они не хотят национализации, что они готовы объединяться в пул и сами искать инвесторов. Но из легальных инвесторов, готовых вкладывать такие огромные «спасающие» деньги, на виду лишь китайские, японские, корейские, саудовские государственные фонды.

А теперь поговорим о 700 миллиардах долларов, которые отпущены для спасения финансовой системы США. Во-первых, эти 700 миллиардов долларов – капля в море. По нашим данным, ВВП мира (с учетом его теневой компоненты) составляет примерно 80 триллионов долларов, из них США производят от 16 до 20 триллионов долларов. Совокупный долг США (имеются в виду частные лица, корпорации и государство) составляет на сегодня около 48 миллиардов. Вот теперь уберите триллионы и скажите: что, если вы зарабатываете 18 тысяч долларов в год, а долг у вас 48? Вы как его будете отдавать? Вы половину из своего бюджета сможете изымать, отдавая по 9 тысяч в течение 5,5 лет (не считая процентов)? Мы же не верим, что Америка настолько эластична, что она может вдвое сократить потребление своего населения.

Значит, она начнет брать взаймы у одних и отдавать другим, как это она делала много лет, накопив такой гигантский долг. То есть, по сути, это пирамида или пузырь в духе МММ. В конце этого можно либо объявить банкротство, либо… либо перестрелять кредиторов. У меня есть свое понимание англосаксов. Я считаю, что они не сдаются. Я верю в этом смысле в их дух. И потому полагаю, что у них в планах - либо кинуть кредиторов, либо перестрелять их, а вовсе не сдаться.

Повторю, в чем главная болевая точка проблемы? США выпускают новые казначейские обязательства. Их кто-то должен купить. Кто? Американские граждане их сейчас не купят. Значит, их купит Саудовская Аравия, Корея, Китай, который уже накупил на триллион. Или… или никто. В любом случае, налицо риск того, что покупка очередных траншей этих американских обязательств приведет к контролю саудитов, китайцев и т.д. над ключевыми активами финансовой системы США. Или это, или – крупные национализации. Что выберет Америка и весь Запад? Да и мы тоже?

Повторяю еще раз: либо ключевые государства Запада переходят на, так сказать, полусоциалистическую (ультрагоскапиталистическую) модель, либо они продаются тем, кто их покупает. Этот вопрос будет стоять и перед нами. Нашей золотовалютной подушки хватит максимум на год. А дальше возникнут вопросы – что делать? И вот Сорос говорит: «Ну, наконец-то они в Европе поняли масштаб проблемы и что-то сделали». А что они сделали? Дальше у Сороса такие фразы: «Я никогда не видел и не увижу ничего подобного». Ну, увидел… И что? Увидел - и победил? Увидел – и руками развел?

Началось долгое мировое цунами, которое будет идти нарастающими волнами. Суть его заключается в том, о чём я сказал. А также во многом другом. Например, в том, что мировой ВВП (с учетом теневой части) – 80 триллионов долларов, а дериватов, т.е. вторичных, третичных бумаг и вообще всего этого виртуального финансового мусора произведено больше чем на 500 триллионов долларов. Давайте опять отбросим нули. Вы продукции производите на 80 тысяч рублей в год, а акций в год выпускаете на 500 тысяч.

Вот суть мировой проблемы на сегодня!

Сорос говорит: «На протяжении последних двадцати пяти лет двигателем, толкавшим мировую экономику, был американский потребитель, который тратил больше, чем откладывал, больше, чем он производил. Теперь этот двигатель отключен. Ему пришел конец. Нам нужен новый мотор». Мотор-то нужен, но какой? Новый потребитель? Так по Соросу получается?

А на самом деле вопрос не в смене одного двигателя внутреннего сгорания на другой, а в принципиальном изменении типа двигателя. Был мотор, ну, так скажем, построенный на принципе внутреннего сгорания – а теперь нужен ракетный мотор. Тоже мотор, но другой принцип. Рынок дальше не может быть принципом. Не может быть принципом философия Карла Поппера (а она лежит в основе всего). Философия эта сводится к фразе: «Бойтесь того, кто скажет: «Я знаю, как надо». Мол, мы не знаем, и в принципе не можем знать, во что надо инвестировать, и потому инвестируем во все подряд. Но денег у нас, естественно, чтобы инвестировать во всё подряд, не хватает. Ну, мы и производим деривативы вместо денег. И начинается вышеописанный мухлёж. А потом оказывается, что деривативов произвели слишком много, что кредитная система рушится под завалами деривативного мусора. И все, что можно тут сделать «без дураков», – переходить на «я знаю, как надо». Т.е. на стратегическое управление. Надо сказать: мы знаем, что будет в XXI веке; мы знаем, чего хотим; у нас есть приоритеты; у нас есть нечто типа Госплана; у нас есть главная стратегическая цель; и инвестировать мы будем только под нее, а если мы ошибемся, то будем исправлять ошибки, но не будем говорить, что не знаем, как надо.

Недавно я был на теледебатах с господином Злобиным. Он опять сказал, что надо бояться тех, кто знает, как надо. Повторю еще раз – особенно сейчас (да и всегда!) надо бояться тех, кто не знает, как надо. Да еще и гордится тем, что не знает, как надо. Все эти люди должны быть убраны. И в этом выход из мирового кризиса. Рано или поздно победят те, кто выдвинут стратегических менеджеров, которые знают, как надо, и которые будут не распылять средства куда угодно, а точно знать, что у них 12 приоритетов, и деньги пойдут туда и только туда. Вот это и будет локомотив экономики на завтра.

А Сорос, как всегда, сидит между двух стульев. Он боится сказать об этом, потому что для него это слишком радикально. Он слишком хорошо понимает, что рыночный фундаментализм ведёт к катастрофе. Но мне ближе те, кто хочет не только понимать мир, но и его изменять.

Сорос ещё в 2000 году начал критиковать т.н. рыночных фундаменталистов. Для него рыночные фундаменталисты – это люди, которые считают, что невидимая рука рынка всё настроит и всё отрегулирует. Сорос сказал, что они безумны. Он сказал это как об американцах, так и о наших. О наших даже больше, чем об американцах. Но и об американцах тоже.

Сейчас он критикует министра финансов США Генри Полсона за слишком медленные действия, рыночный фундаментализм и всё прочее.

Медленные действия Полсона – это не столь однозначная штука. Действует ли он медленно, потому что неэффективен, или потому что ему так надо? Мог ли он осуществить эти действия быстрее? Хотел ли? Вполне может быть, что это не его органическая медлительность, а его игра. Что ему не спасать финансы надо, а разруливать ситуацию в интересах тех или иных элитных групп.

Что предлагал Полсон? На деньги налогоплательщиков США спасать жирных банкиров. В ряде разорившихся американских корпораций и банков в ходе разорения топ-менеджерам, доведшим эти организации до разорения, выплачивали так называемые «золотые парашюты» - по 200-400 миллионов долларов.

Вот изначальный стиль решения проблем, в фарватере которого предлагал действовать Полсон. Законодатели не пропустили такие предложения Полсона, скорректировали их, и теперь все берётся под строгий контроль Конгресса и других институтов.

И тем не менее, какие кейсы актуализированы при решении существующей сейчас проблемы мирового финансового кризиса? Кейсов два: национализация и олигархизация. В первом случае зарвавшиеся структуры национализируют (когда все выправят, снова приватизируют, но это когда будет…). Во втором случае олигархов подкармливают из государственной кормушки. Что поддерживает Сорос? Он говорит, что в воскресенье Европа наконец-то поняла серьёзность проблем и начала принимать правильные решения. Что произошло в воскресенье? Оказался частично принят план Саркози, то есть ЕС как целое принял решение о спасении европейских банков. Но по какой модели?

Моделей, повторяю, две. Одна, английская, которую предложил Гордон Браун, – это частичная национализация. Гордон Браун прямо сказал, что не надо бояться социализма. Другая модель олигархическая. Та, на которой продолжает настаивать Генри Полсон.

Непонятно, какую из этих моделей поддерживает Сорос. Я просто хочу подчеркнуть, что все его фразы, знаете ли, какие-то зыбкие. Реально сейчас в борьбе участвуют две силы – с лицом Гордона Брауна и с лицом Полсона. Одна сила говорит, что надо оставить банки частными и больше довериться саморегулированию рынка. А другая подчеркивает, что без масштабных национализаций и, как минимум, госкапитализма из кризиса не выбраться.

Между моделями и предлагающими их силами идет беспощадная борьба. Рассмотрим ситуацию с английскими банками. По поводу Royal Bank of Scotland вопроса вообще нет – его уже частично национализировали. А вот вокруг других трех банков – HBOS, Lloyds, Barclays – идет эта самая острейшая борьба. Банки заявляют, что они не хотят национализации, что они готовы объединяться в пул и сами искать инвесторов. Но из легальных инвесторов, готовых вкладывать такие огромные «спасающие» деньги, на виду лишь китайские, японские, корейские, саудовские государственные фонды.

А теперь поговорим о 700 миллиардах долларов, которые отпущены для спасения финансовой системы США. Во-первых, эти 700 миллиардов долларов – капля в море. По нашим данным, ВВП мира (с учетом его теневой компоненты) составляет примерно 80 триллионов долларов, из них США производят от 16 до 20 триллионов долларов. Совокупный долг США (имеются в виду частные лица, корпорации и государство) составляет на сегодня около 48 миллиардов. Вот теперь уберите триллионы и скажите: что, если вы зарабатываете 18 тысяч долларов в год, а долг у вас 48? Вы как его будете отдавать? Вы половину из своего бюджета сможете изымать, отдавая по 9 тысяч в течение 5,5 лет (не считая процентов)? Мы же не верим, что Америка настолько эластична, что она может вдвое сократить потребление своего населения.

Значит, она начнет брать взаймы у одних и отдавать другим, как это она делала много лет, накопив такой гигантский долг. То есть, по сути, это пирамида или пузырь в духе МММ. В конце этого можно либо объявить банкротство, либо… либо перестрелять кредиторов. У меня есть свое понимание англосаксов. Я считаю, что они не сдаются. Я верю в этом смысле в их дух. И потому полагаю, что у них в планах - либо кинуть кредиторов, либо перестрелять их, а вовсе не сдаться.

Повторю, в чем главная болевая точка проблемы? США выпускают новые казначейские обязательства. Их кто-то должен купить. Кто? Американские граждане их сейчас не купят. Значит, их купит Саудовская Аравия, Корея, Китай, который уже накупил на триллион. Или… или никто. В любом случае, налицо риск того, что покупка очередных траншей этих американских обязательств приведет к контролю саудитов, китайцев и т.д. над ключевыми активами финансовой системы США. Или это, или – крупные национализации. Что выберет Америка и весь Запад? Да и мы тоже?

Повторяю еще раз: либо ключевые государства Запада переходят на, так сказать, полусоциалистическую (ультрагоскапиталистическую) модель, либо они продаются тем, кто их покупает. Этот вопрос будет стоять и перед нами. Нашей золотовалютной подушки хватит максимум на год. А дальше возникнут вопросы – что делать? И вот Сорос говорит: «Ну, наконец-то они в Европе поняли масштаб проблемы и что-то сделали». А что они сделали? Дальше у Сороса такие фразы: «Я никогда не видел и не увижу ничего подобного». Ну, увидел… И что? Увидел - и победил? Увидел – и руками развел?

Началось долгое мировое цунами, которое будет идти нарастающими волнами. Суть его заключается в том, о чём я сказал. А также во многом другом. Например, в том, что мировой ВВП (с учетом теневой части) – 80 триллионов долларов, а дериватов, т.е. вторичных, третичных бумаг и вообще всего этого виртуального финансового мусора произведено больше чем на 500 триллионов долларов. Давайте опять отбросим нули. Вы продукции производите на 80 тысяч рублей в год, а акций в год выпускаете на 500 тысяч.

Вот суть мировой проблемы на сегодня!

Сорос говорит: «На протяжении последних двадцати пяти лет двигателем, толкавшим мировую экономику, был американский потребитель, который тратил больше, чем откладывал, больше, чем он производил. Теперь этот двигатель отключен. Ему пришел конец. Нам нужен новый мотор». Мотор-то нужен, но какой? Новый потребитель? Так по Соросу получается?

А на самом деле вопрос не в смене одного двигателя внутреннего сгорания на другой, а в принципиальном изменении типа двигателя. Был мотор, ну, так скажем, построенный на принципе внутреннего сгорания – а теперь нужен ракетный мотор. Тоже мотор, но другой принцип. Рынок дальше не может быть принципом. Не может быть принципом философия Карла Поппера (а она лежит в основе всего). Философия эта сводится к фразе: «Бойтесь того, кто скажет: «Я знаю, как надо». Мол, мы не знаем, и в принципе не можем знать, во что надо инвестировать, и потому инвестируем во все подряд. Но денег у нас, естественно, чтобы инвестировать во всё подряд, не хватает. Ну, мы и производим деривативы вместо денег. И начинается вышеописанный мухлёж. А потом оказывается, что деривативов произвели слишком много, что кредитная система рушится под завалами деривативного мусора. И все, что можно тут сделать «без дураков», – переходить на «я знаю, как надо». Т.е. на стратегическое управление. Надо сказать: мы знаем, что будет в XXI веке; мы знаем, чего хотим; у нас есть приоритеты; у нас есть нечто типа Госплана; у нас есть главная стратегическая цель; и инвестировать мы будем только под нее, а если мы ошибемся, то будем исправлять ошибки, но не будем говорить, что не знаем, как надо.

Недавно я был на теледебатах с господином Злобиным. Он опять сказал, что надо бояться тех, кто знает, как надо. Повторю еще раз – особенно сейчас (да и всегда!) надо бояться тех, кто не знает, как надо. Да еще и гордится тем, что не знает, как надо. Все эти люди должны быть убраны. И в этом выход из мирового кризиса. Рано или поздно победят те, кто выдвинут стратегических менеджеров, которые знают, как надо, и которые будут не распылять средства куда угодно, а точно знать, что у них 12 приоритетов, и деньги пойдут туда и только туда. Вот это и будет локомотив экономики на завтра.

А Сорос, как всегда, сидит между двух стульев. Он боится сказать об этом, потому что для него это слишком радикально. Он слишком хорошо понимает, что рыночный фундаментализм ведёт к катастрофе. Но мне ближе те, кто хочет не только понимать мир, но и его изменять.

Сорос ещё в 2000 году начал критиковать т.н. рыночных фундаменталистов. Для него рыночные фундаменталисты – это люди, которые считают, что невидимая рука рынка всё настроит и всё отрегулирует. Сорос сказал, что они безумны. Он сказал это как об американцах, так и о наших. О наших даже больше, чем об американцах. Но и об американцах тоже.

Сейчас он критикует министра финансов США Генри Полсона за слишком медленные действия, рыночный фундаментализм и всё прочее.

Медленные действия Полсона – это не столь однозначная штука. Действует ли он медленно, потому что неэффективен, или потому что ему так надо? Мог ли он осуществить эти действия быстрее? Хотел ли? Вполне может быть, что это не его органическая медлительность, а его игра. Что ему не спасать финансы надо, а разруливать ситуацию в интересах тех или иных элитных групп.

Что предлагал Полсон? На деньги налогоплательщиков США спасать жирных банкиров. В ряде разорившихся американских корпораций и банков в ходе разорения топ-менеджерам, доведшим эти организации до разорения, выплачивали так называемые «золотые парашюты» - по 200-400 миллионов долларов.

Вот изначальный стиль решения проблем, в фарватере которого предлагал действовать Полсон. Законодатели не пропустили такие предложения Полсона, скорректировали их, и теперь все берётся под строгий контроль Конгресса и других институтов.

И тем не менее, какие кейсы актуализированы при решении существующей сейчас проблемы мирового финансового кризиса? Кейсов два: национализация и олигархизация. В первом случае зарвавшиеся структуры национализируют (когда все выправят, снова приватизируют, но это когда будет…). Во втором случае олигархов подкармливают из государственной кормушки. Что поддерживает Сорос? Он говорит, что в воскресенье Европа наконец-то поняла серьёзность проблем и начала принимать правильные решения. Что произошло в воскресенье? Оказался частично принят план Саркози, то есть ЕС как целое принял решение о спасении европейских банков. Но по какой модели?

Моделей, повторяю, две. Одна, английская, которую предложил Гордон Браун, – это частичная национализация. Гордон Браун прямо сказал, что не надо бояться социализма. Другая модель олигархическая. Та, на которой продолжает настаивать Генри Полсон.

Непонятно, какую из этих моделей поддерживает Сорос. Я просто хочу подчеркнуть, что все его фразы, знаете ли, какие-то зыбкие. Реально сейчас в борьбе участвуют две силы – с лицом Гордона Брауна и с лицом Полсона. Одна сила говорит, что надо оставить банки частными и больше довериться саморегулированию рынка. А другая подчеркивает, что без масштабных национализаций и, как минимум, госкапитализма из кризиса не выбраться.

Между моделями и предлагающими их силами идет беспощадная борьба. Рассмотрим ситуацию с английскими банками. По поводу Royal Bank of Scotland вопроса вообще нет – его уже частично национализировали. А вот вокруг других трех банков – HBOS, Lloyds, Barclays – идет эта самая острейшая борьба. Банки заявляют, что они не хотят национализации, что они готовы объединяться в пул и сами искать инвесторов. Но из легальных инвесторов, готовых вкладывать такие огромные «спасающие» деньги, на виду лишь китайские, японские, корейские, саудовские государственные фонды.

А теперь поговорим о 700 миллиардах долларов, которые отпущены для спасения финансовой системы США. Во-первых, эти 700 миллиардов долларов – капля в море. По нашим данным, ВВП мира (с учетом его теневой компоненты) составляет примерно 80 триллионов долларов, из них США производят от 16 до 20 триллионов долларов. Совокупный долг США (имеются в виду частные лица, корпорации и государство) составляет на сегодня около 48 миллиардов. Вот теперь уберите триллионы и скажите: что, если вы зарабатываете 18 тысяч долларов в год, а долг у вас 48? Вы как его будете отдавать? Вы половину из своего бюджета сможете изымать, отдавая по 9 тысяч в течение 5,5 лет (не считая процентов)? Мы же не верим, что Америка настолько эластична, что она может вдвое сократить потребление своего населения.

Значит, она начнет брать взаймы у одних и отдавать другим, как это она делала много лет, накопив такой гигантский долг. То есть, по сути, это пирамида или пузырь в духе МММ. В конце этого можно либо объявить банкротство, либо… либо перестрелять кредиторов. У меня есть свое понимание англосаксов. Я считаю, что они не сдаются. Я верю в этом смысле в их дух. И потому полагаю, что у них в планах - либо кинуть кредиторов, либо перестрелять их, а вовсе не сдаться.

Повторю, в чем главная болевая точка проблемы? США выпускают новые казначейские обязательства. Их кто-то должен купить. Кто? Американские граждане их сейчас не купят. Значит, их купит Саудовская Аравия, Корея, Китай, который уже накупил на триллион. Или… или никто. В любом случае, налицо риск того, что покупка очередных траншей этих американских обязательств приведет к контролю саудитов, китайцев и т.д. над ключевыми активами финансовой системы США. Или это, или – крупные национализации. Что выберет Америка и весь Запад? Да и мы тоже?

Повторяю еще раз: либо ключевые государства Запада переходят на, так сказать, полусоциалистическую (ультрагоскапиталистическую) модель, либо они продаются тем, кто их покупает. Этот вопрос будет стоять и перед нами. Нашей золотовалютной подушки хватит максимум на год. А дальше возникнут вопросы – что делать? И вот Сорос говорит: «Ну, наконец-то они в Европе поняли масштаб проблемы и что-то сделали». А что они сделали? Дальше у Сороса такие фразы: «Я никогда не видел и не увижу ничего подобного». Ну, увидел… И что? Увидел - и победил? Увидел – и руками развел?

Началось долгое мировое цунами, которое будет идти нарастающими волнами. Суть его заключается в том, о чём я сказал. А также во многом другом. Например, в том, что мировой ВВП (с учетом теневой части) – 80 триллионов долларов, а дериватов, т.е. вторичных, третичных бумаг и вообще всего этого виртуального финансового мусора произведено больше чем на 500 триллионов долларов. Давайте опять отбросим нули. Вы продукции производите на 80 тысяч рублей в год, а акций в год выпускаете на 500 тысяч.

Вот суть мировой проблемы на сегодня!

Сорос говорит: «На протяжении последних двадцати пяти лет двигателем, толкавшим мировую экономику, был американский потребитель, который тратил больше, чем откладывал, больше, чем он производил. Теперь этот двигатель отключен. Ему пришел конец. Нам нужен новый мотор». Мотор-то нужен, но какой? Новый потребитель? Так по Соросу получается?

А на самом деле вопрос не в смене одного двигателя внутреннего сгорания на другой, а в принципиальном изменении типа двигателя. Был мотор, ну, так скажем, построенный на принципе внутреннего сгорания – а теперь нужен ракетный мотор. Тоже мотор, но другой принцип. Рынок дальше не может быть принципом. Не может быть принципом философия Карла Поппера (а она лежит в основе всего). Философия эта сводится к фразе: «Бойтесь того, кто скажет: «Я знаю, как надо». Мол, мы не знаем, и в принципе не можем знать, во что надо инвестировать, и потому инвестируем во все подряд. Но денег у нас, естественно, чтобы инвестировать во всё подряд, не хватает. Ну, мы и производим деривативы вместо денег. И начинается вышеописанный мухлёж. А потом оказывается, что деривативов произвели слишком много, что кредитная система рушится под завалами деривативного мусора. И все, что можно тут сделать «без дураков», – переходить на «я знаю, как надо». Т.е. на стратегическое управление. Надо сказать: мы знаем, что будет в XXI веке; мы знаем, чего хотим; у нас есть приоритеты; у нас есть нечто типа Госплана; у нас есть главная стратегическая цель; и инвестировать мы будем только под нее, а если мы ошибемся, то будем исправлять ошибки, но не будем говорить, что не знаем, как надо.

Недавно я был на теледебатах с господином Злобиным. Он опять сказал, что надо бояться тех, кто знает, как надо. Повторю еще раз – особенно сейчас (да и всегда!) надо бояться тех, кто не знает, как надо. Да еще и гордится тем, что не знает, как надо. Все эти люди должны быть убраны. И в этом выход из мирового кризиса. Рано или поздно победят те, кто выдвинут стратегических менеджеров, которые знают, как надо, и которые будут не распылять средства куда угодно, а точно знать, что у них 12 приоритетов, и деньги пойдут туда и только туда. Вот это и будет локомотив экономики на завтра.

А Сорос, как всегда, сидит между двух стульев. Он боится сказать об этом, потому что для него это слишком радикально. Он слишком хорошо понимает, что рыночный фундаментализм ведёт к катастрофе. Но мне ближе те, кто хочет не только понимать мир, но и его изменять.


© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".