Статья
12 Марта 2012 23:11

Игра без сильных кандидатов

<p>В начале марта 2012 года заметно активизировались политические процессы в Соединенных Штатах. 6 марта в рамках предварительных выборов в Республиканской партии («Великой старой партии» - GOP) состоялся так называемый «супервторник». Убедительную победу по его итогам одержал бывший губернатор штата Массачусетс Митт Ромни. Он заручился поддержкой сразу шести штатов. Вторую строчку занял бывший сенатор от штата Пенсильвания Рик Санторум.</p>
<p>Его поддержало три штата. В общем зачете Ромни идет на первом месте. Он смог одержать победу в 14 штатах. После «супервторника» на второе место вышел Санторум. У него есть поддержка 7 штатов. Третью позицию занимает бывший спикер Палаты представителей Конгресса США Ньют Гингрич. Вотум его доверия ограничивается двумя штатами. В то же время по числу набранных голосов республиканских делегатов Гингрич продолжает опережать Санторума.</p>
<p>Предварительные выборы в Республиканской партии представляют собой игру без сильных кандидатов. Формально наиболее респектабельным выдвиженцем от GOP выступает Ромни. Но нужно учитывать, что он мормон. А в истории США ещё не было прецедентов, чтобы представитель данной религиозной группы занимал президентский пост. Кроме того важно учитывать, что к мормонам традиционно сдержанно относятся представители многочисленных протестантских общин страны. А именно они составляют значительное число традиционного электората GOP. Против Ромни играет и его опыт участия в президентских гонках. Он уже баллотировался на единую номинацию от партии на пост президента в 2008 году и потерпел поражение. Бывшего губернатора опередил тогда отнюдь не самый сильный кандидат Джон Маккейн. В текущих реалиях проба сил прошлых выборов выступает свидетельством ограниченности субъектного потенциала Ромни. Если он не смог в своё время переиграть Маккейна, то ему вряд ли по силам справиться с Бараком Обамой. Тем более что кандидат от Демократической партии будет выступать в статусе не простого кандидата, а действующего президента.</p>
<p>Преследователи главного выдвиженца от GOP также не могут похвастать какими-то особыми качествами. Вне всякого сомнения, Санторум выглядит наиболее адекватным оппонентом Обамы. Он молод (особенно по сравнению с другими партийными ставленниками), имеет солидный опыт работы на Капитолии. Для «Великой старой партии» бывший сенатор – главное новое лицо. В аналогичном качестве выступал для демократов в 2007-2008 годах и Обама, практически не имевший опыта работы на федеральном уровне. Но, несмотря на это, верхи GOP не спешат делать окончательный выбор в пользу Санторума. В понимании республиканского истеблишмента он слишком легковесный политик. В свою очередь, Ньют Гингрич – игрок «вчерашнего дня». Пик его карьеры пришелся на середину-вторую половину 1990-х годов, когда он с переменным успехом вёл политическую борьбу с находившейся тогда у власти администрацией Билла Клинтона.</p>
<p>В такой ситуации у Обамы сохраняются относительно неплохие шансы на переизбрание. Пока в личной гонке он уступает Ромни. Но нужно учитывать, что на президента уже сейчас работает не только вся партийная машина, но и административный ресурс. Учитывая содержательность проведенных Обамой социально-экономических реформ, ему вполне по силам догнать и перегнать претендента от GOP. Во многом за счет консолидации профильного электората и большей части инертных избирателей центра.</p>
<p>К тому же бывший губернатор Массачусетса в сугубо личном плане уступает действующем главе государства. Например, он намного старше Обамы. По российским меркам возраст республиканского кандидата (1947 г.р.) позволяет причислить его к ветеранам. Даже при учете того, что с осени на Ромни будет работать вся система «Великой старой партии», ему вряд ли удастся заметно улучшить свои личные имиджевые показатели. А они будут иметь едва ли не решающее значение в ходе телевизионных дебатов (решающий акт борьбы за центр), когда на первый план выйдут именно персональные достоинства участников гонки.</p>
<p>Вне зависимости от результатов кампании 2012 года, подход США к России вряд ли изменится. Как находящиеся у власти демократы, так и пребывающие в оппозиции республиканцы стараются придерживаться прагматичного подхода. Он подразумевает развитие отношений с Москвой только по тем направлениям, которые выгодны Вашингтону. Например, в области сокращения ядерных вооружений и проведения военной операции в Афганистане. По всем остальным темам американская элита оставляет за собой право оставлять мнение РФ без внимания. Так, любое правительство США будет продолжать развитие системы ПРО в Европе. Не откажется Белый дом и от нового расширения НАТО, а также наращивания военного влияния на постсоветском пространстве.</p>
<p>На этом фоне идея Кремля об американском следе в действиях оппозиции дает очевидный сбой. Протестная активность оппозиционных сил после избрания Путина на третий срок явно пошла на убыль. Вместо действий по «украинской схеме» они ограничились двумя достаточно скромными митингами. В свою очередь посол США в РФ Майкл Макфол, которого проправительственные СМИ называли едва ли не главным идеологом бархатных революций, свёл свою деятельность после президентского голосования к заявлениям в сети Интернет. Нужно понимать, что если бы у оппозиции была финансовая поддержка со стороны Соединенных Штатов, она постаралась бы инициировать затяжную акцию протеста по примеру киевского Майдана. А Макфол вел бы теневую работу, как с оппозицией, так и с рядом групп правящей элиты, а не писал бы в системе Twitter. Безусловно, США как единственная сверхдержава оказывают прямое или косвенное влияние на российскую политическую жизнь. У Америки есть интересы во всех странах и регионах мира, включая пространство бывшего Советского Союза. И в её силах стимулировать деятельность оппозиции любого из международных субъектов в выгодном для себя ключе. Но значение этого фактора преувеличивать не стоит. Если уж Вашингтон не смог полноценно вмешаться в политические реалии России в 1990-е годы, то он вряд ли сможет сделать это в текущей ситуации.</p>
<p>В то же время в разыгрывании правящей элитой РФ фактора «американской руки» в ходе кампании 2012 года нет ничего необычного. К практике подобного рода активно прибегают и в США. Показательным примером здесь может стать избирательная гонка 1988 года. Противостояние между США и СССР к тому времени шло к концу. И Америка выходила из него неоспоримым триумфатором. Тем не менее, республиканцы, продвигавшие преемника Рональда Рейгана, Джорджа Буша-ст., сделали основной акцент в своей избирательной кампании на обыгрывание проблемы «холодной войны». Они указывали на то, что демократический кандидат Майкл Дукакис в силу собственной мягкости и отсутствия соответствующего опыта не сможет правильно вести международные дела и, как следствие, Соединенные Штаты рискуют утратить завоеванные в 1980-е годы позиции под давлением Советского Союза. Несмотря на очевидную тенденциозность подобной линии и её отрыв от реальности, она дала нужные результаты. Буш-ст. одержал уверенную победу, а сама гонка получила название последней избирательной кампании времен «холодной войны».</p>
<p><strong>Максим МИНАЕВ<br />
</strong></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".