Комментарий
1601 5 Августа 2020 15:23

Как усиливается «альтернативная реальность» в минских переговорах

Олег Игнатов политологОлег Игнатов

Олег Игнатов
политологОлег Игнатов
Первый замглавы делегации Украины в Контактной группе Алексей Резников опубликовал колонку на сайте Atlantic Council «From Russian war to European opportunity: Reinventing eastern Ukraine’s Donbas region». («От российской войны к европейской возможности: переизобретая восточно-украинский регион Донбаса»).

В статье де-факто главный украинский переговорщик в Минске в общих чертах рассказал о разработке «новой экономической стратегии» для Донбасса, которую Киев планирует имплементировать на подконтрольных территориях.

По словам Резникова, «этот подход, возможно, лучше всего описать как украинский подход к понятию „особый статус“ для региона с целью трансформации инвестиционного климата и реализации новой экономической модели на региональном уровне». По сути, этот текст более подробно раскрывает идею свободной экономической зоны, о которой недавно говорил полпред Украины в Минске Леонид Кравчук.

В конце текста Резников особенно подчеркивает неприемлемость российской интерпретации особого статуса Донбасса. «Вместо того чтобы помогать в урегулировании конфликта, подход Москвы специально разработан для ускорения распада Украины. Чем раньше эта тупиковая модель будет отброшена, тем лучше. Прочный мир может быть достигнут только путем создания более светлого будущего для людей восточной Украины, которое подрывает способность России дестабилизировать украинское общество», — пишет он.

Одним из составляющих успеха любых переговоров об урегулировании конфликта является тот факт, что стороны говорят или, по крайней мере, стремятся говорить на одном языке. Например, допустимо использовать одни и те же слова, но вкладывать в них разных смысл. Это уже первый шаг к поиску компромисса.

Но когда стороны сознательно используют разные «словари» и противопоставляют их друг другу — это свидетельство глубокой пропасти между переговорщиками. В такой ситуации рассчитывать на достижение компромисса наивно.

Ровно та же самая коллизия происходит в донбасском конфликте. У России и непризнанных республик есть жесткий словарь, которые базируется на формулировках Минских соглашений. Этот «словарь» окончательно сформирован вторыми Минскими соглашениями и с тех пор не менялся. Полномочий отдельных районов Донецкой и Луганской областей зафиксированы в примечаниях к пункту 11 минского Комплекса мер. Эти полномочия и составляют то значение, которое Москва и Донецк/Луганск вкладывают в термин «особый статус».

В свою очередь, Украина, у которой есть своя позиция, отрицает сам язык, на котором говорит противоположная сторона. Вместо этого, Киев создает альтернативную реальность (альтернативную «языку» Минских соглашений) и закрепляет эту реальность в украинском общественном мнении и среди западных партнеров. Эта стратегия, однако, уводит дискуссию от решения проблемы к спору о словах, а значит, еще больше усиливает разногласия и усталость от мало результативной дискуссии.

Идеи Резникова понятны с точки зрения той позиции, которую занимает Украина в конфликте, и рациональны. Если Киев не устраивают навязанные Минскими соглашениями условия интеграции Донбасса, разумно сделать ставку на ту часть Донбасса, которая подконтрольна украинским властям.

В таком случае можно попытаться превратить подконтрольные территории в привлекательную витрину для жителей неподконтрольных, поставить Россию перед необходимостью тратить еще больше ресурсов на поддержку Донбасса или даже породить сомнения относительно текущей модели функционирования республик.

Однако опять-таки, нужно понимать, что это не сближает стороны, а лишь усиливает конкуренцию между ними, в краткосрочной перспективе — как минимум в информационном поле. Кроме того, разумеется, такой подход читается и Россией, и непризнанными республиками как то, что Украина принципиально не собирается пользоваться тем языком, которым пользуется противоположная сторона, то есть идти на компромисс.

В дополнении к этому присоединение на этой неделе к Контактной группе 87-летнего первого премьера Украины Витольда Фокина лишь усиливает у Кремля и республик представление о том, что Киев продолжить работать на усиление собственной альтернативной реальности. Найти точки соприкосновения даже никто не пытается.

В этих условиях сторонам остается рассчитывать только на то, что будет работать перемирие и будут решены хоть какие-то вопросы в гуманитарной сфере. Что касается повестки саммита лидеров в «нормандском формате», то, учитывая разные языки, которые используют участники переговоров, трудности в ее согласовании очевидны, как высоки и сомнения относительно перспектив проведения самого саммита.

Олег Игнатов, эксперт Центра политической конъюнктуры

Источник
Комментарии для сайта Cackle
© 2008 - 2020 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".