Статья
13 Октября 2010 8:06

Калининград: там, где танцует лес

<p>Об окутанных тайнами обширных подземельях города, его древних сооружениях, о протекающей через город реке, воды которой могут одновременно двигаться вверх, вниз и оставаться на месте.</p>
Комментарии экспертов
<p>Как можно освоить определенную территорию? Нужно обозначить на ней собственное присутствие: в Сибирь едет Ермак с казаками; на непреступый пик водружается национальный флаг. Однако наличие армии, полиции, почты — не есть еще освоение. Новая земля должна обрасти различного рода текстами. Это и географические карты (как региональные, так и национальные, с включением нового субъекта), и законодательные акты, и дорожные знаки, и краеведческая литература, и сборники фольклера. Детская книга про Калининград относится как раз к последним двум типам присваивающего письма.</p>
<p>Очевидность принадлежности Калининградской области к России часто ставится под сомнение. Этому способствует как история Восточной Пруссии, так и географическое положение российского анклава. Сомнение это возникает как за рубежом, так и в самой России. Например, у пытливого ребенка положение Калиниграда на карте не может не вызвать удивления. В такой ситуации просто необходимо создавать образ русского Калининграда, причем не обязательно стирая память о немецком Кенигсберге.</p>
<p>Аляска немыслима как неамериканская территория не столько из-за одинаковых законов с Большой землей, сколько благодаря образам, созданным Джеком Лондоном. Книга «Калиниград. Там, где качается лес», конечно, не рисует нам образ неукротимых калининградцев с несгибаемой волей к жизни. Издание, скорее, выполняет функцию вписывания Калининграда в общероссийский контекст.</p>
<p>Как и у всякого русского города у Калининграда есть свои легенды и мифы (подземный город, созданный немцами во время войны), свои праздники (день молока). Здесь живут такие же мальчишки и девчонки как в Рязани, Омске и Москве. Они играют в те же игры, читают те же сказки, говорят на том же языке.</p>
<p>Даже типично немецкие персонажи становятся обрусевшими, близкими, понятными: Иммануил Кант, например, не бьется над антиномиями чистого разума, а придумывает загадку о семи городских мостах. И даже городские районы бывшего прусского города обрастают русской историей: «Рядом с островом Канта, прямо посреди города есть... деревня. Называется она Рыбная. Такое имя ей дали потому, что в старые времена там жили богатые купцы, которые продавали рыбу» (с. 16). Сразу представляются деловые бородатые мужики в меховых шапках, бьющие об заклад над подвозами с килькой. Да и те мосты, по которым гулял философ Кант имеют совсем не германские названия: Медовый, Зеленый, Рабочий...</p>
<p>Насекомые в янтаре, песчаные косы, балтийские волны и танцующий лес — все это становится благодаря детской книге таким близким, знакомым, родным, что невозможно помыслить, что когда-то на этой земле звучала немецкая речь.</p>
<p> </p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".