Статья
4 Апреля 2011 0:01

Казахстан выбрал президента

Казахстан выбрал президента
Фото: Shutterstock

Действующий президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, по предварительным данным, победил на состоявшихся 3 апреля выборах главы государства, сообщает ЦИК республики.

«К настоящему моменту голоса избирателей распределились следующим образом - за Жамбыла Ахметбекова проголосовали 1,4%, за Мэлса Елеусизова - 1,2%, за Гани Касымова - 1,9%, за Нурсултана Назарбаева - 95,5%», - сообщил предварительные данные Центральной избирательной комиссии председатель ЦИК Куандык Турганкулов журналистам в понедельник в Астане.

Он подчеркнул, что «это не окончательные, а предварительные итоги голосования, так как протоколы территориальных избирательных комиссий к нам только стали поступать, на что выборным законодательством отводится двухдневный срок». «По мере поступления протоколов мы будем уточнять данные, как по явке, так и по результатам голосования», - сказал председатель ЦИК.

«Что касается окончательных итогов состоявшихся 3 апреля текущего года внеочередных выборов президента Казахстана, то, согласно избирательному законодательству, Центральная избирательная комиссия должна установить их на основании протоколов избирательных комиссий не позднее чем в семидневный срок после выборов, то есть не позднее 9 апреля 2011 года», - сообщил Куандык Турганкулов. 

C победой на президентских выборах Нурсултана Назарбаева поздравил президент РФ Дмитрий Медведев. 

Как сообщает пресс-служба главы государства, президент России позвонил Назарбаеву и передал «сердечные поздравления с успешно проведенными выборами и, судя по поступающей информации, более чем убедительной победой на них Назарбаева». 

В свою очередь, Назарбаев выразил искреннюю признательность за теплые поздравления и добрые пожелания.

Нурсултан Назарбаев назвал историческими прошедшие в минувшее воскресенье в республике досрочные президентские выборы.

«Мы всему миру еще раз доказали демократичность нашего общества, наши достижения», - сказал Назарбаев в ночь на понедельник в ходе посещения своего предвыборного общественного штаба в Астане.

По его словам, в эти дни к республике было приковано внимание всего мира.

«Выборы эти были открытыми, честными. Правоохранительные органы следили за законностью. Всем кандидатам в президенты были даны равные права, доступ к средствам массовой информации, возможность во всех областях, районах, городах, селах выступать со своими программами, со своими идеями», - сказал Нурсултан Назарбаев.

Он подчеркнул, что наблюдать за выборами в Казахстан прибыли 1059 иностранных наблюдателей, 200 иностранных журналистов, которым «была дана возможность беспрепятственно участвовать во всем процессе голосования, следить за выборами».

«И сейчас экзит-поллы, которые были проведены, показали, что казахстанский народ опять поддержал мой курс на реформы, на модернизацию общества, на подъем благополучия казахстанцев, каждого казахстанца, каждой семьи, каждого человека. (...) При этом победил я как кандидат, но я считаю, что победила вся страна, весь Казахстан. Потому что вы дали мне карт-бланш на продолжение курса экономических, политических и социальных реформ, которые мы собираемся проводить дальше», - сказал Назарбаев.

Он поблагодарил за доверие казахстанцев, а также свой предвыборный общественный штаб, «Демократический союз-2020».

«Благодарю участников штаба, своих дорогих соратников, друзей, с которыми я вместе шел все эти 20 лет нашей независимости. Понятно, что на выборах побеждают не в день выборов, а побеждают намного раньше - делами. Значит то, что мы делали все эти 20 лет, не прошло даром. Это оценка, экзамен, который мы сейчас выдержали. Я благодарю всех доверенных лиц, а их 29 тысяч. Я благодарю 88 тысяч волонтеров. Особая моя благодарность - нашей молодежи, которая проявила очень большую активность и поддержала мой курс, меня лично», - отметил Назарбаев.

«Я благодарен всем, кто сегодня пришел на выборы, показал сплоченность нашего народа. Все наши достижения стали возможными в результате нашего единства, нашей дружбы в многонациональном Казахстане, уважения прав и свобод каждого человека. И средства массовой информации, и все регионы были предоставлены всем кандидатам. Я благодарен и другим кандидатам, которые высказали свои идеи. И там есть замечательные предложения, которые мы должны взять на вооружение. Я еще раз хочу поблагодарить всех казахстанцев, всех моих соратников, друзей, с которыми я работал вместе, и пожелать всем нам крепкого здоровья, чтобы осуществить все поставленные перед нами задачи. Я хочу пожелать счастья и благополучия каждому дому, каждому гражданину нашей страны», - сказал казахстанский лидер.

По данным ЦИК, на выборах президента Казахстана проголосовало 89,9% граждан республики, имеющих право голоса. В частности, явка избирателей в Астане составила 69,1%, в Алма-Ате - 68,5%. В большинстве регионов страны явка превысила 90%.

По данным еxit-poll, который проводила Ассоциация социологов и политологов (АСиП), Нурсултан Назарбаев на президентских выборах 3 апреля получил голоса 94,82% избирателей, по exit-poll Института демократии - 95,1%, Фонда стратегических разработок - 95,57%.

Советник президента Казахстана по политическим вопросам Ермухамет Ертысбаев считает, что наблюдатели от БДИПЧ/ОБСЕ, скорее всего, дадут положительную оценку проведенным президентским выборам в республике.

«Я считаю, что это были самые идеальные выборы за всю электоральную историю с точки зрения честных, справедливых выборов, прозрачных.(. . .) Даже БДИПЧ и то склоняется к тому, чтобы дать положительную оценку этим выборам», - сказал он агентству «Интерфакс-Казахстан».

Советник президента подчеркнул, что, по предварительной информации, никаких нарушений международные наблюдатели в ходе выборов не выявили.

БДИПЧ/ОБСЕ представит свой предварительный отчет 4 апреля во второй половине дня.

Ертысбаев объяснил высокую явку на прошедших выборах главы государства поддержкой населением политики действующего президента республики.

«Высокая явка избирателей связана с тем, что казахстанцы высоко ценят стратегический курс президента, который за двадцать лет независимости обеспечил устойчивое развитие страны, и то, что Казахстан стал самой безопасной страной СНГ, а может быть, и в мире», - сказал он.

Директор института мировой экономики и политики при Фонде первого президента политолог Султан Акимбеков отверг возможность проведения после выборов в Казахстане каких-либо акций протеста.

«Здесь несколько моментов. Есть проблема тех арабских событий, которые сегодня происходят, есть и определенное недовольство в обществе, этого никто не отрицает. Но объективных условий в стране для подобных волнений нет», - сказал Акимбеков.

При этом он отметил, что акций протеста не будет по ряду причин.

«Во-первых, потому что государство сильное. Во-вторых, если сравнивать с арабскими странами, то мы находимся только в самом начале пути, который арабские страны прошли за 30-40 лет. У нас нет такой концентрации недовольной молодежи в городах, какая имелась в арабских странах. У нас нет такого демографического взрыва. У нас достаточно адекватная политика. Мы четко понимаем, что у нас не было ни одного повода для того, чтобы какая-либо из социальных или национальных групп населения была недовольная. В целом стратегически их устраивает то, что происходит в стране», - отметил политолог.

Султан Акимбеков подчеркнул, что в настоящее время у большинства казахстанцев «есть что терять», и они не захотят развития событий по киргизскому сценарию.

«Люди сейчас хотят стабильности. На сегодняшний день людям есть что терять, и они тщательно взвешивают, что для них имеет значение, что для них важно. Вопрос выбора однозначен - президент Назарбаев устраивает консервативное большинство полностью. Доверие к главе государства высоко», - отметил он.

На президентский пост претендовали четыре кандидата: 70-летний действующий глава государства Нурсултан Назарбаев, возглавляющий Казахстан с 1991 года (выдвинут кандидатом в президенты от партии власти «Нур Отан»); 50-летний секретарь ЦК Коммунистической народной партии Казахстана Жамбыл Ахметбеков (от КНПК); 61-летний глава экологического союза «Табигат» (Природа), самовыдвиженец Мэлс Елеусизов; 61-летний депутат сената парламента Гани Касымов (от Партии патриотов, лидером которой он является).

На нынешних выборах президента Казахстана в избирательных бюллетенях строки «против всех» не было.

Елеусизов уже участвовал в президентских выборах - в 2005 году он набрал 0,28% голосов избирателей, заняв последнее, пятое место среди кандидатов. Касымов принимал участие в президентских выборах 1999 года - тогда он набрал 4,6% голосов избирателей, заняв третье место среди четырех кандидатов.

Выборным законодательством Казахстана не предусмотрен процентно-количественный минимум участия избирателей в голосовании как показатель того, можно ли считать выборы состоявшимися или нет.

Избирательные участки в Казахстане работали с 7:00 воскресенья, голосование избирателей за кандидатов в президенты республики продолжалось до 20:00 (в западных областях страны, находящихся в другом временном поясе, голосование завершилось в 21:00 аст).

Комментарии экспертов
<p>На самом деле, примеров такого типа правления, когда руководитель государства не покидает пост до самой смерти, не так уж много. В Центральной Азии – это Туркменистан. Со смертью Сапармурата Ниязова в республике, конечно, остро встал вопрос о распределении властных полномочий. Началась аппаратная игра, и в ней силы, которые в той или иной степени конкурировали и боролись за власть при жизни президента, распределили свои посты. Скажу, что передача власти уже после смерти прошла относительно безболезненно для республики. Более того, те ожидания, о которых так много говорилось, ожидания вывода республики на некий новый этап развития, экономическое и социально-политическое обновление. Все это, действительно, наступило. Основная опасность для внешних игроков заключалась в том, кому после смерти Ниязова достанутся газовые месторождения Туркменистана. Но, тем не менее, ни один из контрактов не был пересмотрен. И в целом Туркменистан продолжает во внешней политике ту же линию, что и при покойном президенте. При этом политика эта стала более открытой для стран Запада, Евросоюза и США. Но нужно отметить, что основным конкурентом России в данном регионе, в данной конкретной стране является отнюдь не Запад, а Китай. Впрочем, Китай был конкурентом России еще при жизни Ниязова, поэтому серьезных изменений не произошло. Не было ни серьезных оппозиционных выступлений, ни попыток вмешательства внешних игроков.<br />
<br />
Азербайджан, конечно, в данном случае к Центральной Азии не относится, но я, тем не менее, его отмечу. Со смертью Гейдара Алиева, политика в республике также не претерпела серьезных изменений, ни в политическом, ни в экономическом смысле. Ильхам Алиев полностью продолжил стратегию своего отца, в том числе и энергетическую политику. Поскольку он отвечал в свое время за стратегию энергетического развития Азербайджана, стратегия так и называлась - стратегия Ильхама Алиева. Итак, серьезных изменений не произошло. Более того, в 2009 году в Азербайджане состоялся референдум, на котором была отменена статья о том, что президент может избираться только два срока подряд. Теперь Азербайджан относится к тому списку стран, где президент может избираться до бесконечности. Ильхам Алиев, тем самым, обеспечил себе прочность политических позиций, но при этом дал повод оппозиции для критики.<br />
<br />
Что касается других республик, то там пока все руководители, которые пришли к власти с первых дней их независимости, так и находятся у власти. Я имею в виду Казахстан, Узбекистан, Таджикистан.<br />
<br />
Еще Киргизия, это яркий пример. Здесь нужно отметить, что эта республика, в отличие от вышеназванных, никогда не обладала опытом государственного строительства. Она не знала, что такое политическое развитие в условиях независимости. И вот на место Аскара Акаева пришел Курманбек Бакиев, и, по сути, республика вернулась к тем же самым основам и политическим установкам, в которых обвиняли Акаева - клановой системе, доминированию одной политической семьи над остальными и неравномерному распределению социальных благ. Плюс, Бакиев начал вести достаточно непонятную внешнюю политику. С одной стороны, в отношении России, от которой ему хотелось бы получать кредиты, а с другой стороны, в отношении США, базу которых он не закрывает на своей территории, а просто переименовывает. То, что Бакиев и его окружение отошли от реального исполнения своих президентских и правительственных полномочий, с точки зрения укрепления именно государственных институтов, во многом и повлияло на то, что появившаяся вследствие этого региональная разрозненность привела к тому, что в прошлом году состоялось уже свержение самого Бакиева. Предполагаю, что и нынешнее правительство (достаточно нестабильное, со своими межэлитными конфликтами) тоже долго не продержится у власти.<br />
<br />
Что касается Казахстана, Узбекистана и Туркменистана, то здесь ситуация - несколько иная. Дело в том, что (и это касается, в первую очередь, Казахстана) они развивают достаточно прагматичную и внутреннюю и внешнюю политику. К примеру, президент Нурсултан Назарбаев, у которого на уровне внешней политики есть четкая установка на сотрудничество с Россией. Казахстан является участником большинства внешнеполитических объединений на постсоветском пространстве, все встречи проходят в позитивном ключе, а те конфликтные моменты, которые существуют в наших отношениях, не носят принципиального характера. Хотя ни с одной из стран СНГ нам не удалось еще избежать столкновений, стычек, но в отношениях с Казахстаном принципиальностей пока нет. Это определяет ставку Москвы на победу Назарбаева. Когда он недавно был с визитом в Москве, президент РФ Дмитрий Медведев это обозначил. Россия, конечно, заинтересована в том, чтобы у руля страны оставался по-прежнему Нурсултан Назарбаев. Это гарантия и политического присутствия России в Центральной Азии. Экономического и энергетического, в том числе.<br />
<br />
Что касается Узбекистана и перспектив каких-то связанных с ним негативных событий, то теоретически, конечно, исключать такого нельзя. Но если сравнивать предпосылки для этого с предпосылками к событиям на Ближнем Востоке, где большую роль сыграл религиозный фактор, сыграла заинтересованность таких стран, как Франция и Великобритания, которые имеют в Северной Африке вполне конкретный интерес, а именно восстановление своих былых колониальных позиций, то в отношении Центральной Азии ситуация - немножко иная. Здесь, конечно, свою роль сыграет российское присутствие. Потому что если в Северной Африке у Москвы есть свой интерес, то он не столь очевиден, как интерес в Центральной Азии, это раз. Плюс, Центральная Азия находится на границе с Афганистаном, и я думаю, что сейчас, в случае нарастания социальной нестабильности именно в центрально-азиатском регионе, ситуация может очень серьезно вспыхнуть там. Тогда угроза будет, говоря прагматично, не только российским контрактам, но и контрактам всех внешних сил, в том числе и Китая, который готов за стабильность в Центральной Азии бороться очень и очень жестко, в отличие от той же Северной Африки, той же Ливии, резолюцию в отношении которой Китай воздержался поддержать.<br />
<br />
Теоретически, такие выступления исключать, конечно, нельзя. Но, на мой взгляд, все-таки руководители постсоветских республик будут вынуждены в какой-то степени учитывать опыт ближневосточных регионов, когда уйти красиво не удается, и их ждет либо свержение, либо военная операция, как мы сейчас наблюдаем в Ливии. Оппозиция там - не очень активная, ни в одной из этих республик. Ни в Казахстане, ни в Таджикистане, ни в Узбекистане.<br />
<br />
Но в Таджикистане достаточно сильно влияние религиозного фактора. Здесь играет роль и близость с границей Афганистана, и в целом экономически неблагополучное население, которое компенсирует недостаток образования, широкого кругозора, именно неверным односторонним трактованием религиозных позиций и положений. Это все естественно создает определенную нестабильность, и сейчас вроде бы власть какие-то контрмеры принимает - возвращение студентов из зарубежных стран, бесплатная раздача Коранов в регионах близких к Афганистану, возможность получить бесплатное религиозное обучение, какие-то контрмеры принимаются. Но повторюсь, остаются два момента: влияние российского фактора и влияние китайского фактора. Хотя, если говорить о привлечении какой-то внешней силы к оппозиции республик, то роль Москвы и Китая будет уже не так важна.</p>
<div style="text-align: justify; ">Я полагаю, что  на постсоветском пространстве Казахстан представляет собой вполне удачную форму государства. Например, Грузия - несостоявшееся государство. Можно говорить о статусе Украины, России, Белоруссии, могут быть разные позиции, но, если есть на постсоветском пространстве какая-то безупречная форма государственности - это Казахстан.</div>
<div style="text-align: justify; "> </div>
<div style="text-align: justify; ">Это государство, которое совершенно точно состоялось и доказало свою полную эффективность, доказало свою релевантность и выживаемость. Казахское общество представляет собой, пожалуй, самое модернизированное их среднеазиатских обществ, самое европеизированное, самое современное, самое богатое, самое технологичное, самое успешное и приведенное к европейским стандартам. С другой стороны, в Казахстане принципиальным образом на уровне открытого ясного сознания учитывается этническая, религиозная и  культурная специфика.</div>
<div style="text-align: justify; "> </div>
<div style="text-align: justify; ">Здесь мы видим ту модель межэтнического баланса, которую Назарбаев вывел прямо алхимически. Это и казахское национальное начало, и баланс интересов других этносов, традиция, современность и интернационализм и открытость к Западу, и в то же время, жесткий и понятный всем этнически своеобразный кочевой дух. Это фон, на котором Назарбаев переизбирался, и этот фон свидетельствует о потрясающем успехе этой страны. Ей повезло с нефтью, повезло с природными ресурсами, повезло со стратегическим положением, с народом, но самое главное - повезло с руководителем. Потому что все эти козыри можно было легко превратить черт знает во что. Можно представить себе эксцессы демократии, которые бы поставили ситуацию на грань полного развала страны, и к этому вполне в какие-то моменты подходило дело, можно было представить себе культ личности, тоталитаризм радикального азиатского толка, чего совершенно нет в Казахстане.</div>
<div style="text-align: justify; "> </div>
<div style="text-align: justify; ">Можно было представить себе межэтнические столкновения, которые были на грани в конце 80-х - начале 90-х годов и уже начали принимать угрожающие параметры, и не только казахский национализм, но и противостояние, например русских и чеченцев, которых было огромное количество выселено в Казахстан, как мы знаем. </div>
<div style="text-align: justify; "> </div>
<div style="text-align: justify; ">Но при всех козырях, которые получил Казахстан в начале 90-х, при другом руководителе или при другом политическом курсе вполне можно было представить себе Казахстан как распавшееся государство, раздираемое гражданскими конфликтами,  этническими противоречиями, социальной несправедливостью, диктатурой или наоборот хаосом - все это в Казахстане  могло быть, но этого не было. И казахи, которые живут в этом обществе уже 20 лет, смотря на то, как ведет корабль государственности Назарбаев, думают: лучшее враг хорошего. То, что есть - это по сравнению со всем, что можно себе представить, и с тем, что было, когда Казахстан был запущенной, заброшенной частью Советского Союза, совершенно слабо развивающейся по сравнению с тем, что вокруг Казахстана происходит, в Киргизии, Таджикистане, Узбекистане, просто искренне совершенно, абсолютно по европейски, рационально боготворят своего президента.</div>
<div style="text-align: justify; "> </div>
<div style="text-align: justify; ">Именно боготворят по-европейски, потому что он действует эффективно, со всем справляется, а все угрозы или опасности обходит. Тут не надо обладать ни сакральным сознанием, ни лизоблюдской психологией, ни рабским менталитетом - просто надо быть рациональным человеком, понимающим что этот курс, этот человек, эта политическая линия, обеспечивает максимальные интересы подавляющего большинства граждан.</div>
<div style="text-align: justify; "> </div>
<div style="text-align: justify; ">И при всех требованиях  международной общественности о необходимости смены лидера, модернизации общества, думаю, подавляющее большинство казахстанцев пошлют любую общественность и любого представителя неправительственных организаций куда подальше с их предложениями сделать жизнь их еще лучше.  Это то лучшее, в которое они не верят и правильно делают, и против которого они будут готовы выйти с оружием в руках все как один на защиту своего президента и того курса, который он проводит - все очень серьезно.</div>
<div style="text-align: justify; "> </div>
<div style="text-align: justify; ">Поэтому выборы  эти - они действительно идеальные, я даже знаю, что администрация президента Назарбаева активно поддерживала оппозиционных, альтернативных лидеров, поощряя их в активной политической борьбе и просто запрещая им говорить хорошие слова в адрес президента.  </div>
<p style="text-align: justify; ">Поэтому, на самом деле, Назарбаев в Казахстане абсолютный авторитет - демократический, социальный авторитет, который не имеет аналогов на постсоветском пространстве и, кстати, не имеет наверное аналогов в Европе. </p>
<p>Конечно, было бы странно, что в начале XXI века то, что такая квазимонархическая форма управления, при которой во главе государства на протяжении десятков лет остается одно и тоже лицо, является оптимальной. Безусловно, если рассуждать об этом в идеальных моделях, то это редко может привести к идеалу.<br />
<br />
На постсоветском пространстве такая модель, конечно, не является синонимом образцового, идеального государства. Мы возникли в неидеальных условиях, в условиях слома прежней и прихода новой системы власти. Причем, это было фактически по умолчанию. Сколько-либо серьезного обсуждения с населением не было. Не было объяснения конечных целей и реформ. Не было попытки создать представление о том, к чему все это может привести. Не было объяснений, в чьи руки попадет собственность, каким образом будут приниматься в дальнейшем решения, кто вообще будет принимать их, в какой мере все граждане будут привлечены к этому процессу принятия решения в рамках той самой демократии, во имя которой мы пережили столько потрясений. Но я уверен, что в 1990-х годах никакого шанса для подобных действий не было. Просто потому, что говорили одно, а получили совершенно другое. Но, при всех этих обстоятельствах надо также понимать, что развал Советского союза означал снятие целого ряда общих требований управления. И когда руководителей из Средней Азии освободили от необходимости ездить и докладывать результаты своих действий в ЦК КПСС, то вдруг начали проявляться типичные для востока, для азиатских стран традиции, привычки и управленческие идеи. То есть стало очевидным, что появилась авторитарность в бывших советских республиках, тенденции к ней резко выросли. И конечно, на этом фоне есть и гораздо более жесткие авторитарные правители и гораздо менее гибкие, чем лидер Казахстана.<br />
<br />
В какой мере происходящее в Средней Азии является аналогом того, что происходит в Сирии и уже произошло в Египте или Ливии? Безусловно, есть совпадения в главном обстоятельстве. Это резкая дифференциация населения, его очень резкая социальная политизация. Это последствия политики людей, обладающих сверхсостоянием, которые не считались с основной массой населения. Государства Центральной Азии и Ближнего и Среднего Востока это объединяет. <br />
<br />
А вот то, что абсолютно точно не совпадает, - это то, каким путем мы пришли к такой политике, на основе какого опыта. И какой из себя культурно исторический класс мы представляем. Мы - выходцы из Советского союза, с его высокой ролью государства, с его привычкой к дисциплине, и это, вне всякого сомнения, оказывает огромное влияние на порядок дел. Мы, в данном случае, ещё живём в виртуальном Советском союзе, и власть, как правило, пытается демонстрировать свою социальную ответственность. Это не всегда, далеко не всегда происходит в восточных странах, где нет, в общем-то, в этом необходимости. Там власть просто делает то, что она считает нужным. Очевидно, что мы представляем совершенно разный культурно-исторический класс, и это удерживает среднеазиатские страны от повторения того, что происходит в Ближнем и Среднем Востоке.<br />
<br />
Конечно, есть масса других факторов. Скажем, у меня нет уверенности, что западный мир был уж так заинтересован в смене режимов в Египте или в Ливии. Другое дело, что после эскалации напряжения, Запад попытался перехватить события в собственные руки, направить их в нужное русло, определить виновных по-своему так, чтобы уйти от угрозы своим интересам.<br />
<br />
На пространстве СНГ в подобных ситуациях Запад явно выступал одним из активных инициаторов. Я могу сказать, что это было абсолютно точно на Украине в 2004 -2005 годах. И я не исключаю, что подобная попытка может быть предпринята и в отношении стран Центральной Азии. Хотя в Центральной Азии до сих пор мы имели перед глазами только гражданскую войну в Таджикистане, которая имела под собой объективное основание. Но еще и серию переворотов в Киргизии,  которые имели как внутренние, так и внешние причины. Я не исключаю, что такие силы, которые олицетворяют США, могли бы быть заинтересован в том, чтобы Центральная Азия пришла в движение, и чтобы это движение подтолкнуло ее к дестабилизации.<br />
<br />
Вполне вероятно, что антироссийски настроенные политики на Западе будут делать попытки перебросить вирус революций Ближнего Востока на постсоветское пространство. Успешность или неуспешность этих попыток в значительной степени связана со способностями властей этому противостоять. Казахстан относится к стране, где власти, власти пока демонстрируют способность эффективно управлять политической ситуацией. <br />
<br />
Что сделал Назарбаев, согласившись на референдум? Он сделал удачную попытку предвосхитить события, выпустить пар. Главная проблема, которая сподвигла его на досрочные выборы, по-моему, очевидна. Это беспокойство от того, что долгое пребывание у власти, старение лидера, вождя, Акеллы, который во главе стаи, приводит к тому, что начинают поднимать головы молодые люди, которые пускаются в бесконечные рассуждения о том, кто будет следующим, кого выдвинут, кто наследник этого престола. Вот такого рода разговоры, конечно, разрушительно действуют на любую власть, даже на самую крепкую.<br />
<br />
Проведение выборов, эта попытка Назарбаева консолидировать казахстанскую элиту связана с тем, что его стали беспокоить бесконечные слухи о том, что кто же придет ему на смену, и высота ставок, которые начали делаться в этой игре. По всей видимости, его забеспокоило падение исполнительской дисциплины в административном персонале, который, вместо того, чтобы заниматься делом, начинает заниматься интригами. Давно замечено, что интригами занимаются те, кто не загружен работой или отлынивает от нее. Назарбаев решил прозондировать почву, провести референдум, и некоторое время эта идея в форме шантажа как внутри, так и за пределами республики жила успешно. Парламент принял соответствующее решение, однако к этому моменту Назарбаев уже четко понял, что подобный метод создаст ему сложности, что в дальнейшем такая возможность станет почвой для попыток дестабилизации в стране. Его могут обвинить в том, что он, под предлогом референдума, использовал не всегда приемлемые средства для того, чтобы продлить свои полномочия. Совершено точно, что это повредит целостности того образа Казахстана на Западе, который был тщательно, скрупулезно создан Назарбаевым. Образа демократической и модернизированной страны, новой страны, нового азиатского или евразийского современного центра, который председательствует у себя в регионе. И он решил пойти на выборы, будучи уверенным в их результате. Он заслужил благодарность и признательность как со стороны Запада, так и со стороны целого ряда политических деятелей и в самом регионе, в самом Казахстане. Причем, он на этом дополнительно выиграл, сам поднял тему референдума, и ушел от нее в пользу выборов. После того, как он вступил в этот процесс перевыборов, начались события на Ближнем и Среднем Востоке. Они как бы намекнули дополнительно на то, что бывает с теми, кто пересидел на своем посту, как это сделал Каддафи. Однако, у Назарбаева есть ответ, в отличие, скажем, например, от Каримова в соседнем Узбекистане. Он вновь получает подтверждение своих полномочий на выборах. Он своевременно, даже преждевременно откликнулся на эту опасность тем, что вновь обратился к народу, чтобы подтвердить свое право на власть. Но вопрос о том, что будет с Назарбаевым дальше, продолжает оставаться на повестке дня, - это вопрос слишком серьезный, чтобы снять его окончательно, пусть даже с помощью референдума или более-менее демократических выборов.</p>
<div style="text-align: justify; ">Мы считаем, что президентские выборы в Казахстане прошли в соответствии с нормами законодательства республики и нормами международного права. Никаких существенных нарушений наши наблюдатели не зафиксировали.</div>
<div style="text-align: justify; "> </div>
<div style="text-align: justify; ">Однако, как мы и предполагали, выводы миссии наблюдателей СНГ расходятся с выводами наблюдателей от ОБСЕ. Это уже вошло в систему, поэтому мы прогнозировали, что наши западные коллеги не признают президентские выборы в Казахстане демократичными.</div>
<div style="text-align: justify; "> </div>
<p style="text-align: justify; ">Мы  ведем долгосрочный мониторинг за состоянием избирательной системы в Казахстане, проводили тщательный анализ ее соответствия международным стандартам, поэтому можем дать объективную оценку прошедшим выборам. Что касается выводов мисии ОБСЕ, то непонятно, на каких критериях основана их оценка, в их выводах постоянно присутствует политический подтекст.</p>
<p>Назарбаев, естественно, получил свои 95%, что даже больше чем в прошлый раз. И это логично, потому что он по большому счету - создатель государства. Назарбаев создал некую экономическую основу государства, юридическую основу, это человек, который не допустил конфликта между русскими и казахами. Он некий символ Казахстана, благодаря которому республика стала самостоятельным государством. Поэтому было ясно, что за его проголосует от 85 до 95 процентов.</p>
<p>Тем более, что остальные кандидаты были не то что подставные, но они не представляли для него никакого конкурентного начала. Один кандидат даже голосовал за него.</p>
<p>Но даже если бы был реальный кандидат, который бы вел кампанию против Назарбаева, то ситуация не изменилась бы. Скорее всего, было бы не 95, а 93 процента.</p>
<p>Проблема только заключается в одном - Назарбаев не решил главную задачу - кто будет преемником? Поскольку «преемничество» зятьев у него не получилось, дочерей выдвинуть на президентский пост невозможно, то все равно ему надо найти фигуру, которая продолжать его дело. И в этот президентский срок, видимо, придется это делать.</p>
<p>Потому что в противном случае все равно власть повисает. Все держится на нем, власть абсолютно персонифицирована. Главное, как я сказал, нельзя передать власть наследнику. Их, во-первых, просто нет. А во-вторых, элита не очень примет такого наследника. К тому же опыт, который мы видим в Тунисе, в Египте - показателен и нравоучителен. Поэтому все равно решать проблему наследника придется.</p>
<p>Хочу отметить, что российско-казахские отношения крепки как никогда. И это, на мой взгляд, в общем навсегда. Что касается реформ, которые последуют после выборов, то я думаю, что надо делать какую-то политическую надстройку. Нельзя держать власть в столь персонифицированном виде, ее все равно когда-нибудь придется передать институтам.</p>
<p>Победа Назарбаева была, безусловно, ожидаема. Однако удивляет то совершенно фантастическое число голосов в его поддержку. Впрочем, референдум, в какой-то мере предопределил такой результат. К тому же Назарбаев сегодня находится в прекрасной форме - политической и физической. Поэтому ему сейчас гораздо выгоднее было проводить эти выборы, чем дожидаться более отдаленного срока.</p>
<p>В сущности, Назарбаев мог и никак не торопиться со своими выборами. Тем ни менее он на них пошел - по видимому задача гарантировать себе спокойную победу была для него очень важна.</p>
<p>Я думаю, что главная задача, на которой он сосредоточится во время нового срока, - это укрепление государственности, создание механизма передачи власти и поиск преемника. Назарбаев относится к тем политическим лидерам, которых очень заботит стабильность своей страны и ее будущее.</p>
<p>Назарбаев стратегически мыслящий человек, поэтому он, конечно, не сможет пустить политические события на самотек. Я думаю, главной задачей Назарбаева будет поиск преемника и обеспечение стабильности.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".