Статья
1093 8 Декабря 2016 10:32

Кириенко придется исправлять ошибки Володина

О том, что предстоит в ближайшее время в сфере внутренней политики, в какой степени эти изменения связаны с прошедшими и будущими выборами и какие решения придется принимать новому куратору этой области в Администрации президента, корреспондент «Актуальных комментариев» побеседовала с директором Центра политической конъюнктуры Алексеем Чеснаковым.     

- Кадровые перестановки в сфере внутренней политики, переход Володина в Думу, приход Кириенко вызвали вал откликов и гаданий о причинах и последствиях. Сейчас, по прошествии некоторого времени, можно уже сделать выводы, насколько изменился подход или подходы?  

- Не надо опережать события. Изменение стиля, а тем более стиля аппарата – не быстрый процесс. Большинство сегодняшних проблем нашей политсистемы имеет серьезные причины в прошлом. Их следует внимательно анализировать, чтобы не повторить ошибок, и чтобы понимать реальные мотивы кадрового решения Путина, назначившего Кириенко. Только так  можно понять реальную повестку, а не ту, которая навязывается. Сейчас для этого самое подходящее время. Первая волна восторженных криков и неприязненных оценок схлынула. Можно поговорить. Это не значит, что оценки будут лишены эмоций, но они будут точно более точными.
 
Многие сосредоточились на переводе Володина из Администрации президента в спикеры. Если судить по володинскому пулу политологов, может сложиться ощущение, что только для этого и были проведены выборы. А между тем это было известно заранее. Перевод готовился как минимум последние три месяца кампании. В том числе и из-за прежних ошибок Володина в стратегии и тактике – у кампании не было драматургии, она была слишком технологичной, ее построили на искусственном понижении явки избирателей. Для «сушки» выборы перенесли с декабря на сентябрь. Отказались от мобилизационной рекламы. Кампанию превратили в унылое зрелище и т.д. В итоге явку «пересушили». Заставь дурака Богу молиться…

То, что кампания идет не так, было понятно еще в начале года. Но на кадровые решения уже не было времени. Вообще, у выборов есть своя инерция. Только на первый взгляд можно быстро что-то изменить за несколько дней или даже месяцев. Для доведения нужного сигнала нужно время. Некоторые изменения в ходе выборов можно провести только после серьезной многомесячной подготовки. В нее бывают посвящены немногие. К тому же перестановки в ходе кампании стали бы слишком сильным дестабилизирующим сигналом. 

Что в результате? Конституционное большинство «Единой России» было обеспечено за счет легитимности парламента, это нельзя не признать. Впервые в истории современных российских выборов депутатов Думы избрали меньше половины избирателей. Это если ориентироваться на официальные цифры Центризбиркома. Если же принимать во внимание расчеты экспертов, то голосовали вообще меньше 40 процентов. Плохой знак для политической системы. Почему эта оценка не совпадает с тем, что говорят представители власти? Власть не будет и не должна демонстрировать сомнения в качестве победы. Положение обязывает.

Лучше всего признание ошибок Володина доказывает назначение Кириенко. Путин понимает символизм кадровых решений. На должность куратора внутренней политики назначен человек, радикально отличающийся от Володина по культуре, по стилю, по технологиям работы. Он и его команда вряд ли будут кичиться собственными недостатками, как это делали представители володинской команды, с гордостью отмечавшие свои «картофельные лица» и схожесть с вороватыми чиновниками. Но не только в стиле и риторике дело. Кириенко принципиально не похож на Володина по своей идеологии и по подходу к политике. В отличие от Володина, Кириенко не пытается имитировать процессы, а управляет ими. В этом он ближе к предшественнику Володина Владиславу Суркову. 

 - Ваша точка зрения отличается от мнения большинства комментаторов, которые считают, что выборы прошли нормально и что по сравнению с выборами пятилетней давности кампания изменилась в лучшую сторону.

- Любые сравнения условны. Двух одинаковых кампаний не бывает. Тем более что выборы не проходят в вакууме. Запросы общества, как и многие другие внешние обстоятельства, сегодня уже не совпадают с 2011-м. Впрочем, как и в 2011-м они не совпадали с 2007-м. На прошлых думских выборах запрос был на большую динамику и плюрализм политической системы. Сейчас – доминировал запрос на патриотизм. Работает «посткрымский консенсус», обеспечивший мощный патриотический подъем. Но это же не достижение организаторов выборов и кураторов внутренней политики, а заслуга лично Путина. Во-вторых, нужно учесть, что в 2011 году поддержка Путиным партии власти была менее заметна. Тот же Володин, будучи главой аппарата правительства, убеждал премьера Путина не сильно помогать «Единой России» – дескать, не нужно склеивать свой имидж с партией перед президентскими выборами. На этот раз Путин постоянно, еженедельно подключался к кампании партии власти и благодаря этому она получила конституционное большинство, как и в 2007 году, когда Владимир Владимирович сам возглавлял список партии. Наконец, не следует забывать, что на этот раз никакой реальной несистемной оппозиции, в отличие от 2011 года, уже нет. Она давно разгромлена. Но как и кем? Володиным? В результате открытой политической конкуренции? Нет. Разгромлена она силовиками. И не надо у них отнимать заслуги. ФСБ, Прокуратура, Следственный комитет, МВД и Минюст сделали всю нужную работу за системные партии и володинскую политическую вертикаль.     

 - Но нынешние парламентские выборы принято считать более конкурентными, открытыми и легитимными. В них участвовало большее количество партий, чем раньше, меньше был заградительный барьер – вместо 7 процентов теперь 5.

- Давайте не будем пользоваться пропагандистскими штампами. Тем более, что везде в мире выборы обязывают победителя заниматься благоприятной интерпретацией их итогов. Реальная конкурентность не связана с количеством участников кампании или высотой барьера. Показателем полноценной конкурентности является наличие равных возможностей для выигрыша у всех без  исключения участников игры. С этой точки зрения ничего не изменилось по сравнению с прошлыми выборами - как имели возможность пройти в Думу только четыре старые парламентские партии, так только они и имеют, несмотря на увеличение общего количества партий и понижение до 5 процентов проходного барьера. Кстати, эти шаги были предложены не Володиным, а президентом Медведевым в его последнем послании. 

- Ваш критический настрой связан с тем, что вы относитесь к прежней команде, которая занималась выборами до Володина? Ведь некоторые политологи считают, что на этих выборах он «переиграл» своего предшественника Владислава Суркова. 

- Вряд ли можно выиграть у того, кто не играл. Сурков не участвовал в этих выборах. Не влиял на них. А что касается интерпретаций, то не секрет, что Володину хочется в глазах определенной аудитории выглядеть эффективнее предшественника, поэтому им и используются СМИ для пропаганды собственной исключительности. Он целых пять лет занимался этой задачей и уделял внимание своему имиджу куда больше времени, чем имиджу президента. Может и с этим связан его уход из Администрации. В чем заключается его эффективность? Володин разве создал что-то свое? Нет. Он получил в наследство от Суркова всю систему политической работы. Что касается лести. Не будем разбираться в ее сортах.  Цена благостных восторгов в адрес Володина со стороны Людмилы Алексеевой (глава московской Хельсинкской группы) или восторженных намерений журналиста Кашина заключить нового спикера в свои объятья, как и восторги некоторых политологов, хорошо известна. Вряд ли их следует воспринимать как серьезные аргументы. Хотя у каждого – свои мотивы. Например, Владимир Рыжков надеялся на место в Думе. Что получил – можете посмотреть по итогам выборов. 

 - В то же время многие отмечают более открытый стиль работы Центральной избирательной комиссии. 

 - «Поменяли хулигана на Луиса Корвалана». Проблема же не в главе ЦИК, а в избирательной системе в целом. В ходе выборов 2011 года одной из задач оппозиции была дискредитация главы ЦИК Владимира Чурова. Ей это удалось. Перед последними выборами власти не решились на радикальные изменения, но поменяли лицо ЦИК. Будет ли это решение достаточным? Мне кажется - нет. Просто нашли такую фигуру, которая должна вызывать больше позитивных эмоций и доверия. Вместо аутичного провинциального профессора с окладистой бородой назначили женщину со страдальческим лицом – Эллу Памфилову. Опыт участия в выборах в качестве спойлера у нее уже был хороший. В вопросах же организации голосования она начала разбираться только в ходе самой кампании. На самом деле, нарушений меньше не стало. Меньше стало наблюдателей. Особенно независимых наблюдателей. Сравните с прошлыми федеральными кампаниями. Меньше стали говорить про нарушения. Кстати, потому что все меньше верят в эффективность расследований нарушений. Ну и, в конце концов – посмотрите – скандалы до сих пор продолжают появляться, например, последнее расследование «Новой газеты».

- Было заметно, когда партия власти неожиданно в последние часы подсчета голосов вдруг получила конституционное большинство, почти на 10 процентов больше, чем прогнозировали экзит-поллы. 

- Экзит-поллы оставим социологам. Пусть мертвые погребают своих мертвецов. Что касается результата. Сегодняшнее конституционное большинство партии власти в отличие от победы 2007 года – не итоги острой борьбы с открытым забралом и интересной драматургией, а следствие возврата к смешанной системе выборов, когда половина Думы формируется по партийным спискам, а половина – из депутатов-одномандатников. Больше 200 депутатов-единороссов выбрано таким образом. Ничего нового опять не придумано – такая система существовала в нашей стране до 2004 года. У нее есть свои слабости. В первую очередь она выгодна партии власти, потому что позволяет по полной программе использовать административный ресурс. Идея вернуть выборы по округам появилась в начале 2011-го. Мне тоже приходилось участвовать в обсуждении этого вопроса. Тогда Сурков предлагал выбрать одну из моделей – либо по одномандатным, либо по многомандатным округам. Такие округа тоже существуют в некоторых системах и на них конкуренция между личностями ничуть не меньше, но при этом и партийная конкуренция усиливается. Стимулируется развитие партий. Сейчас уже мало кто помнит, но президент Медведев даже внес соответствующий законопроект. Но после ухода Суркова, к сожалению, решили вернуться к самому примитивному варианту – одномандатному варианту. К чему это привело? В этом году на глазах у всех вынуждены были цинично распределить округа между партиями. Это называется «честной конкуренцией»? Это шулерство и делегитимация системы. Нельзя без последствий твердить о честной борьбе и конкурентности, а на следующий день предлагать партиям публично договариваться об отказе от конкуренции. Не то чтобы в политике такие действия не случаются. Бывает часто. Но ими не гордятся, и уж тем более их не используют сами организаторы выборов. 

- Некоторые посчитали эту кампанию чересчур скучной. Не спасли даже «Патриоты» и ПАРНАС. Складывается ощущение, что все т.н. «новые избирательные технологии» этого года всего лишь хорошо забытые старые? 

- Не сомневаюсь. Начнем с того, что выборы для «Единой России» опять выиграл Путин. Ну не может партия Путина без Путина. Единороссы сначала заявляли, что откажутся от использования в рекламе образа своего создателя и лидера, а потом поняли, что сморозили глупость, и в последние дни только на нем вся кампания и строилась. Лозунг «За Путина! За «Единую Россию»!» сейчас что ли придумали? В 2007-м. 

У части наблюдателей сложилось ощущение, что есть какие-то новшества, потому что прошло значительное время после предыдущих федеральных выборов – целых пять лет. За это время позиция власти несколько раз менялась. До желания отказаться от Путина высказывали идеи избавиться от использования губернаторов в качестве «паровозов» во главе региональных списков. В конце концов, паровозы вернули.  

Технология предварительного голосования или, как ее еще называют,  «праймериз», в партии власти впервые была проведена в 2007 году. Потом в 2011 повторили. Тоже ничего нового. 

Рекламные ролики партии власти строились по тому же принципу, что и в 2007-м и в 2011-м годах. Даже в наглядной агитации кое-где использовали ленточку-триколор, взмывающую вверх, ассоциирующуюся со знаменитым монументом покорителям космоса на ВДНХ. Нескромно, конечно, вспоминать, но я ее придумал пять лет назад для того, чтобы связать избирательную кампанию с годовщиной полета Юрия Гагарина. 

Кстати, не только организаторы и партия власти нового не предложили. Оппозиция тоже ничего придумать не смогла. Например, для демонстрации «нарушений», как и раньше, использовали ролики с техническими записями проверки КОИБов. Фальсификация фальсификаций, по меткому выражению Суркова. 

- То есть, вы подтверждаете, что почти ничего не изменилось по сравнению с предыдущими выборами? 

- Почему же. Кое-что изменилось. Достаточно посмотреть цифры. Во-первых, как уже говорилось, унизительно низкая явка. По сравнению с выборами 2011 года она снизилась на 13 процентов, а по сравнению с 2007-м – почти на 16 процентов. Это провал. Факт в том, что партия власти получила 75 процентов мандатов в Госдуме, заручившись поддержкой всего 25 процентов избирателей. Даже сами избиратели это заметили. По данным Фонда «Общественное мнение», 21% опрошенных ожидали, что на избирательные участки придет большее количество граждан. Для сравнения, в 2011 году таких было 9%, а в 2007 году – 8%.  

Еще более показательная ситуация, если взять абсолютные цифры результатов победителя. В 2007 году «Единая Россия» получила конституционное большинство в результате поддержки 44,7 миллионов избирателей. В 2016 году за нее проголосовали только 28,5 миллионов граждан. Партия власти потеряла более 16 миллионов голосов. Вот вам и «успех Володина». В системах такого типа, как в России, такие показатели поддержки власти чрезвычайно важны. 

Что же касается честности, поствыборные опросы социологов показывают, что голосование 18 сентября не воспринимается большинством граждан как честное. Согласно данным «Левада-центра» (НКО «Левада-центр» имеет статус иностранного агента), парламентские выборы 2016 года так оценивают меньше половины респондентов – 46%, а 31% уверены в том что выборы нечестные. Это почти на уровне 2011 года. А вот в 2007 году в честности процедуры сомневалось всего 20% опрошенных. У значительного большинства – 61% голосование не вызывало никаких нареканий. Сейчас же до 19% возросло количество граждан, убежденных, что выборы сопровождались нарушениями. В 2007 году таких было только 9%. При этом количество граждан, считающих, что нарушений не было вовсе или они были незначительными, снизилось с 57% до 48%.

- Судя по этим цифрам, выводы должны следовать неутешительные…

Нарастающая апатия избирателей не может не волновать власть. Причем времени осталось совсем немного. Страна постепенно входит в новую избирательную кампанию. Можно сказать, что уже вошла – до марта 2018-го перестроить всю политическую инфраструктуру невозможно. Но можно поменять повестку. Если же не будут сделаны выводы из результатов думской кампании, мы рискуем вновь получить низкую явку и дальнейший рост сомнений граждан в честности системы. Это может стать куда более серьезной проблемой. При всем уважении к институту парламентаризма, именно президент у нас основа основ политической системы и главный двигатель ее прогресса. Никаких сомнений в его победе быть не должно. Поэтому и позвали Кириенко, которому удалось создать «Росатом». Опыта и знаний у него вполне достаточно, чтобы исправить ошибки, допущенные Володиным. 

А сейчас еще есть время и предстоит большой и по-настоящему серьезный разговор о действующих политических институтах и о конкретных форматах. О партии власти и об оппозиции, об Общественной Палате и некоммерческих организациях, о молодежной политике и кадровых лифтах, об интеллектуальных и псевдоинтеллектуальных площадках, о пропаганде и контрпропаганде. Все только начинается. 


Автор:
9 Июня 2019 Колонки
Политические последствия дела Голунова: версии экспертов
 Политические последствия дела Голунова: версии экспертов Задержание журналиста-расследователя «Медузы» Ивана Голунова стало самым громким политическим событием уходящей недели. Политологи фиксируют вероятные последствия как самого дела, так и общественной кампании, которая образовалась вокруг него.
23 Апреля 2019 Новости
История одного обмана: эксперты об источниках финансирования Навального
 История одного обмана: эксперты об источниках финансирования Навального Оппозиционера Алексея Навального обвиняют в заказном характере его расследований. На основании открытых данных стало известно, что Навальный получал крупные денежные переводы в биткоинах за несколько дней до выхода резонансных выпусков на YouTube.
10 Апреля 2019 Колонки
Государство российское в начале третьего тысячелетия: инерция формы и поиск содержания
 Государство российское в начале третьего тысячелетия: инерция формы и поиск содержания Интеллектуальное сознание любой социальной общности — нации, народа, цивилизации — по своей природе склонно к рефлексии. Российское «коллективное я» рефлексивно вдвойне. По крайней мере, в последние два столетия вопрос «кто мы?» успел изрядно надоесть если не всем, то многим.
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".