Комментарий
8342 9 Июля 2020 14:15

Компрадорская журналистика: почему российские авторы смотрят на Запад

Дмитрий Евстафьев политологДмитрий Евстафьев

Дмитрий Евстафьев
политологДмитрий Евстафьев
То, что происходит вокруг дела Сафронова, — это не про журналистику и не про контрразведку, это про ответственность, но там, где ответственность, там и идеология. Давайте посмотрим, какая у нас идеология. Мы сами очень многих людей загнали в такой, что называется, коридор принятия решений, когда предательство в той или иной степени для них становится естественным. Давайте посмотрим на наше журналистское сообщество. Если тебя не процитировали за рубежом, особенно в военной журналистике, ты, в общем, не до конца журналист. А экспертное сообщество? Если тебя не цитирует западное агентство, да ты и не эксперт, ты — пропагандист. А в научном сообществе? Если ты не публикуешься на иностранном языке, ты — не ученый, ты — мусор.

А откуда это идет? Вы посмотрите, пожалуйста, методички наших министерств. Посмотрите, пожалуйста, методички по наукометрике наших, так называемых, университетов и научно-исследовательских заведений. Там за статью на иностранном языке про спаривание китов вы можете получить гораздо больше очков в наукометричесокой системе, чем за фундаментальное исследование. Я Игоря Сутягина знал лично, я с ним работал. Вся проблема Игоря была в том, что он делал себе имя и не увидел возможности делать себе имя в России. У него просто была навязчивая идея стать известным там. Вот он и стал. Раз за разом по шажочку. Вот эти все фокусы вся эта наукометрика, основанная на приоритете иностранных изданий, это не такая безобидная вещь. Причём она не безобидная в технических дисциплинах, а также в естественных и гуманитарных дисциплинах. Поэтому для того, чтобы требовать чего-то от них, надо навести порядок у себя дома. Надо вот эту научную компрадорщину зачистить под корень.

Почему публикации в российских СМИ и в российских научных журналах ценятся меньше, чем публикации во второстепенных, мало читаемых иностранных изданиях? Почему требование публиковаться на иностранном языке включено в качестве обязательного? Мы кого здесь растим? И зачем мы здесь растим? Мы растим людей, которых пошагово будут вовлекать в иностранные сети, иностранные спецслужбы. А зачем мы здесь их растим?

Я думаю рыба тухнет с головы. Надо очень серьезно пройтись по нашим министерствам и посмотреть, кто там эти инструкции пишет, и зачем он их пишет. Я думаю, что нас ждут очень интересные открытия. Конечно, ситуация вскрыла и групповщину нашего журналистского сообщества. Я бы очень не стал все это ограничивать либеральной частью журналистов и только журналистами, вообще в обществе, в целом, есть запрос на большую открытость спецслужб. Отрицать это будет величайшей ошибкой. Я думаю, что наши спецслужбы должны этот запрос услышать. Да, в рамках закона, да с абсолютным приоритетом решений суда, но в том числе подумать о том, насколько силён авторитет наших спецслужб. Почему значительная часть нашего общества не воспринимает многие действия спецслужб в качестве легитимных? Может быть, что-то в себе подправить? Может быть, как-то порешать вопрос с какими-то случайными людьми, которые там бегают по городам России и трясут силами, решая какие-то проблемы. Вот это очень большой вызов, который мы должны решать здесь и сейчас, потому что наш мир, и это дело Сафронова доказывает, как бы оно не закончилось, очень не благостный, это мир жесточайшей конкуренции, не только большой великой конкуренции за многополярность. Это мир конкуренции за каждый контракт, за каждое решение, за каждый договор. И здесь мы не имеем права проигрывать.

Источник

Комментарии для сайта Cackle
© 2008 - 2020 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".