Статья
20 Июля 2012 13:47

Конь старый – борозда новая

Одним из самых насыщенных за последнее десятилетие стал политический сезон зима-весна 2011-2012 годов, неминуемо завершившийся с уходом главного политического органа страны - Государственной думы - на летние каникулы. Завершающей точкой политического сезона стала встреча представителей думских фракций с президентом Владимиром Путиным, которая состоялась в четверг.

Подводя итог событиям этого полугодия, нельзя не заметить любопытную деталь – все это время картину дня насыщали красками вовсе не политики-новички, которым принято приписывать заслуги политического оживления, а старые игроки, у которых, как оказалось, еще есть порох в пороховницах.

Началом минувшего политсезона принято считать зимние события 2011 года – выборы Госдумы РФ. Расклад сил в новом парламенте, несмотря на усилившееся представительство оппозиции, принципиально остался прежним. Большинство по-прежнему имеют единороссы, следом идут коммунисты, эсеры и ЛДПР. Именно этими четырьмя партиями был представлен и прежний созыв Госдумы. Однако в нынешнем созыве нижней палаты каждая партия получила новую роль вне зависимости от величины фракции. А степень публичного влияния распределилось в соответствии со степенью обновления, как кадрового, так и стратегического. То есть в России зародилась не новая политическая система, а, скорее, кардинально обновилась прежняя, подстроилась под запрос общества.

«Официальная» политика

Самые интересные изменения произошли с «Единой Россией» и «Справедливой Россией».

В партии власти заметно (если не радикально) обновился руководящий состав. Изменилась тактика, риторика. Во-первых, у единороссов появился новый лидер – экс-президент, а ныне премьер-министр Дмитрий Медведев. Уже на первом совещании с партактивом он задал тренд на демократизацию партии. Отныне все ключевые посты в партии будут занимать только лица, прошедшие внутрипартийные выборы. Кроме того, партия «окрылилась», дав партийцам поле для идеологического маневра. Сейчас в ней действуют три платформы: либерально-консервативная, социально-консервативная и патриотическая.

Первым, кто занял значимую должность в партии на выборной основе, стал заместитель секретаря Генсовета партии Сергей Железняк. По итогам внутрифракционного голосования он был избран вице-спикером Госдумы вместо Олега Морозова, сдавшего мандат в связи с переходом на работу в администрацию президента.

Чуть раньше произошли и другие перестановки во фракции единороссов. Например, осталась без «уютной» должности одиозная Любовь Слиска, прежде воплощавшая своей персоной бюрократизм партии. Вопреки ожиданиям, Госдуму в третий раз не возглавил единоросс-супертяжеловес Борис Грызлов, в последний момент отказавшийся от мандата. Вместо него председателем Госдумы стал экс-глава президентской администрации Сергей Нарышкин, а его первым замом по линии «ЕР» - бывший вице-премьер Александр Жуков. Оба считаются адекватными переговорщиками и заняли свои посты, чтобы налаживать взаимоотношения с парламентской оппозицией.

Вместе с кадровыми перестановками в пользу «дипломатического» крыла партии изменилась и ее тактика. В политическом поле деятельность партии стала злободневней и конкретней. Сначала силами «Единой России» были принят целый ряд либеральных законов: возвращена выборность губернаторов, изменена процедура выборов Госдумы и упрощена процедура регистрации партий. Однако вслед за этим был принят целый пакет куда менее популярных в оппозиции законов. После погромов в центре Москвы на майском «Марше миллионов» силами единороссов были многократно ужесточены штрафы за нарушения на митингах. В УК РФ была возвращена статья «Клевета», правда, без санкции в виде лишения свободы. Было введено понятие «иностранный агент» по отношению к политизированным некоммерческим организациям, получающим финансирование из-за рубежа, а также принят закон о пресечении деятельности сайтов, распространяющих детскую порнографию. Как утверждают в партии власти, документы призваны очистить публичное пространство от злоумышленников и установить корректные границы для политической борьбы.

Не менее серьезные изменения произошли и в «Справедливой России». Партия заметно усилила свое присутствие в Госдуме, обогнав ЛДПР. В ее думской фракции отдельной группой выделились несколько радикальных депутатов, ассоциирующихся, скорее, с митинговой политикой, нежели с профессиональной. Во многом именно они задавали партийную тональность. Речь идет об Илье Пономареве, Дмитрии и Геннадии Гудковых. Их силами, например, была устроена т.н. «итальянская забастовка», парализовавшая работу Госдумы в день принятия закона о митингах до позднего вечера. Тем не менее, единороссы, отстаивавшие свой законопроект, высидели до конца и все же приняли документ.

Впрочем, не все так гладко. Трое радикалов выступают фрондой не только по отношению к «Единой России», но и стали проблемой для партийного начальства самой «Справедливой России». Например, еще зимой СМИ распространили видео, на котором Гудков-старший говорит о намерении взять власть в «Справедливой России» в свои руки, сместив ее лидера Сергея Миронова. Впоследствии Миронов за это устроил Гудкову публичную выволочку, но из партии так и не выгнал. Подковерные интриги в отношении Гудкова продолжаются и сейчас. Совсем недавно стало известно, что его не включили в состав руководящих органов Подмосковного отделения партии, в которых он ранее состоял.

Сам Миронов пока не определился со стратегией. В период борьбы за эсера Олега Шеина (весной Шеин голодал больше месяца в знак протеста против итогов выборов мэра Астрахани, которые проиграл) лидер эсеров был весьма радикален и даже надевал белую ленту – символ наиболее ожесточенных оппозиционеров, которые организовывали антипутинские митинги. Поддерживал он и «итальянскую забастовку» и – напротив – не голосовал по назначению Медведева премьером. Тем не менее, все помнят, что Миронов был первым, кто позвонил Путину по итогам президентских выборов и поздравил с победой. Он отказался сдавать мандат депутата, когда его упрекнули в бездействии в связи с якобы нелегитимно избранной Госдумой.

Не исключено, что подобная противоречивость – своеобразная тактика, попытка сохранить свое влияние в партии, заметно ослабшее после проигранных с очень низким результатом президентских выборов. Ведь кроме радикалов, подстрекающих Миронова на войну с Кремлем, на него действуют и умеренные, которым это совсем не надо. Только за полгода несколько депутатов разорвали отношения с эсерами именно по причине нежелания бороться с действующей власть по поводу и без: Игорь Зотов объявил о поддержке Путина, а Алексей Митрофанов принципиально пошел против партийной установки и поддержал утверждение Медведева в должности премьера. Очевидно, давит на Миронова и Оксана Дмитриева. И не только она, например, и Валерий Зубов. Последний уже поднимал в мягкой форме вопрос о возможной смене лидера партии.

Пока Сергей Миронов из этой сложной ситуации не выбрался, и «Справедливая Россия» при всех успехах застряла, как повозка между лебедем, раком и щукой.

ЛДПР минувший сезон пережила достаточно спокойно. В Госдуме партии Владимира Жириновского досталась самая маленькая фракция, но за умеренную поддержку Владимира Путина и законодательных инициатив «ЕР» в придачу к ней несколько ключевых постов. Например, глава избирательного штаба Жириновского Алексей Островский стал губернатором Смоленской области.

Хуже остальных дела обстоят у коммунистов, которые, будучи главной оппозиционной партией страны, полностью упустили лидерство в протестном движении. Зимой лидер КПРФ Геннадий Зюганов побрезговал сотрудничать с митингующими на Болотной площади, назвав их «оранжевой чумой», однако уже в начале лета об этом пожалел. Выписавшись из больницы, куда его положили то ли с инфарктом, то ли с больным коленом, первое, что он потребовал от партийного руководства на пленуме ЦК КПРФ – усиления протестной активности. Однако в ближайшей перспективе дела у коммунистов вряд ли пойдут на лад. Предстоящие осенью первые губернаторские выборы коммунисты в ряде регионов намерены бойкотировать, т.к. не имеют даже 5% голосов депутатов на местном уровне для выдвижения своих кандидатов. Договариваться с другими партиями или независимыми муниципалами в КПРФ не хотят.

«Неофициальная» политика

Единственным новшеством во внепарламентской политике стали невиданные по масштабу с 1990-х годов митинги в Москве. Сначала на Чистых прудах, потом на Болотной площади, потом на проспекте Сахарова, затем на Якиманке и т.д. собирались десятки тысяч человек, выражавших негодование в связи с итогами прошедших парламентских выборов. В основном это были не имеющие никакого отношения ни к одной из партий гражданские активисты, которые высказывались, устраивая из своих акций яркий перформанс.

Возглавили за неимением лучшего эти митинги-тусовки отставные, прежде подзабытые политики вроде Бориса Немцова, Владимира Рыжкова или мертворожденного в политическом смысле юного радикала Ильи Яшина. Однако они уже самоустранились: Рыжков добился восстановления регистрации своей Республиканской партии, на базе которой была создана Партия народной свободы Немцова. Сейчас политикам не до протестов. Активисты их объединенных партий уже начали дележку должностей в новообразованной структуре. В Питере, например, все закончилось банальным мордобоем. Яшин же на публике в последнее время появляется разве что в сопровождении Ксении Собчак и в активных мероприятиях также не замечен.

Непримиримые

Впрочем, протестные акции все же «родили» несколько новых лидеров. В первую очередь, это известный прежде по антиединороссовской пропаганде Алексей Навальный и вовсе неизвестный координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов. Стоит отметить, что оба с начала 2012 года успели нажили себе такое количество врагов, что их более опытным коллегам и не снилось. И хотя никакого политического «заказа» ни на первого, ни на второго, очевидно, не существует (иначе бы под надуманным предлогом обоих давно «закрыли» бы), оба находятся под сверх пристальным вниманием политических оппонентов. Об Удальцове из СМИ, например, уже стало известно, что он торгует своими активистами: за определенную мзду готов организовать митинг по тому или иному поводу. Подробно об этом писала «Комсомольская правда». Кроме того, активисты проправительсвтенных движений уже воспользовались его несдержанностью: девушка, донимавшая его вопросами на митинге в Ульяновске, получила от Удальцова удар в голову. За это он уже осужден к 240 часам общественных работ.

Схожая ситуация и с Навальным. Недавно единоросс Свирид отсудил у него 30 тысяч рублей за публичное причисление всех единороссов к жуликам и ворам. Депутат Госдумы Владимир Бурматов уже составил типовое заявление и предлагает другим партийцам обращаться в суд и также требовать компенсации с оппозиционера за оскорбление. Достоверных данных о цепочке судебных тяжб пока нет, однако сам Бурматов говорит, что заявление с его сайта скачивается весьма активно.

Кроме того, уже летом хакер Hell вскрыл электронную почту Навального, выложив в Сеть несколько его переписок, в частности с губернатором Кировской области Никитой Белых. Они обсуждали разборки с местными силовиками, расплату по долгам за счет «бюджета» и кражу спиртзавода.

Впрочем, по утверждению других экспертов, нападки на Навального, идеализированного в глазах московских рафинированных протестующих, лишь усиливают его и делает ему репутацию непримиримого борца с властью. Совсем недавний исторический опыт борьбы со столь одиозными личностями показывает, что более эффективным был прямо противоположный прием – полного игнорирования. Подобная методика была применена в свое время к Эдуарду Лимонову. В начале 2000-х после отсидки по статье «Экстремизм» он считался чуть ли не главным оппозиционером страны. Бурную реакцию вызывали такие его акции, как захват Минюста его сторонниками или регулярные митинги. А запрет суда на функционирование его Национал-большевистской партии принес ему лишь новые политические очки. Забывать о Лимонове стали лишь в середине 2000-х, когда он и превратился в политический труп.

Пока Алексей Навальный и Сергей Удальцов повторяют его судьбу, и единственной поддержкой их известности остается сама власть, подогревающая интерес к ним. Но, первые шаги к делегитимации Навального уже сделаны. В начале лета с помощью банкира Александра Лебедева, покровительствующего оппозиционерам, он вошел в совет директоров «Аэрофлота». Подобное сотрудничество с полугосударственной компанией и соответственно возможность получать от нее деньги, по словам ряда политологов, стало для Навального самым сильным имиджевым ударом, так как многие расценили это как подкуп.

Александр БОЖЕДОМСКИЙ

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".