Статья
27 Февраля 2012 10:03

Легитимность выборов и зеркало общества

<p>Современные выборы отличаются от выборов прошлого столетия тем, что их нужно не только выиграть, но и доказать, что это было сделано честно. Важность первой задачи очевидна. Но политическая практика последнего десятилетия по всему миру доказывает, что недооценка второй задачи порой чревата политической катастрофой. Разнообразные «цветные революции» происходили отнюдь не в связи с тем, что победил, дескать, «не тот» кандидат, а потому, что самим выборам и результатам голосования не доставало веры.<br />
<br />
Устойчивая вера подавляющего большинства в то, что результат выборов был получен честно и называется их легитимностью. Легитимация выборов и их результата – это очень серьезная политическая задача, в особенности тогда, когда страна находится на переломе или в ней идет холодная или даже горячая гражданская война, когда общество расколото и в нем царит атмосфера взаимного недоверия.<br />
<br />
В странах с длительными традициями демократии легитимность выборов подтверждает сама система. Людям попросту не приходит в голову, что возможны какие-то фальсификации при подсчете голосов или, что, к примеру, предваряющая выборы избирательная кампания могла быть проведена с серьезными нарушениями. Бюллетени могут заполняться простым карандашом, как в Великобритании, но никто не заподозрит хитрые ручки члена комиссии в искусстве владения ластиком. Большие группы цветного населения могут оказаться исключены из процесса голосования, попросту не учтены на участках, как это бывает в некоторых американских штатах, но этот факт не выводит толпы возмущенных граждан на улицы. В конце концов, иногда победу от поражения на выборах отделяет результат сомнительного пересчета голосов в каком-то захолустье, но проигравший в итоге кандидат почему-то не идет маршем на столицу и не пытается там разыграть разноцветный спектакль. Вместо этого он встречается с победившим его врагом, и на глазах у сотен корреспондентов крепко жмет тому руку. Все потому, что вместе с выборами под сомнение будет поставлена система. А система такого не прощает. Особенно столь древняя система нескольких сот лет от роду, как в США и Британии.<br />
<br />
В странах, где доверие к демократическим институтам не так укоренено, бремя легитимации выборов берет на себя победитель. Получается, что он должен выигрывать как бы дважды: сначала непосредственно на участках голосования, для чего необходимо выигрывать избирательную кампанию, а затем – в информационном поле, доказывая, что выборы были честными, и у значительного большинства избирателей, как и у наблюдателей, не должно возникать по этому поводу никаких сомнений.<br />
<br />
Нынешнее российское общество переживает очень трудный этап взросления. Оно становится сложнее чем раньше, появляются новые запросы новых социальных групп, чувство солидарности, характерное для периода экономического роста, сменяет посткризисный синдром разобщения. В обществе спонтанно нагнетается атмосфера недоверия – одних социальных групп к другим, и выливается в итоге в сокращение доверия к существующим демократическим институтам. Результат парламентских выборов 4 декабря 2011 года свидетельствует именно об этом. Именно в таких условиях вопросы легитимности выборов становятся особенно значимыми.<br />
<br />
Предыдущие победы на выборах общество оценивало как безоговорочные. И, соответственно, вопросов к системе учета голосов и качеству избирательного процесса у людей было немного. Но они стали накапливаться в процессе того, как общество буквально на глазах начало "заражаться" политикой. Выборы – это политическое зеркало социума. И общество желает, чтобы зеркало не было ни кривым, ни испачканным. Легитимность выборов и их итогов в такой ситуации становится очень серьезным аргументом в пользу победителей и требованием признания чужой победы от меньшинства, которое должно наглядно убедиться, что оно – меньшинство, а не что иное. Легитимность выборов – это путь к гражданскому миру. <br />
<br />
Политическая история знает несколько способов ухода от решения проблемы легитимации выборов. Самый известный – это так называемая кража выборов. Тихая и почти незаметная кампания завершается тем, что одна из сторон в последний момент мобилизует свой электорат и легко побеждает. Причем, победившая сила может отнюдь и не представлять интересы большинства. Просто большинство почему-то оказалось к выборам равнодушно. В атмосфере равнодушия и разочарования политикой дополнительная легитимация выборов не требуется. При этом, сама легитимность итогов «украденных выборов» может быть весьма сомнительной, но поставить об этом вопрос просто некому.<br />
<br />
Федеральная кампания по выборам президента России 2012 года не может быть «украденной». Она проходит в атмосфере беспрецедентного за последние 15 лет внимания со стороны СМИ, политических партий и гражданского общества. Сам факт наличия в гражданском обществе и независимых СМИ дискуссии о втором туре, которая продолжается с самого начала кампании, вплоть до последней недели, свидетельствует о том, что результат выборов не предопределен изначально, а интрига сохраняется длительное время, даже несмотря на наличие фаворита гонки. Непредсказуемость результата как правило говорит о том, что люди верят в честность выборов. Доверяют как процедуре, так и итогам.<br />
<br />
Притом, что победитель гонки с очень высокой вероятностью известен любому гражданину, на кон выставлен отнюдь не результат, с которым будет одержана победа. Ведь, даже в рядах оппозиции никто не сомневается в справедливости победы лидера гонки. Соперники будущего победителя прекрасно понимают, что по объективным причинам  не являются его достойными конкурентами. Так вот, на кону стоит не сама победа, а качество этой победы. То есть, легитимность выборов. Обществу интересно, как проходят выборы, как будут посчитаны голоса, насколько открытой и честной является избирательная кампания. Интересно куда больше, чем имя победителя. Этот интерес – настоящий тест на стрессоусточивость молодой избирательной системы страны. Тема честности выборов – главная тема кампании.<br />
<br />
И, между прочим, сам этот факт свидетельствует в пользу легитимности выборов. Недоверие граждан к существующей в России демократии подхлестывает власти к еще более тщательной работе по обеспечению прозрачности и честности выборов. Как можно «украсть выборы» под пристальным взором гражданских наблюдателей, СМИ и специально повешенных вебкамер?<br />
Тем не менее, в нашей стране помимо привычной оппозиции — системной - существует еще и феномен активной непримиримой оппозиции. Радикальные оппозиционеры, иначе говоря, несогласные, в применении к выборному процессу рассматривают только одну стратегию – его делегитимацию. Такая позиция занимается несистемной оппозицией в надежде получить политический капитал на угрозе шантажа власти и подрыва веры общества в легальные демократические процедуры. Для решения этих задач используется целый арсенал средств от тактики агрессивного наблюдения на участках до фальсификации экзит-поллов, от вбросов фальшивых свидетельств о нечестности выборов, до прямого медийного давления и подключения к кампании геополитических соперников государства.<br />
<br />
В России накануне декабрьских выборов 2011 года непримиримая оппозиция избрала из общего арсенала делегитимации выборов весьма мягкий сценарий. В какой-то мере она просчиталась: агитация «за любую другую партию, кроме…» все-таки сыграла в плюс существующей политической системе. Повышение явки, а вместе с ним повышение результатов оппозиционных парламентских партий, показали, что граждане страны готовы доверять существующей модели избирательного процесса. Осознав свою ошибку, сразу же после объявления итогов выборов радикальная оппозиция перешла к тактике непризнания результатов.<br />
<br />
Но накануне президентских выборов представители радикальной оппозиции не обсуждают тактику делегитимации. Даже объединившись во время зимних протестов, они так и не смогли выставить консенсусную фигуру на роль кандидата в президенты, хотя времени для этого у радикалов хватало. В таких условиях отколовшаяся часть радикалов присоединилась к Геннадию Зюганову, который пообещал в случае победы провести через три года новые выборы президента. А еще одна часть, включая Алексея Навального и Юрия Шевчука, заявили, что готовы признать победу Путина, если она будет достигнута честно. Очевидно, что даже среди несогласных очевиден кризис стратегии делегитимации на фоне самых прозрачных за последние 20 лет выборов.<br />
<br />
Впрочем, не стоит думать, что оппозиция, отказавшись от роли активного участника гонки и превратившись в наблюдателя, будет сидеть сложа руки. Что лишний раз свидетельствует о том, как важна легитимация выборов: действия кандидатов, процедура голосования, подсчет голосов – все это будет изучаться самым пристальным образом. И не только доброжелательным взглядом. <br />
<br />
Тем временем, в обществе складывается нормальная, цивилизованная, зрелая дискуссия по основным социально-политическим вопросам. Что особенно важно на фоне программных статей Владимира Путина, которые он публикует еженедельно в рамках диалога с нацией в ведущих СМИ. Но и оппозиционеры вполне достойно представлены в масс-медиа. Они допущены к федеральным СМИ, в том числе праймовому вещанию на центральных телеканалах. Нет никаких ограничений в выражении своей политической позиции в медийном пространстве практически ни для каких оппозиционных груп. <br />
<br />
Показательно в этом отношении и поведение политических партий, прошедших в парламент. Представители ЛДПР, СР и КПРФ на словах выразили несогласие с итогами парламентских выборов, однако никто из депутатов даже не попробовал сдать свой мандат. Таким образом, де-юре и де-факто результат выборов 4 декабря 2011 года политическими партиями был признан. Но агрессивная риторика партийных спикеров оставила пространство для шантажа власти в перспективе других выборов – уже президентских.<br />
<br />
В ходе текущей предвыборной кампании оппозиционные парламентарии и кандидаты в президенты России высказывают претензии в отношении хода кампании, в частности перекоса в освещении на федеральных телеканалах деятельности одного из кандидатов. Однако очевидно, что существенная часть передаваемой информации не является агитацией за Путина, а есть лишь рутинное информирование граждан страны о деятельности премьер-министра. И кандидаты это понимают — никто из них не заявил заранее, что в любом случае не признает итоги голосования, если победителем он не станет. То есть, несмотря на прозвучавшие претензии, кандидаты в целом удовлетворены атмосферой предвыборной гонки и тем, как соблюдаются правила политической борьбы и законность.<br />
<br />
Да и саму кампанию Владимира Путина нельзя назвать агрессивной. В масс-медиа он не пользуется какими-либо серьезными преференциями. Агитация за Путина не «перекрывает кислород» другим кандидатам. Кампания Путина ведется весьма скромно. Чего только стоит формальная и незаметная «наружка», на которой даже нет изображения кандидата, а есть лишь фамилия и инициалы.<br />
<br />
Так что можно с уверенностью утверждать, что кандидаты пользуются равными правами при освещении своей деятельности в государственных СМИ. Никаких ограничений, не предусмотренных законодательно, на агитацию в пользу кандидатов не налагается. Скандалов, связанных с умышленной порчей агитации, снятием агитации и.т.п., пока нет. Есть, правда, скандалы, связанные с тем, что либеральная общественность выражает недовольство сторонниками Путина. Шельмованию в оппозиционных СМИ подверглись актеры Фоменко и Хаматова, режиссер Калягин и дрессировщик Запашный. Но это — элемент борьбы за повестку. И, несмотря на то, что травля этих людей проводится цинично и довольно грязно — сам по себе факт наличия политической борьбы  на этом поле — еще одно свидетельство в копилку легитимности выборов.<br />
<br />
Разбивает надежды делегитиматоров и политическая палитра, которую представляют кандидаты. Михаил Прохоров – самовыдвиженец, в отличие от остальных участников гонки, выдвинутых партиями — выражает интересы праволиберального электората. Зюганов — социалист и консерватор. Миронов — левый социалист. Жириновский — националист и Путин — центрист. У граждан есть реальный выбор между пятью кандидатами, их программами и идеологиями. Поскольку кандидаты и их программы отражают практически весь идеологический спектр, характерный для текущего состояния российской политики, никто не может считать себя исключенным, кроме разве что ультрарадикалов справа и слева, которых не допускают в публичную политику ни в одной по-настоящему демократической стране мира. Политическое меню президентских выборов 2012 года как никогда разнообразно. Под прилавком не осталось ничего.<br />
<br />
Все вышесказанное демонстрирует картину очень интересного выборного процесса, итоги которых общество признает обязательно. А значит, легитимности выборов пока ничто не угрожает. Но необходимо понимать, что "майдан" – не такая уж невозможная перспектива, а общественная напряженность вполне может оформиться в попытку устроить очередную оранжевую бучу. Поэтому работа по обеспечению легитимности выборной процедуры должна неуклонно проводиться и до выборов и в день выборов и, что не менее важно — после выборов. <br />
<strong><br />
Павел ДАНИЛИН</strong></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".