Сказано
3 Декабря 2009 0:01

Леонид Беляев, начальник Главного управления МЧС по Петербургу

Леонид Беляев, начальник Главного управления МЧС по Петербургу
Фото: ВГТРК

Замысел террористов, подорвавших «Невский экспресс», возможно, был рассчитан на то, чтобы подорвать не один, а сразу два поезда. Такое личное мнение высказал начальник Главного управления МЧС по Петербургу Леонид Беляев, выступая в среду в парламенте Петербурга.

«"Невский экспресс" опоздал на одну минуту. При его скорости движения это три километра. В принципе все могло бы быть хуже, потому что в этом месте (подрыва) он встречается с поездом ЭР-200», - сказал Беляев. «Если бы там произошла встреча двух поездов - все могло бы быть намного трагичнее», - добавил он.

Позднее в интервью «Интерфаксу» он уточнил, что эти выводы не являются результатом работы следствия: «Это моя догадка, мое предположение, мое личное мнение».

Выступая в петербургском парламенте, Леонид Беляев также сказал: «Нет никаких сомнений в причинах схода с рельсов поезда: это 100% теракт».

Говоря о работе спасательных служб на месте трагедии, Беляев пояснил, что 23 человека погибли непосредственно в момент крушения, двое умерли в «Скорой помощи», когда их доставляли в больницу. Еще одна женщина позднее скончалась в московской клинике.

По последним данным, жертвами крушения «Невского экспресса» вечером 27 ноября в Тверской области стали 26 человек, еще несколько десятков пострадавших сейчас находятся в больницах Москвы и Петербурга.

По данным Беляева, в больницах Петербурга остаются 77 человек, общее число пострадавших составляет 96 человек. При этом восемь человек, по данным Минздравсоцразвития РФ, до сих пор находятся в тяжелом состоянии.

Кроме того, для точного опознания последнего тела погибшего из «Невского экспресса» потребуются дополнительные экспертизы. «Есть один человек, которого просто опознать было невозможно. Там остались только конечности. Его вчера доставили в Петербург, где будут проведены дополнительные экспертизы», - сказал Леонид Беляев.

Напомним, что три вагона скорого поезда «Невский экспресс», следовавшего по маршруту Москва-Петербург, сошли с рельсов вечером 27 ноября на границе Тверской и Новгородской областей. Погибли 26 человек, пострадали около 100.

На следующий день глава РЖД Владимир Якунин заявил, что основной версией крушения поезда является подрыв неустановленного устройства. «Что касается версий, то по справке, которая мне только что была подана, оперативно-следственной группой расследуется версия как основная версия - версия подрыва неустановленного устройства неустановленными лицами. Попросту говоря, теракт», - заявил он в интервью программе «Вести» (телеканал «Россия»).

Со своей стороны официальный представитель СКП РФ Владимир Маркин сообщил «Интерфаксу», что на месте крушения обнаружены элементы взрывного устройства. «Действительно, речь идет о теракте», - сказал он.

Представитель комитета отметил также, что от взрыва на железнодорожном полотне образовалось воронка глубиной около 1,5 метров.

По данному факту возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренных ст. 205 УК РФ (террористический акт) и ст. 222 УК РФ (незаконный оборот оружия) и принято к производству Главным следственным управлением Следственного комитета при прокуратуре РФ.

Впрочем, версию теракта поддерживают не все. Например, специалисты Федерального информационного центра (ФИЦ) «Аналитика и безопасность» ставят под сомнение версию подрыва поезда «Невский экспресс». «У нас большие сомнения, что это теракт. Я считаю, что с точки зрения террористов абсолютно не было логики совершать второй взрыв», - заявил специалист ФИЦ Сергей Соколов. «Я видел воронки от взорванных фугасов, потому что в свое время неоднократно выезжал в Чечню во время боевых действий, и я представляю, как взрывают поезда и какие бывают воронки», - пояснил эксперт.

При этом он отметил, что сам на месте катастрофы не был, а его выводы основаны на личных соображениях, логике и анализе фотографий с места ЧП, распространенных в СМИ. «Фотографии, которые после этого появились, меня не убедили, что это был действительно фугас. Это не было похоже на взрыв, и сами эксперты определяют это как вид какой-то петарды», - сказал Соколов.

Он также не согласен с позицией следствия, взявшего за основу лишь одну версию катастрофы поезда - теракт. «Почему следствие рассматривает только одну версию? Почему сразу же была исключена техногенная версия?», - заявил Соколов.

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".