Статья
45 22 Марта 2011 17:26

«Мы прошли большой путь»

Министр обороны США Роберт Гейтс находится в России с официальным визитом.

Гейтс высоко оценивает уровень сотрудничества с Россией по широкому кругу международных проблем.

«Если вы посмотрите на сферы нашего сотрудничества и на характер диалога, который у нас имеется с русскими, то увидите, что мы прошли большой путь», - заявил глава Пентагона на борту своего самолета в беседе с журналистами, сопровождающими его в поездке в Россию.

Роберт Гейтс назвал важным фактом то, что, несмотря на свои сомнения, Россия не наложила вето на резолюцию Совета безопасности ООН 1973 по Ливии.

Глава Пентагона также назвал «очень важным» сотрудничество с Россией по резолюциям Совбеза ООН в отношении Северной Кореи и Ирана.

«Россия является составной частью Северной распределительной сети, которая оказывает поддержку нашим операциям в Афганистане», - напомнил он.

К настоящему моменту через Россию прошло 30 тысяч контейнеров с грузами для войск коалиции и «желание России работать с нами можно назвать чрезвычайным», заявил Роберт Гейтс.

Он назвал важными элементами сотрудничества с Россией противодействие терроризму и борьбу с распространением наркотиков.

Сравнивая отношения Вашингтона с РФ и Британией, Францией, Канадой, Гейтс отметил, что США «движутся к таким же отношениям с Россией». «Мы, конечно, к этому еще не пришли, но отношения - не такие хрупкие, как это было 30 лет назад», - сказал он. «Отчасти это объясняется тем, что в последние три года обе стороны дорожили отношениями и поддерживали хорошую связь друг с другом», - пояснил глава Пентагона.

21 марта глава Пентагона посетил Санкт-Петербург, где выступил перед слушателями Военно-морской академии имени адмирала флота Советского Союза Н.Г.Кузнецова.

Во время выступления Роберт Гейтс заявил, что Российская Федерация должна найти форму участия своих вооруженных сил в международных коалициях.

«Я призываю вас и ваше руководство подумать, в какой форме российские военные могли бы действовать в рамках международных коалиций», - сказал Гейтс, выступая перед слушателями академии.

Говоря об основных темах обсуждения между военными и политическими ведомствами обеих стран, глава Пентагона упомянул и проблему ПРО. «У России до сих пор имеются сомнения… Тем не менее, обе стороны намерены преодолеть эти трудности», - сказал шеф Пентагона.

22 марта в Москве прошли российско-американские переговоры.

Перед их началом, в интервью «Интерфаксу» министр обороны США назвал нынешние отношения между Вашингтоном и Москвой тесными и партнерскими.

«Со времени окончания "холодной войны" были, конечно, кое-какие периоды, когда возникали проблемы в наших отношениях, однако в общем и целом, направленность в наших отношениях позитивная, отношения становятся тесными, партнерскими, для них характерно взаимодействие», - сказал Роберт Гейтс.

«Я столько лет занимался российской проблематикой, что могу сказать: первый такой поворотный пункт был в начале 70-х годов во время разрядки напряженности между нашими странами. Тогда мы впервые начали обсуждать вопросы разоружения. И после этого, через 20 лет, после окончания "холодной войны" возникла действительно очень важная новая возможность для улучшения взаимоотношений», - отметил Гейтс.

«Что касается того прогресса, который уже был достигнут, то я думаю, если говорить о двусторонних отношениях, то этот прогресс характеризуется, прежде всего, недавно ратифицированным новым договором СНВ. Что касается международного сотрудничества, то этот прогресс характеризуется нашей совместной работой по резолюциям Совета безопасности ООН в отношении Северной Кореи и Ирана», - подчеркнул он.

Кстати, США готовы дать не юридически обязывающие гарантии, а политические заверения о ненаправленности ПРО против России.

«Мы могли бы предоставить политические заверения , и эти политические заверения будут достаточными для России, чтобы убедить ее: нет никакого аспекта в наших намерениях, который когда-либо угрожал России», - сказал Гейтс, отвечая на вопрос, готовы ли США дать юридически обязывающие гарантии ненаправленности глобальной противоракетной обороны против России.

«Во-первых, если говорить о таких гарантиях, то их очень трудно будет провести через Конгресс. Мой любимый пример: недавно Сенат ратифицировал договоры с Великобританией и Австралией, а это, вы знаете, два наших самых близких союзника. И Сенату потребовалось пять лет, чтобы ратифицировать эти договоры. Я думаю, что нам надо получить ответ на вопрос, о котором идет речь, гораздо скорее, чем через пять лет», - подчеркнул Гейтс.

«Другими словам, если говорить о риске для России, который исходил бы из партнерства России и Соединенных Штатов и из участия в этих проектах, то такой риск практически отсутствует. В то же время, долгосрочные выгоды от такого сотрудничества являются чрезвычайно большими. Кроме того, Россия в любой момент может сделать то, что, как она посчитает, будет отвечать ее национальным интересам», - заявил американский министр.

Министр обороны США считает перспективной идею президента России Дмитрия Медведева о создании центра по обмену данными по оценке ракетных угроз. «США гораздо больше предпочли бы иметь Россию в качестве партнера в европейской ПРО. И президент Медведев внес предложения, в частности, касающиеся центра по обмену данными», - сказал Роберт Гейтс в интервью.

«И мне кажется, что это очень перспективное предложение. Мы будем обсуждать эти вопросы во время моего визита», - сказал он.

Комментируя сообщения о возможной отставке с поста министра обороны и отвечая на вопрос, значит ли это, что нынешний визит в Россию последний в качестве министра обороны, собеседник агентства с улыбкой ответил: «Возможно».

В ходе встречи министров обороны РФ и США были обсуждены результаты деятельности рабочих групп, созданных по итогам встречи в Вашингтоне, проблемы противоракетной обороны и ряд актуальных вопросов региональной безопасности, в частности, ситуацию в Афганистане.

Положение дел в российско-американском военном сотрудничестве улучшается, заявил министр обороны РФ Анатолий Сердюков.

«С удовлетворением отмечаем, что определенный прогресс наметился на всех направлениях», - сказал Сердюков после встречи с Робертом Гейтсом.

По словам российского министра, встреча с Гейтсом - «подтверждение позитивного развития отношений в военной области».

Сердюков отметил, что контакты между военными ведомствами активизировались. «Основной упор сделан на практических мероприятиях, которые могут быть применимы в ходе преобразований в вооруженных силах. Такая работа проводится в наших странах, поэтому обмен опытом и дискуссии на тему реформирования полезны и нам, и коллегам из США», - сказал российский министр.

Он отметил, что во время переговоров с Робертом Гейтсом подведены итоги работы специализированных рабочих групп, созданных для контактов между ведомствами двух стран.

Гейтс со своей стороны отметил, что в ходе состоявшихся переговоров большое внимание было уделено оценке ситуации в Афганистане и усилиям коалиции по поддержанию стабильности в этой стране. Он поблагодарил российскую сторону за оказываемое содействие в обеспечении группировки коалиции в Афганистане, а также за те усилия, которые вносит Россия в становление афганских полицейских сил и формирование афганского вертолетного парка.

Касаясь диалога по вопросу противоракетной обороны, Гейтс сказал, что здесь у сторон остаются разногласия. «Мы продолжим диалог по поиску путей решения проблем, как по линии двустороннего сотрудничества, так и по линии Россия-НАТО», - сказал он.

Гейтс отметил, что в последнее время военное сотрудничество между РФ и США вышло на качественно новый уровень. Если раньше обсуждались в основном глобальные и стратегические вопросы, то сегодня военные ведомства двух стран вышли на сотрудничество по конкретным вопросам, представляющим взаимный интерес.

Он выразил надежду, что это сотрудничество продолжится.

Комментарии экспертов
Как мне кажется, визит Гейтса в Москву во многом спровоцирован тем, что Соединенные Штаты Америки зондируют реакцию  ведущих стран мира на  ситуацию в Ливии, особенно по Совету Безопасности ООН. В этой связи в качестве спец-посланника США выступил глава Пентагона Роберт Гейтс, который с одной стороны зондировал позицию российских элит, особенно в свете определенного раскола российского истеблишмента по поддержке или не поддержке произошедшего. 

 

С другой стороны, Гейтс пытался, в какой то мере, презентовать американскую точу зрения и несколько сгладить противоречия. В частности, в качестве такой попытки снятия напряженности можно расценивать его слова о том,  что на самом деле Россия фактически союзник Запада, что возможно сотрудничество по проблемам противоракетной обороны. 

 

Не думаю, что Гейтс придал какой-то импульс процессу перезагрузки. В некоторой мере, это был визит страховочный, чтобы не допустить эскалации негодования России по поводу фактического нарушения резолюции Совета Безопасности, которая предусматривала только создание бесполетной зоны, а сейчас все уже свелось к агрессии Западных стран к суверенности государства. 

 

По большому счету, перезагрузка свелась к договору о сокращении наступательных вооружений, и путь взаимного сотрудничества оказался исчерпанным.  

Россия заинтересована в технологическом сотрудничестве с США, а здесь как бы сказывается наследие холодной войны, и никто не готов к открытости в этом направлении. С другой стороны, каких-то внешнеполитических партнерских альянсов или каких-то партнерских программ тоже не предвидется. В тоже время ни одна из сторон не собирается отказываться от перезагрузки. Поэтому, я бы сказал, в таком вяло текущем режиме перезагрузка продолжится, но она вряд ли будет наполнена каким либо содержанием. Скорее всего, стороны будут делать реверансы в отношении друг друга, но это будут просто дипломатические шаги. 

Министр обороны США Роберт Гейтс - человек, который определяет военную политику Пентагона. Но он не определяет сам процесс перезагрузки, это совершенно очевидно, тем более в данной ситуации это было бы сомнительно. 

 

Мне кажется, его визит носит плановый характер, и едва ли вопросы Северной Африки и Ближнего Востока имеют для переговоров центральное значение. Гейтс этим не занимается, и естественно, он решил поднять военные вопросы.  Он строго ограничивает свою компетенцию тем, что он в отличие от своего предшественника не бросается политическими заявлениями, не делит Европу и союзников не определяет. В общем, он дал российской стороне подтверждение того, что наземной операции не будет, и шансов на нее особых нет. Он давал понять, что это совершенно не тот вопрос, который должен портить отношения России с Соединенными Штатами, а сотрудничество по ПРО будет продолжаться. Что касается привлечения российских миротворческих контингентов в обозначенную зону – то это жест дипломатической вежливости, не более того. 

 

Я не считаю, что этот визит имеет какой-то широкий политический смысл, хотя Гейтс, конечно, человек, который исторически не очень сочувствовал нашей стране. Но на самом деле, он весьма компетентен и понимает, что прямые заявления сейчас не улучшили бы ситуацию российско-американских отношений и общего позиционирования американской администрации в мире. Я думаю, менее всего эти люди хотят, чтобы Россия сейчас бесконечно поддерживала все инициативы Вашингтона, некоторые из которых являются абсолютно ненужными для нас.

 

И, конечно, общая напряженная ситуация, во время которой произошел этот визит, создавала нервозную атмосферу, ну я думаю, Гейтс едва ли хотел ее усугубить. 

США решает в Ливии задачу свержения Каддафи, который всегда рассматривался как антиамериканская фигура, но с которым какое-то время мирились. Установление в Ливии прозападного правительства могло бы действовать в унисон с западными странами по вопросам устройства Северной Африки и Средиземноморья. Если страна политически начинает ориентироваться на Запад, то там же она будет закупать оружие, оттуда будет экспортировать оборудование и так далее. И, конечно же, Ливия – это нефть, что является очень немаловажным фактором происходящего вокруг этой страны. 

 

Если говорить об аналогиях этой операции в Ливии с Афганистаном и Ираком, то любая аналогия, конечно, хромает. В отличие от Ирака здесь для начала военной операции было правовое основание – позиция ООН по бесполетным зонам. В отличин от Афганистана и Ирака здесь нет массового введения  наземных войск. Резолюция ООН запрещает введения войск и если операция будет развиваться успешно, то скорее всего западные страны ограничатся бомбардировками вооруженных сил Ливии, правительственных объектов и мест, где живет сам Каддафи и его семья, и массированным вооружением оппозиции, которая, как они считают, решит за них все вопросы связанные с наземными операциями. То есть, в данном случае роль Запада – это обеспечение воздушной поддержки сил оппозиции Каддафи, вооружение их, снабжение и так далее. Хотя это, безусловно, противоречит тому мандату, который выдала Организация Объединенных Наций. 

 

Что касается визита Роберта Гейтса, то главы Пентагона в Москве бывали многократно, это не первый визит, я думаю, что в данном случае это следует рассматривать в контексте нынешней ливийкой операции. Я думаю, что Гейтс в данном случае просто объясняет цель руководству Российской Федерации с тем, чтобы в дальнейшем рассчитывать на ее поддержку в Совбезе. Потому что ясно, что Россия недовольна тем, как реализует мандат и в дальнейшем может быть поменяет свое мнение, а американцам этого бы явно не хотелось.

 

Следует заметить, что во Франции, где я в настоящее время нахожусь, никого не волнует реакция Пекина, Индии,  а реакция России волнует. Я еще не встречал француза, который поддерживал бы эту операцию. В Англии парламент проголосовал единогласно за военную операцию, в то время как общественное мнение в соотношении 43-30 против военной операции.

 

Европейцам в целом все равно. А вот мигрантов они боятся. Но в данном случае там выведены достаточно мощные военно-морские силы в Средиземное море, одна из основных функций которых - препятствовать появлению мигрантов.

 


© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".