Статья
9 Октября 2014 17:48

Начало долгого пути

Уже в ноябре жители Донбасса смогут реализовать право на демократическое избрание собственных политических руководителей, борьба за которое стала одной из причин военных действий в регионе.

В течение месяцев с момента событий на Майдане полностью легитимной власти на территории Донетчины и Луганщины фактически не существовало. Результаты противоречившей Конституции февральской «еврореволюции» не были признаны местным населением; отказались луганчане и дончане и от подчинения Петру Порошенко, сделавшему поначалу ставку на силовое подавление восстания; наконец, сами руководители ДНР и ЛНР по понятным причинам не имели возможности пройти через процедуру всенародного избрания.

Это обстоятельство, разумеется, не отменяет того факта, что Александр Захарченко и Игорь Плотницкий пользуются доверием на местах и даже воспринимаются Киевом в качестве полноценных партнеров по переговорам. Но окончательное определение формата самоуправления Донбасса невозможно без юридического закрепления декларируемого народовластия посредством прозрачных и поддерживаемых жителями электоральных процедур.

От того, насколько открыто, организованно и конкурентно пройдут выборы глав и парламентов республик, зависит и международное восприятие событий на юго-востоке Украины. Даже наиболее последовательным противникам самоопределения Донбасса трудно будет игнорировать тот факт, что его население без запугивания, угроз и принуждения пришло на избирательные участки и проголосовало за представителей наиболее ярких и эффективных политических сил.

Добившись скорейшей реализации народного волеизъявления, ДНР и ЛНР получат важнейший аргумент в борьбе за то, чтобы их позиция была услышана в мире. Однако им следует учесть, что без должного освещения и информационного сопровождения результаты демократических процедур нередко теряют свою ценность.

На постсоветском пространстве подобное положение вещей во многом является аксиомой. Например, у непредвзятых наблюдателей давно не вызывает сомнений открытость и конкурентность регулярно проходящих выборов в Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье, однако неспособность их правительств адаптироваться к условиям существования в глобальной информационной среде привела к устойчивому игнорированию этих процессов международным сообществом.

Образ ДНР и ЛНР в глазах мирового общественного мнения сегодня и вовсе отличается преобладанием пропагандистских штампов и клише, ставших следствием как целенаправленных усилий Киева, так и собственных ошибок ополченцев. Ноябрьское голосование в этих условиях имеет шансы стать первым шагом для формирования принципиально нового восприятия республик — если не странами ЕС и Северной Америки, то хотя бы азиатскими, латиноамериканскими и ближневосточными государствами. К сожалению, сейчас новости о позитивных особенностях местной предвыборной гонки — будь то регистрация различных политических движений или создание свободных условий для агитации — практически не выходят за пределы региона, и даже в России обсуждаются недостаточно активно.

Между тем легитимизация политических институтов Донбасса в глазах как его жителей, так и внешних наблюдателей будет иметь серьезное влияние на ход дальнейших переговоров в Минске. Уже опираясь на очевидную поддержку со стороны своих избирателей, лидеры республик смогут значительно увереннее чувствовать себя в ходе встреч с киевскими эмиссарами, выдвигая новые условия и требования. Например, претворение в жизнь обозначенного в минском протоколе пункта о принятии закона об особом статусе пока что планировалось и обсуждалось только в одностороннем порядке — администрацией Порошенко и Верховной Радой — словно мнение самих дончан и луганчан по данному вопросу не имеет никакого значения.

Не исключено, что победившие на выборах лидеры смогут представить Киеву собственное видение этого закона, как и всей юридической базы отношений украинских властей с неподконтрольными районами юго-востока. Высказанное в сентябре предложение Андрея Пургина о необходимости послевоенного восстановления экономических, культурных и социальных связей Украины и народных республик может стать позитивной отправной точкой для подобных консультаций.

Но во многом сценарий развития событий по-прежнему зависит от того выбора, который вскоре сделают жители мятежных регионов — в частности, от того, кому из кандидатов они доверят собственную судьбу. За время противостояния столице на Донбассе проявили себя десятки талантливых военачальников и стратегов боевых операций; их вклад в отстаивание идеи самоопределения юго-востока стал важнейшим аргументом, убедившим президента Украины перейти к осуществлению мирного плана.

Однако умение отличиться на поле боя и способность управлять промышленностью, экономикой и социальной сферой далеко не всегда сочетаются друг с другом. В ближайшее время в ДНР и ЛНР должен будет пройти сложный и иногда даже болезненный процесс перетекания всей полноты власти от полевых командиров к гражданским руководителям. Учитывая то обстоятельство, что в боестолкновения были вовлечены многочисленные автономные группы и добровольческие отряды, далеко не все ветераны донбасской войны согласны с перспективой нахождения на обочине политических процессов или встраивания в некую вновь создаваемую вертикаль. Многие из них потеряли родственников и близких людей, некоторые побывали в плену, где подвергались пыткам и издевательствам, и им психологически трудно адаптироваться к мирной жизни.

У иных фигур проснулись нездоровые амбиции, успешно используемые российскими маргинальными националистическими организациями. В своем неприятии идеи грядущих выборов подобного рода персонажи фактически подыгрывают Киеву, зачастую используя те же аргументы, что и их недавние противники из украинской столицы: например, один из бывших министров обороны ДНР после назначения даты голосования назвал его «фикцией» и подключился к кампании по дискредитации бывших единомышленников по донбасскому сопротивлению.

Очевидно, что для построения стабильной и лишенной насилия жизни в регионе лидерам народных республик необходимо добиваться уменьшения влияния такого рода экстремистов и авантюристов на настроения своих сограждан. Лишения и потрясения, через которые прошел за последнее время юго-восток, окажутся напрасными, если построение стабильности на его территории будет подрывать собственная «партия войны», аналогичная киевской. Нельзя забывать о том, что отдельные украинские руководители с нетерпением ждут расколов и внутренних дрязг в ДНР и ЛНР, которые позволят национал-радикалам и близким к ним силам в Раде и правительстве дезавуировать ранее достигнутые договоренности.

При этом важно, чтобы люди, баллотирующиеся в законодательные и исполнительные органы власти республик, воспринимали предвыборную борьбу не как средство достижения краткосрочных политических результатов, а как начало долгого и непростого пути к построению государственности на подчиненных им территориях. Они должны учесть исторический опыт других подобных образований, показывающих, сколь опасными могут быть эйфория и самоуспокоение на волне первых успехов.

Показателен пример палестинского лидера Ясира Арафата, добившегося к 1993 году проведения переговоров с Израилем и создания автономии, взявшего в руки бразды правления, но в итоге поставившего свой народ на грань катастрофы. Менее чем за десятилетие его движение «ФАТХ» растеряло поддержку среди населения, допустило превращение Палестины в оплот террористических группировок и не смогло предотвратить начало так называемой Второй интифады, жертвами которой стали тысячи человек.

Бесспорно, в отличие от того же Арафата (создававшего в 1960-1980-х гг. квазигосударственные анклавы в Иордании и Ливане), не имеющим значимого политического опыта руководителям донбасского восстания будет непросто освоить свои новые социальные роли. Однако политическая дальновидность и стратегическое мышление, которые позволили Захарченко и Плотницкому добиться диалога с Киевом и прекращения огня, показывают, насколько серьезным потенциалам обладают и они сами, и многие другие публичные фигуры Донбасса — например, основатель движения «Донецкая республика» Андрей Пургин и глава Компартии ДНР Борис Литвинов, которые, в отличие от многих соратников, долгое время были вовлечены в областную общественную жизнь. В конце концов, создатели современной государственности в Абхазии (Владислав Ардзинба), Южной Осетии (Торез Кулумбегов) и Приднестровье (Игорь Смирнов) также пришли в политику незадолго до провозглашения этими республиками независимости, но уже на волне борьбы за нее превратились в национальных лидеров, обладающих непререкаемым авторитетом. Не исключено, что, как и в упомянутых постсоветских образованиях, из числа местных активистов и опытных профессионалов-управленцев вскоре также выдвинутся новые фигуры, способные решить стоящие перед ДНР и ЛНР амбициозные задачи.

А сделать предстоит немало: в первую очередь, новые власти столкнутся с необходимостью устранения внутренних угроз безопасности. Одним из печальных итогов произошедших событий войны стало ожидаемое превращение региона в питательную среду для контрабандистов, рэкетиров и аферистов, с целью противодействия которым в республиках должны появиться работоспособные правоохранительные органы — их ряды могут пополнить и многие ветераны войны.

Речь идет не только о безопасности жителей данных территорий, но и о значимости скорейшей декриминализации экономики, без осуществления которой о быстром восстановлении Донбасса придется забыть. Ликвидировать беззаконие и вернуть в города и села порядок позволит возобновление работы ключевых предприятий, невозможное без достижения компромиссов с их собственниками, например, с Ринатом Ахметовым, и менеджментом, годами налаживавшим эффективную работу.

Только появление в ДНР и ЛНР достаточного количества рабочих мест снимет с повестки дня вопрос о поиске лишенными заработка дончанами и луганчанами не всегда законно нажитых средств к существованию. Воссоздание ключевых объектов региональной инфраструктуры сыграет основную роль в наполнении бюджетов республик, и, в итоге, в деле реализации критически важных социальных программ. По всем этим направлениям будущим властям следует нацелиться исключительно на быстрые, прорывные результаты — отсутствие таковых, в противном случае, станет очевидным не только внешним наблюдателям и западным СМИ, но и местному населению, которое в итоге может превратиться в привлекательный объект для манипуляций со стороны Киева.

Наконец, не должна после выборов отходить на второй план и работа по поддержанию имиджа самопровозглашенных образований. На сегодняшний день как деятельность в информационном пространстве, так и международная активность ДНР и ЛНР осуществляются на непрофессиональном, можно даже сказать, любительском уровне. Если участники местных политических процессов не осознают важность совершенствования собственного позиционирования, они превратятся в легкую мишень для провокаций со стороны своих внешних оппонентов, как, впрочем, и для подрывной деятельности в тылу.

Все эти темы и вопросы не могут быть проигнорированы в ходе дискуссий, которые непременно будут предшествовать запланированному голосованию. Для многих кандидатов, в особенности для участников парламентских выборов, достаточно сильным останется искушение пойти на подмену полноценного гражданского диалога эксплуатированием популистских и бесперспективных лозунгов. Отдельные фигуры ранее успели отметиться проявлениями антиукраинского шовинизма (забывая о том, что большинство дончан и луганчан родственными узами связаны с жителями различных регионов Украины), выступали с антиолигархическими призывами «отобрать и поделить», предлагали максимально упрощенное, по сути, силовое решение многих актуальных проблем. Но, пойдя по пути наименьшего сопротивления, вчерашние ополченцы добьются лишь внутреннего раскола, полной собственной дискредитации и поражения тех идей, за которые они воевали.

Будущим луганским и донецким государственным деятелям придется решать комплексные задачи возрождения региона, для которого любые новые потрясения будут иметь гибельные последствия. Нередко установление мира требует больших усилий и интеллектуальных затрат, чем ведение войны, и в этой новой реальности, которую жители Луганщины и Донетчины конструируют собственными руками, их будущее зависит в первую очередь от готовности оставить позади трагедии военного времени, повернувшись навстречу, возможно, менее явным, но не менее критичным актуальным вызовам.

Антон Гришанов специально для «Актуальных комментариев»

Фото: TASS

24 Августа 2016 Украина и Донбасс  СК возбудил дело против Степана Полторака Следственный комитет России возбудил уголовное дело в отношении главы Минобороны Украины Степана Полторака. Кроме того, дела возбуждены в отношении еще нескольких высокопоставленных военнослужащих. 24 Августа 2016 Украина и Донбасс  Украинский телеведущий осудил Майдан Депутат Киевского совета, известный на Украине телеведущий Дмитрий Гордон сожалеет о том, что в 2013 году поддержал Евромайдан. По его словам, если бы в период Евромайдана он знал, к каким последствиям приведет государственный переворот, то поступил бы иначе. 24 Августа 2016 Украина и Донбасс  Порошенко обменял генпрокурора на кредит США добивались от президента Украины Петра Порошенко увольнения прежнего генпрокурора Виктора Шокина, угрожая в противном случае удержать финансовую помощь Киеву в виде кредитной гарантии в размере $1 млрд.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".