Комментарий
25 Октября 2009 0:00

New комиссары

Виктор Топоров литературный критикВиктор Топоров

Виктор Топоров
литературный критикВиктор Топоров
<p>Есть у Александра Галича (день рождения которого отмечали на неделе) песня о рабочем, которому (вместе со всем цехом) отказали в присвоении звания «ударника коммунистического труда». Но отказали не потому, что в цеху плохо работают, а потому что изготовляют там – да, ударными темпами и высочайшего качества, – колючую проволоку. Неудобно, понимаешь, называть такое производство коммунистическим.<br />
<br />
Юлиан Семенов разрешал подобные сомнения с непревзойденным изяществом. Он славил ЧК/НКВД/ОГПУ/КГБ за «всё хорошее», не забывая, однако, и об оборотной стороне всемогущества этой организации. И о «проволоке колючей» говорилось в его романах с неслыханной по тем временам смелостью. Приводилось великое множество аргументов как «за», так и «против» проволоки, – вот только последнее слово (самое веское и лучше всего запоминающееся) всякий раз оставалось за чекистами, доказательно объясняющими, что советская власть – самая гуманная в мире, колючая проволока натянута исключительно для всеобщего блага, а бриллианты идут исключительно на нужды диктатуры пролетариата. Но, разумеется, при желании можно было списать последнее слово (советское) на цензурные издержки и принять на веру предпоследнее (то есть вопиюще антисоветское).<br />
<br />
«Советское» звучание семеновских романов подкреплялось, помимо писательской техники «последнего слова» (восходящей, кстати говоря, к так называемой полифонии Достоевского), объективной реальностью, то есть победоносным шествием коммунизма по всему земному шару. Критерий истины, учили нас, – практика. Белые были плохи не тем, что они были плохи, а тем, что красные оказались еще лучше. Принципиальная правота в конце концов всегда оставалась за нами, но и противника – если это был противник принципиальный – мы уважали, а порой и симпатизировали ему, даже если возникала объективная необходимость уничтожить его или, как минимум, отправить за колючую проволоку. Не случайно граф Воронцов из фильма «Бриллианты для диктатуры пролетариата» (1975) в блистательном – и прорывном – исполнении Кайдановского по сути дела не только реабилитировал, но и идеализировал бывших «врагов народа», превратив их в благородных корнета Оболенского с поручиком Голицыным.<br />
<br />
<a href="http://actualcomment.ru/man/293/">Ремейк </a>тех же «Брильянтов…» (первая часть телефильма «Исаев») вышел уже в другом мире, в котором, по слову одного американского профессора–советолога, «коммунизм уцелел только на Кубе и у нас на кафедре», – да и в другой стране, – где Николай II причислен к лику святых, «Архипелаг ГУЛАГ» преподают в школе, белый дискурс торжествует в искусстве (вспомним хотя бы «Адмирала»), а героические (в оценках недавнего прошлого) ударники чекистского труда все чаще слышат: «Ну да, говорят, ты прав, говорят, даете продукцию лучшую, – а все ж, говорят, не драп, говорят, а проволоку колючую!» <br />
<br />
Штирлиц (пусть и мифический) остается Штирлицем: он боролся с фашизмом, а борьба с фашизмом – это святое. Но как быть с Максимом Максимовичем Исаевым, который боролся, вообще-то говоря, с «контрой», то есть с белогвардейским подпольем? Как быть с его начальником Глебом Бокием? Да и с остальными чекистами под дипломатическим прикрытием и без оного – ведь все они при ближайшем рассмотрении оказываются не столько даже соратниками Железного Феликса, сколько троцкистами, – да и брильянты им нужны не для голодающих Поволжья, а на нужды мировой революции?<br />
<br />
И как быть с графом Воронцовым? Ведь найди он миллион и свергни советскую власть, перестройка в нашей стране началась бы на 65 лет раньше. Так стоит ли будущему Штирлицу, не щадя живота своего (и ничьего!), ловить беглого аристократа? Красиво ли это будет смотреться?<br />
<br />
Смотреться это будет в сегодняшнем дискурсе некрасиво. А Сергею Урсуляку хочется снять красивое кино с красавцем актером, феноменально похожим на будущего Штирлица-Тихонова. И с благородным графом Пореченковым. И с аристократически красивыми женщинами. Но по роману Юлиана Семенова. Как быть?<br />
<br />
И режиссер искусственно разводит Исаева с Воронцовым (или, наоборот, сводит их в одну команду): он отправляет их как бы в две разные реальности и заставляет сражаться не друг с другом, но против общего противника (в лице немецкой разведки, исторически в Веймарской республике вообще отсутствовавшей). Сражаться, естественно, за Россию – сначала за красную Россию (победит Исаев), потом за белую Россию (победит в 1991 году Воронцов), ведь оба они, в конце концов, – братья по крови, братья по голубой аристократической крови. И оба правы. А главное, оба победят. Хотя и за колючей проволокой успеют побывать тоже оба.<br />
<br />
Получается красиво. Получается духоподъемно. Получается даже не скучно. Одна беда: получается как-то бессмысленно.</p>
25 Апреля 2016 Украина и Донбасс
На Украине запретили российские сериалы
 На Украине запретили российские сериалы На Украине запрещен показ еще 34 российских фильмов. Такое решение приняло Госагентство по вопросам кино. Перечень вышеупомянутых фильмов был обнародован на сайте ведомства.
22 Апреля 2016 Украина и Донбасс
ОБСЕ нашла на Украине цензуру
 ОБСЕ нашла на Украине цензуру Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) назвала цензурой запрет властей Украины на показ российских фильмов, снятых после 1 января 2014 года. Под ограничение попадали как художественные картины и телесериалы, так и телевизионные передачи.
21 Апреля 2016 Украина и Донбасс
Украинские власти запретили российские фильмы
 Украинские власти запретили российские фильмы Жители Украины не смогут увидеть в эфире местных телеканалов российские фильмы, снятые после 1 января 2014 года. Под запрет попадают как художественные картины и телесериалы, так и телевизионные передачи.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".