Комментарий
7 Апреля 2017 9:28

Никаких законов против фейковых новостей не может существовать

Антон Носик блогерАнтон Носик

Антон Носик
блогерАнтон Носик
Сегодня отмечается день рождения Рунета – в этот день в 1994 году появился первый сайт с доменом .RU. В день рождения принято подводить итоги и строить планы на будущее. Сделать это мы попросили общественного деятеля, создателя и координатора ряда крупных интернет-проектов Антона Носика.

- Будете отмечать сегодняшнюю дату? 

- Это больше вопрос к Министерству связи. На самом деле, культура интернета не очень заточена на памятные даты. Их можно вспомнить множество каждый день. И каждый отмечает то, что ему ближе.

- Вы основоположник Живого Журнала (livejournal.com). Как вы оцениваете нынешнее состояние проекта? Каковы его перспективы? 

- Живой Журнал доживает последние дни. Там сейчас приняты менеджерские решения, которые свидетельствуют, что пришло руководство, вовсе не понимающее, что такое Живой Журнал, в чем его смысл и его ценность. Поэтому происходит абсолютная катастрофа.

- Вам обидно? Хотели бы что-то изменить?

- Да, обидно. Но я привык к тому, что у нас самые успешные проекты, особенно в сфере медиа, имеют конкретный срок жизни. И многие мои проекты, которые мне приятно вспомнить – Лента.ру, Газета.ру и т.д. – изменились, и от них мало что осталось.

- Почему это произошло?

- В России у медийных проектов трудная жизнь в условиях цензуры, борьбы государства с инакомыслием, за монополию в идеологической сфере. Разгон всех редакций так или иначе связан с попытками государства грубо вмешиваться в редакционную политику. Этим обусловлен и уход Павла Дурова, и Аркадия Воложа, и разгон редакции Лента.ру, и закрытие большого количества других редакций – это все звенья одной цепи.

- Как будет меняться Рунет? 

- Судя по тому, что происходит, у Рунета большие перспективы превратиться в особый запретительный объект. Китайская модель – это вовсе не то, что есть у нас, и это не десять человек блогеров, которые сидят в тюрьме. Китайская модель – это поддержка государством своих крупнейших веб-сервисов, привлечение иностранных инвестиций, создание дружественного климата для иностранных инвесторов. Это также забота о том, чтобы китайские компании размещались на американских биржах, чтобы иностранцы покупали акции китайских компаний. Это и есть «китайская модель» в первую очередь. У нас ориентированы только на то, чтобы запретить, посадить, заблокировать. 

Мы видим, как принимаются регулярно законы, ограничивающие возможность вести бизнес таких крупных площадок, как Яндекс, Мэйл.ру, ВКонтакте. В Рунете становится меньше денег, меньше интересных проектов, меньше мозгов. Естественный ответ профессионального сообщества – переезд в другую страну.

Только у нас можно запретить компаниям развивать свои проекты: например, так Госдума работает по Яндекс.новостям. «Наезд» на Яндекс.новости подается под идеологически-цензурным соусом. Но реальная причина состоит в том, что у значительной части наших законодателей достаточно темное прошлое, и им хочется контролировать ситуацию, фильтровать то, что о них пишут в Интернете. Закон о забвении, закон о новостных агрегаторах – это все попытки упростить наезд на свободную прессу, на независимое распространите информации. Это касается медийной сферы.

Еще есть сфера сервисная – коммерция, платежные системы и т.д. Но там мы тоже видим активное вмешательство государства отчасти под политическими предлогами - звучат утверждения вроде того, что Яндекс.деньги - канал для финансирования терроризма. На самом деле, значительная часть ограничений, налагаемых на платежные системы в интернете – это продукт лоббизма банковского сектора, который таким способом пытается избавиться от конкуренции. У онлайн-магазинов – тоже очень серьезная лоббистская история: были попытки запретить доставку товара из-за рубежа или обложить такими пошлинами, чтобы это стало невозможно. Это приведет к тому, что российские магазины, избавившись от конкуренции, смогут задрать цены. Рунет бурно рос в условиях конкурентного рынка и отсутствия государственного вмешательства. Как только государство начало вмешиваться, все стало загибаться. 

- На днях была информация о том, что в Германии начинают жесткую борьбу с фейковыми новостями. Будут вводиться астрономические штрафы. Почему Берлин никто не обвиняет в закручивании гаек? 

 - Любая информация об интернет-регулировании за рубежом, появляющаяся в России, является фейковой новостью. У нас популяризация таких новостей является огромной индустрией. Но надо понимать, что ничего похожего на то, как регулируется российский интернет – нигде в мире нет. Только у нас есть 500 уголовных дел в год за репост. Такого нет даже в Северной Корее. Нигде людей не тащат пачками в суд за репосты в социальных сетях. Никто в Германии не будет осужден за репост. Никаких законов против фейковых новостей не может существовать, тогда нам надо будет запретить сказки братьев Гримм и Шарля Перро. Никто не обязан сообщать правду. Механизмы репутации, построения репутации, доверия, возникли раньше, чем письменность – есть источник, которому ты доверяешь, а есть тот, кому нет, есть желтая пресса и есть солидная пресса. Желтая пресса обладает низким уровнем достоверности. Но у нас сейчас ситуация складывается такая, что все, что говорится на государственных каналах, является фейковыми новостями.


Автор:
____________

Читайте также:
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".