Статья
26 Апреля 2017 10:11

Новые политические пираты

Развитие Интернета иногда сравнивают с колонизацией Нового Света. Как и сотни лет назад, на живущих в гармонии с собой «аборигенов» - пользователей обрушиваются государства со своими законами, торговцы и миссионеры. Появились в Интернете и свои пираты. А затем образовалась и политическая сила, как будто бы представляющая их интересы – пиратские партии. Но «золотой век пиратства» подходит к концу, и им приходится делать выбор – оставаться «пиратами» и непримиримыми противниками государства или искать способы встроиться в систему.

Пираты всех стран, соединяйтесь?  

Первая пиратская партия была образована в Швеции в 2006 г., как ответ на громкое дело против крупнейшего на тот момент торрент - треккера The Pirate Bay. Партия быстро набирала популярность на волне протестов против уголовного преследования пиратов. Через девять месяцев после основания она получила чуть больше половины процента голосов на национальных выборах, а в 2009 г. смогла сенсационно «протащить» двух представителей в Европарламент. Откровенно скромный успех, тем не менее, привел к быстрому распространению пиратских партий по всему миру, от России и Китая до США.

Для координации действий в 2010 году был образован Пиратский Интернационал. По идее, он должен был символизировать и международный характер движения, и глобальность выдвигаемых требований: изменение патентного права, реформа института интеллектуальной собственности и свобода коммуникации в Интернете. Постепенно, однако, идея солидарности в пиратском движении сходит на нет, по крайней мере институционально. Сначала из организации вышли пиратские партии Австралии и Великобритании, а затем Интернационал оставили и самые «раскрученные» представители – Исландия и Швеция.

Популярность бренда в большинстве случаев не привела к институционализации пиратов в партийной системе. Пиратское движение окончательно поделилось на тех, у кого есть хоть какие-то шансы стать реальной политической силой (хотя бы на муниципальном уровне), и на довольно пеструю группу «остальных» - клубов по интересам, незарегистрированных партий, виртуальных сообществ, движений. Последние могут себе позволить играть в «революцию в области копирайта», оставаться радикалами и противниками существующей системы, то первые должны заботиться о более широкой политической платформе и национальной повестке дня. Иными словами, стремиться к медианному избирателю и умеренной программе. Раскол в целях и ресурсах ведет и к идеологическим разногласиям.

Не хотим, не можем, не позволяют

Успех или провал пиратских партий зависит от многих факторов, как глобальных так и специфических для каждой страны. Первыми отсекаются те, кто вообще не хочет заниматься политикой в привычном виде. Они намеренно не регистрируют партию, не участвуют в выборах и выражают открытое неприятие идеям представительной демократии. Вторые на очереди – «партии – однодневки», существующие лишь в социальной сети сообщества единомышленников, «цифровых пиратов» и сочувствующих, у которых для большой политики нет ни необходимых ресурсов, ни людей. Собственно, и первые, и вторые в стогом смысле слова партиями не являются, но активно используют устоявшийся бренд.

Далее в игру вступают объективные институциональные факторы. Очевидно, что меньше всего шансов у пиратских партий встроится в электоральные системы авторитарных стран. Их там попросту не регистрируют, хотя они и могут стать заметным оппозиционным движением или экспертным форумом в области свободы информации (например, ресурс РосКомСвобода, созданный незарегистрированной Пиратской Партией России). Примерно такие же нулевые шансы у «пиратов» и в демократиях с устоявшейся партийной системой, особенно двухпартийной. Успех пиратов, наоборот, возможен либо в условиях фрагментации партийной системы, либо на уровне ниже или выше национального. Так, в Европе пиратские партии пользуются относительной популярностью на муниципальных и региональных выборах, а также на выборах в Европарламент. И там, и там общество более склонно к экспериментам в своих электоральных предпочтениях.

Есть и социальные условия. В целом, идеи пиратских партий закрывают два социальных раскола – традиционный «левые – правые» и более новый «материалистические – постматериалистические ценности». В этом смысле, пиратские партии во многом схожи с «зелеными», с левой идеологией и пропагандой постматериалистических ценностей. Поэтому чем больше в стране приверженцев такой идеологии и ценностей, тем выше успех пиратских партий (Исландия и отчасти Швеция с Германией – яркие тому доказательства). Важно и то, как в стране складываются отношения между «пиратами» с «зелеными», и насколько последние обладают политическим влиянием. 

Наконец, важно и отношение общества к основному требованию пиратских партий – реформа копирайта. Чтобы проголосовать «за», граждане должны ощущать потребность в изменениях. Если с принятием очередного «антипиратского закона» возможность качать торренты без последствий сохраняется, смысл тратить свой голос за пиратскую партий отпадает сам собой.

От одного требования к нормальной политике

Строго говоря, «цифровые пираты» - нарушители прав интеллектуальной собственности - и пиратские партии никогда не были синонимами. У политических пиратов довольно сложная система ценностных ориентиров. Как писал основатель шведской пиратской партии Рикард Фальквинге, «Пиратская партия не предлагает отменить копирайт; мы хотим его реформировать. Мы хотим оставить копирайт для коммерческих целей, но мы хотим, чтобы любое некоммерческое копирование и использование стало свободным».

При этом реформа копирайта никогда не была самоцелью. Существующее законодательство лишь подталкивает к незаконным действиям. В ответ государство начинает следить за пользователями, нарушая их фундаментальные свободы на неприкосновенность частной жизни. В конечном счете защита прав человека в Интернете декларируется как цель пиратский партий. На этом фоне забавно звучат слова Минюста России, отказавшего в регистрации пиратской партии по причине того, что «пиратство» - это уголовное преступление.

Политическая программа пиратских партий постоянно расширяется и становится все более умеренной, появляются новые темы и требования. Чем шире платформа, те больше шансов стать жизнеспособной альтернативой наскучившим или скомпрометировавшим себя политическим силам.

Сенсационный успех Пиратской Партии Исландии, набравшей 14,5 процентов голосов на выборах в Альтинг 2016 г. – как раз такой случай. Получив три места в парламенте в 2013 г., партия смогла закрепиться на политической арене и стать «нормальной» левой партией. В ее предвыборном манифесте, наряду с требованиями реформы копирайта, свободы Интернета и продвижением прямой электронной демократии, присутствуют довольно традиционные и понятные большинству лозунги – справедливое распределение природных богатств, бесплатное здравоохранение и борьба с коррупцией. Конечно, сыграл свою роль и «Панамский скандал», дискредитировавший правящие элиты, от которых исландские пираты предпочитают дистанцироваться. Их собственный политический капитал тоже не устойчив: популярность пиратской партии (40 процентов до выборов) пока не до полностью конвертируется в голоса. Вероятно, им все чаще придется искать компромисс между антиэлитистской риторикой и прагматичной игрой по правилам. 

Соответственно, чем ближе пиратские партии к успеху, тем менее радикальны их идеи относительно интеллектуальной собственности, и тем дальше актуальность этого требования. С другой стороны, именно копирайт оказался той проблемой, благодаря которой новые ценности и принципы самоорганизации, существовавшие в Интернете и благодаря нему созданные, смогли воплотиться в реальной политике. Ужесточение ответственности за незаконное скачивание предшествовало усилению цензуры, блокировке сайтов, поиску «онлайн – экстремистов»  и слежке, что позволило с политической точки зрения подготовиться к отстаиванию прав и свобод в Сети.

Подробно об исследовании можно почитать здесь   

Юрий Кабанов, политолог, специально для «Актуальных комментариев» 

25 Августа 2017 Колонки  Instant View, Adblock и Nopaywall: что будет с рынком медиа? Большинство современных СМИ являются убыточными и испытывают финансовые трудности. Зарабатывать с каждым годом становится все труднее из-за внедрения различных технологий. Что будет с рынком медиа, если журналистам станет нечем платить? 25 Августа 2017 Колонки  5 технологий, которые могут повысить явку на выборах В СМИ и социальных сетях активно обсуждается новость о том, что Кремль якобы будет использовать сервис знакомств «Мамба» для повышения явки на выборах. Эффективность такой технологии вызывает сомнения, однако есть способы, которые точно помогут повысить информированность граждан о выборах. 20 Августа 2017 Новости  Службы безопасности превращаются в сетевые структуры В мире постепенно меняется представление о работе городских служб безопасности. В США представлен продукт «FirstNet», цель которого заключается в выстраивании сети между разными службами безопасности, работающих на одних чрезвычайных ситуациях.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".