Статья
5 Июня 2014 10:30

Новый баланс сил

Новый баланс сил
Фото: Кремль

Президент России Владимир Путин по приглашению своего коллеги Франсуа Олланда отправляется во Францию, где впервые с начала украинского кризиса встретится с западными лидерами.

На памятных событиях, посвящённых семидесятилетию высадки союзных войск в Нормандии (она состоялась 6 июня 1944 года), помимо Путина соберутся главы государств и правительств двух десятков стран.

Нынешние юбилейные мероприятия приобрели несвойственное им политическое звучание: из-за украинского кризиса бывшие союзники оказались по разные стороны баррикад. Как ожидается, именно ситуация на Украине станет главной темой предстоящих переговоров.

Сам Путин, говоря о возможных встречах с западными лидерами во Франции, заявил: «Ни от кого бегать не собираюсь, и с удовольствием буду общаться с любым из своих коллег». На данный момент известно о трёх встречах, которые запланированы у российского президента.

Так, 5 июня в Париже он встретится с президентом Франции. Стороны обсудят различные международные вопросы, в том числе украинский кризис. Таким образом, Олланд станет первым западным лидером, который лично встретится с Путиным с начала этого года после обострения отношений между Россией и Западом в связи с ситуацией на Украине.

Кстати, в этот же день, только на несколько часов раньше, французский лидер проведёт переговоры с президентом США Бараком Обамой. «Франсуа Олланд определённо не останется голодным. Он будет ужинать дважды - сначала с Обамой, затем с Путиным, - пишет по этому поводу британская газета The Telegraph. - Это будет вызов с точки зрения пищеварения и логистики, но он станет самым безопасным дипломатическим решением для французского президента, позволяющим не пересечься двум лидерам, которые не ладят между собой».

Встреча с Обамой в графике Путина, действительно, отсутствует. Однако у главы российского государства запланированы переговоры с премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном и федеральным канцлером Германии Ангелой Меркель. Основной темой этих бесед, очевидно, станет кризис на юго-востоке Украины.

Западные лидеры ранее призывали Путина провести переговоры и с новоизбранным президентом Украины Петром Порошенко, с которым ещё до его инаугурации встретился в Польше Барак Обама. Однако, как уточнил пресс-секретарь главы российского государства Дмитрий Песков, отдельная встреча двух президентов не готовится. Вместе с тем, по его словам, участники мемориальных мероприятий будут находиться в одной группе, поэтому контакт Путина и Порошенко не исключён.

Также во Франции запланированы встречи на уровне министров иностранных дел. Например, глава МИД РФ Сергей Лавров и госсекретарь США Джон Керри 5 июня в Париже проведут дискуссию по ситуации в Сирии и на Украине.

Долгое время участие Путина в мероприятиях, посвящённых семидесятилетию со дня высадки союзников в Нормандии, не подтверждалось ни Москвой, ни Парижем. Но в начале мая президент Франции заявил, что приглашение Путина в Довиль остаётся в силе, и он будет желанным гостем. «У нас могут быть разногласия с Владимиром Путиным, однако лично я никогда не забуду того, что российский народ лишился миллионов жизней (ради победы во Второй мировой войне – ред.)», - сказал тогда президент Франции.

Напомним, что в первой половине 2014 года в связи с позицией России по Украине была отменена целая серия международных мероприятий: саммит G8, запланированные в его рамках переговоры Путина и Обамы, саммит Россия-ЕС, межгосконсультации России и Германии. Кроме того, отношения российского президента с главами западных государств омрачены санкциями, которые США и ЕС ввели против России в связи с ситуацией на Украине.

В то же время, как заявил постпред России при Евросоюзе Владимир Чижов перед вылетом Путина во Францию, число зарубежных лидеров, желающих пообщаться с российским президентом на торжествах в Нормандии, постоянно растёт.

Комментарии экспертов
<p>Визит Путина в Нормандию – важный и символический. При этом надо понимать, что никакие дипломатические хитрости в этой ситуации принципиального значения не имеют.</p>
<p>Ситуация очень простая – европейцы не смягчат санкции и едва ли введут новые. Новые санкции они введут в том случае, если на Украине начнется гражданская война и Россия введет туда войска. Но давным-давно очевидно, что Россия войска на Украину не введет ни при каких обстоятельствах. Таким образом, усиления санкций не будет.</p>
<p>Что касается смягчения санкций, то я в такой сценарий не верю: никакие улыбки и дипломатические фразы тут ничего не изменят. Западные страны, вопреки мнению российского общества, не расколоты. Россия всегда мечтает о том, чтобы Европа шла в одну сторону, а Америка – в другую. Действительно, между Европой и Америкой есть противоречия, но стратегически они едины. И в данном случае их единство намного сильнее, чем имеющиеся противоречия.</p>
<p>Никакие действия сейчас не могут повлиять на ситуацию. Она сейчас примерно такая: простить решение по Крыму в ЕС не намерены ни при каких обстоятельствах. Если мы говорим вежливо, они отвечают тем же. Если Путин говорит резко, в Европе отвечают тем же тоном. Если Путин протягивает руку – они пожимают руку. Если в Кремле их посылают куда подальше – они поступают также. Но это всё - дипломатические ритуалы.</p>
<p>По сути дела, репутация России в Европе оставляет желать лучшего, для ее исправления нужны капитальные усилия. Но Россия не может ничего изменить, потому что Крым отдавать она не собирается. А во-вторых, она и не хочет ничего предпринимать.</p>
<p>Так что я думаю, что поездка Путина в Нормандию будет иметь скорее ритуальное и дипломатическое значение. Она покажет, что глухой изоляции России нет, разговаривать можно. Да, разговаривать можно, но только непонятно, о чем.</p>
<p>Юбилей высадки союзных войск в Нормандии ни для кого секретом не  был. Ясно, что его празднование без руководства России было бы попыткой  заново переписать историю Второй Мировой войны, поэтому западные лидеры  при любом стечении обстоятельств не могли представить, что российский  лидер не будет участником церемонии.</p>
<p>Со стороны ярко антироссийских групп на Западе был сделан максимум  возможного для того, чтобы отравить атмосферу этой встречи для  российского президента (заявления, которые были сделаны наследным  принцем Великобритании и еще некоторыми деятелями, которые не нашли  ничего умнее, как заранее заявить о своем нежелании встречаться,  видеться или здороваться с Путиным).</p>
<p>При этом большинство руководителей на Западе (особенно европейских  руководителей) воспринимают встречу в Нормандии как прекрасный повод для  того, чтобы попробовать каким-то образом сблизить позиции или о чем-то  договориться с Россией.</p>
<p>Здесь у каждого есть свое домашнее задание. Запад хочет добиться от  России признания полномочий Петра Порошенко и прекращения всякой  поддержки юго-востока Украины: не только гарантий, что на Украину не  будут вводиться российские войска (с этим Запад вроде бы уже справился –  мы давно дали понять, что об этом речь не идет), но и действий со  стороны российского руководства, направленных на «стирание конфликтной  ситуации». Это касается и работы СМИ - сама украинская власть не может  добиться успеха в борьбе с инакомыслящими на юго-востоке, а каждое  слово, сказанное российскими журналистами, воспринимается как  стратегическая операция.</p>
<p>Двоечники из Киева не в состоянии добиться победы, и в этой ситуации  они «заводят» Запад своими бесконечными обвинениями в адрес России,  криками о помощи. Запад ведется на эту игру, поскольку в случае с  Украиной он «сам обманываться рад», и всерьез убеждает себя и весь мир в  том, что речь идет не о внутренней гражданской войне на Украине, а об  агрессии России, направленной на Украину.</p>
<p>В качестве подтверждения своим словам Запад приводит  одну-единственную и уже давно старую новость – о возвращении Крыма в  Россию. Больше никаких серьезных свидетельств и аргументов у Запада нет,  но им кажется вполне достаточным тот факт, что Крым теперь на  российских картах рассматривается как российская территория. Поэтому я  убежден, что компромисс не только возможен, но и необходим, весь вопрос в  том, в чем будет состоять договоренность. Не вполне понятно, чего хочет  Запад.</p>
<p>Ни США, ни ЕС не собираются в обмен на шаги России, направленные на  снижение эскалации на юго-востоке Украины, признавать факт вхождения  Крыма в состав России.</p>
<p>Главный компромисс, который мог бы быть достигнуть - это прекращение  силовой операции и переход к полноценным и полномасштабным переговорам.  Вполне возможно, что это можно сделать при международном посредничестве,  при участии Европейского союза или России, или при поддержке ОБСЕ, а  также ПАСЕ. Вот такого рода компромисс, действительно, необходим. Но  условием для такого компромисса является прекращение убийств. А убийства  эти не прекращаются именно потому, что украинская армия получила от  новоизбранного президента прямой приказ провести зачистку местности до  его инаугурации в это воскресенье.</p>
<p>Безусловно, нам необходимо будет ближе к 7 числу или сразу после него  оценить, собирается ли Порошенко, уже вступивший в должность,  действовать по прежней схеме и поощрять эскалацию конфликта на  юго-востоке Украины.</p>
<p>Для Порошенко было бы логичнее все-таки пойти на компромисс,  связанный с проведением серьезных переговоров. Это открывает перед новым  президентом Украины новые возможности.</p>
<p>Со стороны России тоже предприняты некоторые шаги. Например, сегодня  объявлено об участии в инаугурации посла Михаила Зурабова, который в  течение уже многих месяцев носу не казал на Украину. Что касается  личного желания господина Зурабова, у меня в этом никаких сомнений нет.  Зурабов все годы президентства Виктора Януковича, пока был послом,  рекламировал своего друга Петра Порошенко в российских властных  структурах, превратившись в его импресарио. И здесь, мне кажется, речь  не только об идейной близости или сходных оценках ситуации. Вероятно,  здесь есть более значимые  причины, учитывая бизнес-прошлое обоих  фигурантов – Зурабова и Порошенко. В настоящий момент Зурабов пригодился  Кремлю для того, чтобы протокольным образом зафиксировать свое участие в  этой инаугурации.</p>
<p>Очень может быть, что Кремль хочет как-то сковать антироссийскую  риторику Порошенко присутствием его закадычного друга на его  инаугурации. Но вся проблема в том, что, к сожалению, «черного кобеля не  отмоешь добела». И это относится и к Зурабову, и к Порошенко. Зурабов  своим бездельничеством и зазнайством за годы своего посольства на  Украине убедил политическую элиту России в своей профнепригодности в  качестве ее представителя на Украине. И его присутствие на инаугурации  никоим образом не исправит впечатление от него в политических кругах  России, как бы этого кто-то ни хотел.</p>
<p>Что касается Порошенко, то я очень сомневаюсь, что любовь к господину  Зурабову отвратит его от антироссийских действий или взглядов. Господин  Порошенко относится к тому прагматичному классу людей на Украине,  которые всегда стараются опереться на тех, кто им кажется сильнее.  Безусловно, Порошенко давно впечатлен возможностями Запада и давно  грезит о том, чтобы быть самым большим другом Запада на Украине. И я  думаю, что никакие проповеди господина Зурабова не повлияют на его  любовь к Западу.</p>
<p>Таким образом сегодняшние дипломатические игры - это прикрытие того  самого очень трудного решения, которое должно созреть и в России, и на  Западе – о необходимости на Украине полноценного компромисса, а не  чьей-то победы в гражданской войне.</p>
<p>Мы выступаем за то, чтобы голос людей в Донецке и Луганске был  услышан. РФ не брала до сих пор на себя обязательств признать  независимость этих республик. В этом отношении руки у официальной Москвы  развязаны. Мы лишь требуем, чтобы переговоры велись с реальными  представителями протестующего населения, с теми самыми лидерами  Новороссии. Если это произойдет, то в значительной степени цель будет  достигнута. И уже от этого зависит, будет ли достигнут компромисс по  вопросу федерализации Украины. Сегодня каждый вкладывает в это понятие  разное содержание.</p>
<p>Я не понимаю, почему европейцам, например, Ангеле Меркель, нужно  отказываться от этой идеи и настаивать на войне до победного конца. Если  на Западе придет понимание, они, несмотря на давление со стороны  американцев, признают необходимость такого компромисса.</p>
<p>Пока поведение Европы основано на реакции Соединенных Штатов. Вашингтон не  ожидал, что Москва вернет себе Крым. США испуганы тем, что Россия ведет  себя самостоятельно, и хотят реванша.</p>
<p>Европейские лидеры должны рано или поздно решить - стоит ли им так  зависеть от США. С одной стороны, степень их собственной зависимости от  американцев не стоит преуменьшать. Но даже понимая все это, они  вынуждены пока действовать в определенном коридоре возможностей.</p>
<p>Новый баланс сил в Европе на самом деле стал острой необходимостью. Его формирование – не вопрос одного визита или нескольких двусторонних встреч, которые пройдут в ближайшие дни. Украина была и остаётся слишком большой страной, чтобы её дезинтеграция не имела последствий даже для самых отдалённых от восточноевропейской периферии политических центров Западной Европы.<br />
<br />
После авантюры бывшего президента Грузии в августе 2008 года Россия, США и Европа обрели баланс сил и интересов. Хотя и тогда раздавались голоса о нанесённом непоправимом ущербе отношениям Москвы с Вашингтоном и Брюсселем. Восстановление баланса (но только в более отдалённой перспективе) можно ожидать и сейчас.<br />
<br />
Визиту Путина в Нормандию предшествовал ряд событий, которые дают основание предположить отход России, США и Европы от пика конфронтации в их отношениях. Навскидку можно отметить следующие шаги сторон, хотя более глубокий анализ, безусловно, сделает этот ряд позитивных сигналов куда более протяжённым. Российское правительство нашло компромисс в ведении дел с глобальными платёжными системами Visa и MasterCard. Далее последовали конструктивные шаги России и Украины вокруг газового спора. В самый канун перекрёстных встреч в Бельгии и Франции, участником которых является и российский президент, Барак Обама послал из Варшавы сигнал примирительного свойства. Глава Белого дома и раньше не был настроен на острую конфронтацию с Москвой, выбрав своеобразный способ её «наказания». Стратегии «сдерживания», «изоляции», «блокирования» больше напоминают отстранённо-созерцательную манеру внешнеполитического противостояния России, чем активный стиль наступательной дипломатии.</p>
<p>Но в Варшаве примирительная тональность американской администрации нашла новые подтверждения. Кстати, и на тесно аффилированном с вашингтонскими коридорами власти экспертном уровне также заметен примирительный крен. К примеру, известные американские эксперты, которые в последние годы работали на стыке разведки и аналитики, стали всё больше критиковать киевские власти за их чрезмерные запросы в военной помощи и дипломатической поддержке со стороны западных партнёров. Нечто подобное можно было наблюдать в своё время и в американо-грузинских отношениях.<br />
<br />
И, наконец, последние часы предоставили наиболее свежие примеры нахождения оппонентов уже не на тропе войны, но и пока не с «трубкой мира» в руках. Посол России на Украине господин Зурабов возвращается в свою киевскую резиденцию, чтобы 7 июня представить Россию на инаугурации вновь избранного президента Украины.</p>
<p>Всё это в совокупности настраивает на позитивность. Особенно с учётом того «дна», на котором оказались американо-российские отношениях на рубеже марта и апреля текущего года. <br />
<br />
Одно заставляет относиться к нынешнему снижению накала страстей очень и очень сдержанно: военные действия украинских силовиков на непосредственных границах с Россией не остановлены. С каждым днём растёт интенсивность боёв, а с ними и количество жертв с обеих сторон. Лучшим показателем реального настроя сторон на деэскалацию украинского кризиса стал бы совместный и одновременно самый настоятельный призыв всех, подчёркиваю, именно всех внешних сил, к Киеву прекратить бойню на юго-востоке. </p>
<p>Встреча нашего президента с лидерами европейских стран в Нормандии  очень важна. Во-первых, она посвящена замечательному событию –  открытию фронта и нашим общим ратным победам. Это говорит о том, что  мы можем договариваться и находить консенсус по сложным историческим  вопросам. Во-вторых, прямой контакт лидеров сейчас очень важен.</p>
<p>Однако  есть одно «но»: к этому должен приложить  усилия не только Владимир Владимирович, но и его европейские коллеги. Многие встречи пройдут в  двустороннем режиме. Надеюсь, и европейские лидеры проявят готовность к  пониманию, желание ознакомиться с реальностью на  юго-востоке Украины. Подчеркну, важна готовность к диалогу обеих  сторон.</p>
<p>Непонятно, будет ли встреча с Бараком Обамой. И это - плохой знак, потому что нужно использовать максимальное количество возможностей  для диалога и доведения своей позиции.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".