Статья
8837 29 Августа 2019 8:52

Нурсултан поплыл

Военно-морской флот Казахстана* пополнился новым кораблем. Корабль носит гордое имя «Нур-Султан». Но мы сейчас не о нем.

Прилететь в столицу страны, названную по имени ее руководителя, и из аэропорта, носящего его фамилию, по одноименному проспекту ехать в одноименный университет. Есть лишь одна страна в мире, где можно проделать этот трюк, не выпадая из реальности в область кафкианских фантазий. И, конечно, это никакой не культ личности. Это, как утверждает официальная пропаганда, лишь дань общенародной признательности создателю государства, которого у казахов никогда не было**.

Из последних новостей. К коллекции географических пунктов, улиц, учреждений и транспортных средств прибавилась теперь еще и назарбаевская академия.

Многие годы страна держалась в середине пелотона в среднеазиатской гонке безудержного восхваления правителя. И вдруг вырвалась вперед, оставив бессменного лидера — Туркменистан — далеко позади. Очевидный перебор, правда, компенсируется общим ощущением, что все это не надолго. Когда жители столицы, сменившей за годы назарбаевского правления четыре имени, стали выяснять, как им называться на этот раз, столичный градоначальник милостиво разрешил им оставаться астанчанами (производное от предыдущего названия Астана). Где-где, а на Востоке умеют истолковывать такие сигналы.

В марте этого года правивший Казахстаном три десятка лет Нурсултан Назарбаев неожиданно объявил о том, что принял решение сложить с себя президентские полномочия. Выборы нового президента (им стал кадровый дипломат Касым-Жомарт Токаев) по традиции подверглись критике со стороны международных институций, но все понимают, что это обязательная часть программы, и никаких существенных последствий иметь она не будет. Иностранные гости не почтили своим визитом скоропалительную инаугурацию, но их, впрочем, никто и не приглашал.

Эйфория, охватившая было казахстанцев при известии об уходе Назарбаева (трудно представить политика, который бы не поднадоел избирателям за тридцать лет), довольно быстро сошла на нет. Оказалось, что елбасы — отец нации, так с некоторых пор, по аналогии с Ататюрком, именуют экс-президента в Казахстане — прощается, но не уходит. Он сохраняет за собой два ключевых поста во властном механизме: председателя Совета безопасности, которому подчинены все силовые ведомства, и лидера правящей партии. Эта позиция позволяет предохраниться от неожиданностей со стороны парламента. Назарбаев слишком опытный политик, чтобы не понимать, что сегодняшняя лояльность и сервильность завтра может обернуться чем-то прямо противоположным. Знакомые с нур-султанской (здесь — по имени столицы страны) кухней наблюдатели утверждают, что радикальный передел властной конструкции был затеян елбасы под впечатлением от событий в соседнем Узбекистане, где кончина всесильного Ислама Каримова привела к радикальнейшему изменению политического ландшафта.

Новый президент, по адресу которого оппозиция изощряется в оскорблениях (самое мягкое из них — марионетка Назарбаева) пока что не дал повода заподозрить, что имеет виды на власть большие, чем отвел ему отец нации. Но не стоит забывать, что в президентском кресле в Казахстане оказался первоклассный дипломат, умеющий до поры скрывать свои подлинные намерения.

Двоевластие? Пока еще — нет. Хотя трудно себе представить глубину переживаний местных чиновников, вынужденных выбирать между администрацией президента и канцелярией елбасы: один неверный ход, фальшивый жест — и конец карьере.

Вроде бы все преимущества в этой игре у экс-президента. Безусловный, никем среди элит не оспариваемый авторитет. Международная — пусть часто и со знаком минус — известность. Контроль над силовиками. Ничего этого нет у президента нового. Но в руках 66-летнего Токаева — козырь, которого нет у готовящегося разменять девятый десяток Назарбаева. Этот козырь — время.

Елбасы — многоопытный политический гроссмейстер. Но, как это часто случается, и не только за шахматной доской, в финале своей партии он оказался в состоянии цейтнота и цугцванга, когда каждый новый ход ведет к ухудшению позиции. Он нервничает — и начинает допускать ошибки. Предостеречь его некому: иных уж нет, а те далече. Кто ж его осадит, он же памятник. Живой памятник самому себе.

Последнее на этот момент появление елбасы на публике спровоцировало бурю в казахском обществе. На встрече с политсоветом своей партии Нур Отан Назарбаев, не скрывая раздражения, посоветовал многодетным матерям не клянчить деньги у государства, а взять кредит и купить две коровы.

Тридцать лет казахам обещали, что вот-вот на них прольется золотой дождь экономического чуда, не то по типу норвежского, не то по типу корейского. Или гонконгского. Еще немного, еще чуть-чуть, последний той***, он трудный самый... И вот выясняется, что чуда не будет. А будет все как всегда: залезь в долги, купи корову. Карета превратилась в тыкву, не дотянув до полуночи.

Но надежда — что бы это ни значило — умирает последней. Никто не спешит следовать совету лидера нации. Даже родная дочь. Вместо двух коров взяла и купила два замка с видом на Женевское озеро.

Андрей Шухов специально для «Актуальных комментариев»

* У республики нет выхода к открытому морю, что не мешает ей иметь свой ВМФ и несколько адмиралов.

** Официальная историография насчитывает более тысячи лет казахской государственности.

*** Той (каз.) — праздничное застолье.
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".