Статья
27 Июня 2015 11:54

Очистительная терапия

Выполнение минских соглашений, мягко говоря, пробуксовывает. О том, что результат шестнадцатичасовых консультаций Путина, Порошенко, Олланда и Меркель способен в обозримом будущем значительно обесцениться, сегодня прямо говорят политики уровня Сергея Иванова. В очередь на церемонию прощания с «Минском-2» заранее выстраиваются и принципиальные скептики из лагеря экзальтированных ура-патриотов, неустанно приводящие аргументы в пользу гарантированности фатального сценария. Болезнь, мешающая развитию мирного процесса, налицо, но действительно ли от нее не существует никакого эффективного лекарства?

Предпохоронное единство

Самый большой парадокс в данной ситуации состоит в том, что в реализации февральских договоренностей ныне заинтересованы практически все участвующие в кризисе стороны. Так, вопреки некоторым конспирологическим теориям, текущая долгосрочная стратегия Кремля вовсе не заключается в целенаправленном усилении полноценного раскола Украины. Наоборот, Москва предпринимает шаги по поэтапному восстановлению своего вовлечения в киевские политические процессы, осознавая, что успешным подобный подход станет лишь при устранении из местной повестки дня мобилизующего массы фактора войны на Донбассе. 

Населению и большинству лидеров ДНР и ЛНР также явно претит идея превращения самопровозглашенных республик в аналог Приднестровья или Нагорного Карабаха. Такого рода сценарий способен принести дивиденды лишь узкой группе радикально настроенных ополченцев, однако для Донетчины и Луганщины в целом будет означать продолжение развала промышленности и усугубление гуманитарных проблем вкупе с перспективами роста массового недовольства. Именно поэтому в еженедельном режиме из Донецка и Луганска участникам контактной группы поступают предложения о тех или иных путях практического выполнения условий «Минска-2». Попытки наладить обратную связь с Киевом не прекращаются, даже несмотря на упорное и демонстративное игнорирование Банковой дипломатической активности ополчения. 

В свою очередь ОБСЕ, а вместе с ней и европейские посредники — Германия и Франция — не могут не отдавать себе отчета в том, что на кон поставлена их коллективная репутация, увязанная с заявкой на способность самостоятельно, без участия Вашингтона, решать проблемы, возникшие в сфере интересов ЕС. Кроме того, сохранение негативного тренда на юго-востоке Украины, и, как следствие, продолжение санкционного давления на Москву в недалеком будущем имеет все шансы спровоцировать давно ожидаемый раскол в рядах Евросоюза. Намеки на подобный поворот событий все чаще наблюдаются в выступлениях лидеров Греции, Венгрии, Словакии, Чехии и даже Италии, которые, по инерции соглашаясь на продление режима санкций, все же не устают указывать на безрезультатность выбранного курса на конфронтацию с Россией. По большему счету, не заинтересован в нарастании напряжения и Вашингтон, о чем свидетельствует отказ администрации Обамы от поставок Киеву летального оружия, незначительные, но все же предпринимаемые усилия по восстановлению каналов обмена мнениями с Кремлем, а также потребность в поддержке российской дипломатией усилий США по заключению соглашения с Ираном и активизации борьбы с ИГИЛ.

Формально претворение на практике положений «Минска-2» безальтернативным называют и киевские руководители. Петр Порошенко и Павел Климкин не устают подчеркивать свою приверженность условиям мирного плана и ни разу не заявляли о какой-либо потребности в его ревизии. На Банковой прекрасно осознают, насколько существенный ущерб собственному имиджу нанесет украинский президент, попытавшись поставить под сомнение идею выполнения февральского соглашения. Получается, что на уровне согласовавших "Минск-2" глав государств, предводителей ополчения и руководства ОБСЕ наблюдается стопроцентный консенсус, согласно которому изложенный в нем комплекс мер остается единственным выходом из донбасского тупика. Так почему же пессимизм по вопросу урегулирования конфликта в последнее время стал практически повсеместным? Пожалуй, искать ответ на этот вопрос следует, принимая во внимание особенности политической модели, которая сложилась на Украине вскоре после «революции достоинства».

«Партия войны»: от рассвета до заката

Как известно, на выборы главы государства Порошенко шел в роли своего рода «кандидата мира». Немалое количество голосов избирателей, в том числе на юго-востоке, он получил благодаря обещаниям найти скорейшее и безболезненное решение донбасской проблемы. Однако на деле выяснилось, что новоизбранный президент банально не готов идти на рискованные в некоторых отношениях меры по установлению диалога с ополченцами. С одной стороны, он по-прежнему отталкивался от своих предвыборных лозунгов, заверяя украинцев в неизбежности восстановлении стабильности, с другой – день за днем принимал решения, способствовавшие неконтролируемой деградации ситуации. 

В подобных условиях для сохранения собственного реноме Порошенко и понадобилась пресловутая «партия войны», на которую можно было бы время от времени перекладывать задачу по выполнению потенциально непопулярной и опасной для репутации «черновой работы». Партия эта уже тогда не ограничивалась ставленниками Арсения Яценюка и Александра Турчинова – к ней можно было отнести и отдельных представителей окружения президента, и олигархов уровня Игоря Коломойского, заинтересованных в противостоянии ополчению, что называется, до победного конца. По многим признакам лично Порошенко в одно время также уверился в выигрышности наступательной политики. Военные действия в Донецкой и Луганской областях позволяли ему отвлекать внимание электората от собственных управленческих неудач, идеологически сплачивать нацию перед лицом «русской угрозы» и по облегченной схеме получать помощь от западных союзников. Однако провалы, постигшие ВСУ под Иловайском, а затем и под Дебальцево наряду с ростом общественного недовольства и обвальным снижением уровня жизни (в котором было все сложнее обвинить Москву) заставили украинского лидера изменить стратегию. 

Подписав минское соглашение, Порошенко взял на себя личную ответственность за установление в регионе мира, по сути, выполнив требования не только Владимира Путина, но и своих ключевых европейских партнеров – Ангелы Меркель и Франсуа Олланда. Возможно, он втайне надеялся, что ДНР и ЛНР через некоторое время сами перейдут в наступление и развяжут Украине руки для отказа от следования мирному плану, чего, однако, не произошло. После нескольких месяцев фактического абстрагирования Киева от выполнения политической части соглашения, ситуация на Донбассе частично стала возвращаться к февральскому состоянию, но оправдать этим обстоятельством нежелание выполнять "Минск-2" Порошенко уже не может. К более конструктивной позиции его призывают Париж, Берлин и Брюссель, уставшие (и не скрывающие этого, как показал киевский визит Йоханнеса Хана) от тактических уловок украинских властей. Что еще важнее, все большее неприятие отсутствия прогресса охватывает украинских избирателей, убежденных, согласно соцопросам, в необходимости прекращения войны практически любой ценой. Для Порошенко настал момент истины: либо он на практике превратится в «президента мира», либо лишится авторитета среди своих западных союзников и поддержки со стороны ядерного электората. 

Между тем резкое снижение популярности может иметь роковые последствия для главы страны в преддверии конституционной реформы и  приближающихся региональных выборов. Наспех сколоченный прошлым летом «Блок Петра Порошенко» так и не стал полноценной «партией власти», и непопадание его представителей в областные заксобрания (согласно идее децентрализации, значительно расширяющие свои полномочия) способно похоронить этот проект, серьезно ограничив влияние президента на местах. По логике разворачивающихся событий у «Минска-2» сегодня не может быть более рьяного сторонника, нежели сам Порошенко. Именно президентская команда должна быть в высшей степени заинтересована в избавлении властной системы от «партии войны», которая некогда была искусственно усилена Банковой как фактор манипулирования общественным мнением и позицией внешних сил. 

Половинчатая чистка

Что интересно, первые шаги в данном направлении Порошенко уже предпринял – пусть и исходил он при этом из стремления к решению более прозаичных задач. Нельзя не отметить, что с начала года украинская власть последовательно «зачищает» так называемую зону АТО от добровольческих батальонов, некогда в несколько хаотичном порядке создававшихся с подачи Александра Турчинова. Вопреки имевшимся опасениям, постепенное переподчинение или даже ликвидация самых одиозных и неуправляемых подразделений не привели к "походу" последних на столицу. При всех своих недостатках Порошенко и глава его администрации Борис Ложкин успешно освоили тактику «разделяй и властвуй» и в некоторых случаях действуют с хирургической точностью. На втором этапе удар был нанесен по главному спонсору таких батальонов Игорю Коломойскому, в 2014 году сыгравшему немалую роль в обострении кризиса. Устранение, по меньшей мере, временное, скандально известного олигарха с политической сцены не привело к протестам в контролировавшихся им Днепропетровской и Одесской областях, а сам Коломойский был вынужден смириться с необходимостью внезапного ухода в тень. 

Судя по всему, пришел черед и соратников другого демиурга – бизнесмена и медиамагната Дмитрия Фирташа, некогда поддержавшего Порошенко и обеспечившего его альянс с «Ударом» Виталия Кличко. В то время, как карьера киевского мэра в большой политике устремилась в очевидное пике, его самый влиятельный сподвижник Валентин Наливайченко также оказался не востребован в «ближнем кругу» президента. Проведенная в течение нескольких дней операция по смене главы СБУ, в прошлом внесшего значимый вклад в накал обстановки на Донбассе, может подстегнуть более существенные усилия по вертикализации власти в стране, которая в перспективе должна пойти на пользу мирному процессу. Наливайченко справедливо, пусть и в свойственной ему конспирологической манере, заметил в одном из интервью, что Москва была заинтересована в его выдавливании из украинских властных структур. Кремль действительно не мог быть уверенным в успешности мирных переговоров, которые в любой момент способен саботировать глава СБУ или, например, тот же Коломойский со своими ставленниками. Однако ими список фигур, деструктивно влияющих на выполнение «Минска-2», не исчерпывается. 

Порошенко, если он все же хочет войти в историю страны в роли миротворца (пусть и непоследовательного), придется провести внушительную чистку рядов собственного окружения, в частности, сменить главу фракции БПП в Верховной Раде Юрия Луценко. Очевидно, что нахождение на данном посту деятеля, громче многих выступающего за блокаду Донбасса и замораживание конфликта, способно в будущем привести к серьезным осложнениям в деле имплементации соглашений. К тому же Луценко проявил крайнюю неэффективность в качестве собственно руководителя фракции, о чем говорит и раскол в ее рядах в ходе голосования за отставку Наливайченко. Возможно, Банковая окажется заинтересованной и в том, чтобы дать задний ход по решениям, принятым скорее для эпатирования Москвы – в особенности это касается назначения Михаила Саакашвили на ряд немаловажных государственных постов. 

Впрочем, наиболее существенные баталии, скорее всего, рано или поздно развернутся между Порошенко и премьером Яценюком. Рейтинг главы правительства на волне социально-экономических проблем упал до рекордно низких значений. На фоне отсутствия активных боевых действий лишились возможности для агрессивного самопиара и его главные соратники – Александр Турчинов и Арсен Аваков, контролирующие значительную часть силового блока. Сохранение союза с ними, казавшегося необходимым прошлой осенью, теперь грозит потянуть репутацию Порошенко на дно. Шансы на успех «Народного фронта» Яценюка на местных выборах в текущих условиях близки к нулю, а значит, и целесообразность блокирования с НФ для БПП становится вовсе не очевидной. Начиная с октября президент согласно Конституции получит полномочия для роспуска досрочно избранной Рады, и, следовательно, может решительным рывком попытаться изменить статус-кво — более удачный момент для такого решения сложно себе представить. 

Сегодня уже вырисовываются гипотетические контуры расстановки сил в более стабильной и миролюбиво настроенной Украине. Симпатии ориентированных на Европу избирателей с запада страны все отчетливее переходят к относительно умеренной «Самопомощи» Андрея Садового. На юго-востоке близок к взятию электорального реванша созданный Борисом Колесниковым и Сергеем Левочкиным «Оппозиционный блок». Сохраняет определенные шансы на политическое выживание и сам Порошенко, в окружении которого можно найти немало прагматично настроенных персоналий, включая Владимира Гройсмана, Бориса Ложкина и, к примеру, главу МИДа Павла Климкина. Однако шансы эти напрямую зависят от умения украинского президента оставить в стороне сиюминутные эмоции и пойти на кардинальную корректировку курса. В противном случае он, хоть и не сразу, но разочарует в своих способностях контролировать ситуацию ЕС и США, окажется главным виновникам роста числа жертв на Донбассе и лишится прежней поддержки в обособляющихся на глазах регионах страны. Звучавшие в начале конфликта предсказания политической «сомализации» Украины все еще могут стать реальностью; и если при бездействии центральной власти она в той или иной форме произойдет, фамилия человека, формально являющегося президентом, уже не будет иметь никакого значения.

Ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Антон Гришанов специально для «Актуальных комментариев» 

Все статьи автора 
5 Декабря 2016 Главное  В Сухуме начинаются переговоры с оппозицией Парламент Абхазии начал консультации между руководством страны и лидерами оппозиции.  Cпикер парламента проведет встречу  с президентом Раулем Хаджимбой, а затем состоится встреча с сопредседателем Блока оппозиционных сил Асланом Бжания.  24 Ноября 2016 Экономика  Россиян переводят на безнал После 2018 года россияне не смогут оплачивать крупные покупки наличными. Таким образом Минфин собирается бороться с нелегальным оборотом денежных средств. На данный момент в России нет соответствующей платежной инфраструктуры. 23 Ноября 2016 Экономика  Власти обсуждают пенсионный возраст Согласно презентации главы ПФР Антона Дроздова, власти приступили к обсуждению постепенного повышения пенсионного возраста. Пенсионный фонд России опроверг эту информацию. Эксперты считают, что повышение пенсионного возраста неизбежно.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".