Статья
12 Мая 2011 10:12

Отстраненное наблюдение

<p>На протяжении конца апреля – начала мая 2011 года сохранялась напряженная ситуация в ряде стран Северной и Экваториальной Африки, а также Ближнего Востока. В Ливии продолжилось затяжное вооруженное противостояние между режимом Муаммара Каддафи и оппозицией. В Сирии исламистская оппозиция расширила давление на режим Башара Асада. В Йемене антиправительственные силы сохранили приверженность прежнему курсу, направленному на свержение действующего президента Али Абдуллы Салеха. Сложная обстановка оставалась и в очаге исламских революций – Тунисе. Несколько снизилась острота политического кризиса в Кот-д'Ивуаре. Наконец, массовые волнения начались в Нигерии.<br />
<br />
Реагирование России на череду кризисов в Африке и на Ближнем Востоке, как и прежде, свелось к отстраненному наблюдению. Напрямую Москва не участвует в решении ни одного из них. Ни как посредник, ни как субъект, оказывающий поддержку одной из сторон конфликта. Её вовлечение ограничивается голосованием в Совете безопасности ООН по конкретным резолюциям. В рамках же внешнеполитического аппарата дело сводится к обнародованию комментариев и сообщений для СМИ. Например, в начале мая МИД выпустил четыре документа подобного рода. Два из них касались ситуации в Нигерии, один – в Ливии, и один – в Тунисе. Причем, по наиболее статусному Ливийскому кризису Москва выразила обеспокоенность «тяжелыми гуманитарными последствиями продолжающихся боевых действий ливийских сторон и масштабных военных ударов коалиционных сил». Четких предложений по выходу из сложившейся ситуации в комментарии не содержалось.<br />
<br />
Ставка на отстраненное наблюдение связана с тем, что в настоящее время Москва не обладает необходимой политической волей для вмешательства в ситуацию. Формально можно говорить о том, что у России нет серьезных интересов в Северной Африке и на Ближнем Востоке. И участвовать в решении комплекса проблем, поразивших данные регионы, ей вроде бы не с руки. Россия – региональный игрок, политические и экономические контакты которого не выходят за пределы Евро-Атлантики, постсоветского пространства и Восточной Азии. Связями с остальными регионами при желании можно пренебречь. Однако, нельзя забывать, что в большинстве доктринальных документов РФ, принятых с 2008 года, констатируется обратное. В них заявляется о намерении Москвы вернуться к большому внешнеполитическому стилю, основанному на проведении политики глобального вовлечения по всем направлениям. К этому Россию обязывает её военный потенциал и частично восстановленные экономические возможности. Получается, что администрация Дмитрия Медведева не стремится следовать собственным же концептуальным установкам. Ведь большинство доктринальных документов по вопросам внешней политики и политики национальной безопасности было принято с началом её легислатуры – то есть с мая 2008 года. Такая ситуация сложилась во многом в силу отсутствия необходимых волевых качеств и амбиций. Ведь даже такие государства как Франция и ФРГ стараются максимально активно участвовать в решении африканских и ближневосточных проблем. И это несмотря на то, что они обладают куда более скромными военно-политическими и политико-дипломатическими возможностями, чем Россия.<br />
<br />
Отстраненное наблюдение представляет существенную угрозу для позиций РФ на международной арене. Кремль рискует потерять инициативу при формировании глобальной повестки дня и реагировании на её ключевые вызовы. Несмотря на то, что позиции Москвы традиционно достаточно сильны в Магрибе и на Ближнем Востоке, в настоящее время она может отойти в данном регионе на второй план. Особенно в том, что касается сферы политики. Именно здесь её место займут те субъекты, которые желают и могут демонстрировать прямое вовлечение в ту или иную проблему. Произойдет естественное «выдавливание» Кремля из данного региона. Не столько из-за силы новых игроков, сколько из-за достаточно осторожной позиции самой РФ. Остановить подобное развитие событий может только возвращение Москвы к более предметному курсу, позволяющему обозначить своё участие в решении кризисов, развивающихся с начала 2011 года на пространстве Северной Африки и Ближнего Востока.<br />
<br />
<strong><em>Максим Минаев</em></strong><em>, Центр политической конъюнктуры, специально для Актуальных Комментариев</em></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".