Статья
27 Марта 2016 18:23

Ответ на «проклятый вопрос»

Ответ на «проклятый вопрос»
Фото: Россия 24

Успешное освобождение древней Пальмиры снова заставляет говорить о Сирии. Не секрет, что без России подобный исход дел вряд ли был бы возможен. Вернемся немного назад и отметим, что операция российских ВКС породила много вопросов, ответы на которые мы получим, вероятно, ещё не скоро. Некоторые из них очень важны, и нет ни малейшего сомнения в том, что аналитики в Генеральном штабе, военных академиях, разведке, конструкторских бюро сейчас буквально завалены работой, в результате которой могут быть внесены изменения как в нашу военную доктрину, так и в планы перевооружения войск.

Но очень интересно и другое – участие наших ВКС в сирийском конфликте не только породило вопросы, но и дало ответ на некоторые из них.

И один из таких вопросов, не дающий покоя нашим политикам и военным ещё с послевоенных времен – нужны ли России авианосцы?

Вероятно, связь сирийских событий с авианосцами многим покажется неочевидной. Да и не мудрено – участие нашего военно-морского флота в конфликте было весьма и весьма условным; он скорее обозначал своё присутствие, прикрывая наземную группировку мощью своих средств ПВО. Кроме того, ВМФ России успешно применил по целям в Сирии крылатые ракеты морского базирования. Что само по себе очень хорошо, но вряд ли делает очевидной связь между действиями наших ВКС и авианосцами.

Что ж, давайте по порядку.

Всего воздушно-космическими силами РФ было задействовано в Сирии более пятидесяти самолетов. «Точные цифры» пока, к сожалению, варьируются в зависимости от источника, но мы можем с уверенностью говорить, что их было больше пятидесяти и меньше шестидесяти. Правда, сюда не входят беспилотные летательные аппараты, которые тоже активно применялись нами для сбора информации и целеуказания, но это отдельная тема.

Указанным количеством самолетов за время проведения операции было сделано почти девять тысяч боевых вылетов. Это чуть более двух тысяч вылетов в месяц, или 1-2 вылета в день на самолет. Понятно, что эти цифры могли сильно варьироваться в зависимости от разных факторов, но в среднем темп ударов достаточно размеренный и благоприятный для техники, экипажей и обслуживающего персонала.

Дальность вылетов не превышала, как правило, нескольких сотен километров, что тоже можно считать оптимальным показателем.

Однако, для обеспечения действий в столь благоприятных условиях нам потребовалось соблюдение сразу нескольких факторов:

·        наличие легитимного режима в Дамаске, заинтересованного в нашем участии;

·        воздушный и морской коридоры, которые позволили нашим вооруженным силам провести переброску техники и обеспечить её снабжение ГСМ, боеприпасами, а также общее снабжение всей группировки;

·        отсутствие прямой наземной угрозы для пункта базирования нашей авиации со стороны различных бандитских формирований.

Увы, но в случае, если бы хоть один из этих пунктов не был обеспечен, наше участие в сирийском конфликте было бы под вопросом. 

А теперь представьте – современный авианосец имеет авиагруппу в 50-60 самолетов (некоторые могут и больше, но это только придает нашим рассуждениям дополнительную весомость). Эта авиагруппа может совершать, в обычных условиях, 120-140 боевых вылетов. В боевых условиях, при необходимости, и ощутимо больше. Ударная мощь этой авиагруппировки вполне сопоставима с той, что мы имели в Сирии, хотя тут и возможны различные нюансы. Дальность применения также вполне достаточна – поднимаясь в воздух в сотне километров от сирийского побережья, ударные самолеты без подвесных топливных баков перекрывали бы своим радиусом всю зону боевых действий.

Фактически, мы получили в Сирии наглядный пример того, какого результата мог бы добиться наш новый авианосец, если бы он у нас был в наличии. С тем лишь отличием, что авианосец меньше зависит от доброй воли местных властей, более компактен, защищен и автономен, чем любая наземная группировка. Он почти не зависит от транспортных коридоров и менее требователен к обеспечению (всё своё ношу с собой – это как раз про АУГ), что также может быть ключевым условием использования силы на некотором удалении от наших собственных границ.

Ещё одним важным преимуществом авианосца является мобильность. Операция наших ВКС в Сирии готовилась очень длительное время, и только последний её этап, а именно переброска туда боевой авиации, был осуществлен достаточно оперативно. Но теперь представьте себе ситуацию, когда у нас нет столько времени на подготовку. И не будем далеко ходить за примером – события «арабской весны» в Египте, когда был свергнут законный президент Х. Мубарак и десятки, если не сотни тысяч наших туристов оказались в очень сложной ситуации, вполне могли превратиться в прямой повод для экстренного и достаточно массированного военного вмешательства. Но на тот момент мы не смогли бы помочь нашим гражданам ровным счетом ничем, кроме малоэффективных в таких случаях ударов крылатых ракет. В то же время мощная авианосная группировка позволила бы решить целый спектр задач, связанных с экстренным военных вмешательством, начиная от подавления средств ПВО и заканчивая воздушным прикрытием десантных операций, высадки групп спецназа и т. д. Причем в самом худшем случае на это потребовались бы считанные дни…

Война в Сирии показала принципиальную несостоятельность одного из основных аргументов противников появления у России полноценных авианосцев – якобы отсутствия у нас необходимости вмешиваться в локальные конфликты. «Ими только папуасов бомбить» – иронически восклицают люди, мыслящие исключительно критериями глобальной войны. Но вдруг оказалось, что иногда «бомбить папуасов» – чрезвычайно актуальная для нас задача, потому что если этого не сделать, то будут подорваны как среднесрочные, так и долгосрочные интересы России. «Папуасы», существующие лишь как ироническая фигура речи, вдруг превращаются в международный террористический интернационал, способный расшатать и поставить на грань уничтожения некогда цветущую сильную страну. А силы, стоящие за этим интернационалом, как раз в десятках локальных конфликтов сформировали своё геополитическое присутствие практически во всех уголках земного шара.

Также стоит напомнить всем то напряжённое внимание, с которым мы следили за развитием кризиса после вмешательства в него Турции, сбившей один из наших бомбардировщиков. Любой военный специалист подтвердит, что наша группировка в Сирии не была рассчитана на противодействие одной из сильнейших армий НАТО, и в случае прямого столкновения с нею мы, скорее всего, потерпели бы не бесславное, но очень болезненное поражение. Единственным реальным способом противодействия (за исключением применения ядерного оружия, что совсем выходит за рамки терпимого развития ситуации) было лобовое столкновение с Турцией. То есть, прямые удары всей нашей мощью по объектам на территории Турции, уничтожение её флота, ВВС, мест базирования, военной и прочей инфраструктуры. А это, как ни крути, полноценная война с одним из членов самого мощного, на сегодняшний день, военного блока.

Другим эффективным вариантом было бы возможное укрепление нашей средиземноморской группировки авианосцем. Моментальное удвоение количества самолетов, способных вести боевые действия в регионе, с опорой на наземные (С-400) и корабельные ЗРК, моментально изменило бы расстановку сил и позволило нам, в случае необходимости, успешно завершить конфликт, не переводя его из разряда локальных в глобальное мировое противостояние.

В этой небольшой реплике мы не станем углубляться в тонкости вопроса. Какой именно авианосец нам стоит проектировать, сколько самолетов он должен нести, какую силовую установку использовать – пусть анализом всех этих вопросов занимаются специалисты. Констатируем главное – события в Сирии дали нам необходимую информацию. Пусть в самых общих чертах, но мы теперь представляем, какими силами необходимо оперировать на значительном удалении от собственных границ, чтобы иметь хорошие шансы добиться конечного успеха.

И, самое главное, теперь мы точно знаем – такие корабли нам нужны. 

Виктор Кузовков специально для «Актуальных комментариев»


____________

Читайте также:
  • Пальмира освобождена
  • Вывод войск из Сирии – хорошая новость
  • Ушли, но остались


    • вконтакте
    • facebook
    • твиттер

    © 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
    Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".