Статья
26 12 Апреля 2011 15:39

Песня для зебры

Одиссея молодого талантливого переводчика, наполовину конголезца, владеющего множеством африканских языков, внештатного сотрудника Министерства обороны.
Комментарии экспертов

Во времена холодной войны романы британского писателя Джона Ле Карре были милее сердцу советского читателя, чем все тонны шпионской романистики, выходившей из-под отечественного литпресса. Причин на то было две: во-первых, язык и стиль Ле Карре был много лучше, чем у советских авторов этого жанра, а во-вторых, сотрудники британской (и вообще западных разведок) были в этих книгах ещё отвратительнее, чем офицеры госбезопасности. Так что не было ничего удивительного в том, что имя Ле Карре, как потом выяснилось, оказалось псевдонимом.

Критики Ле Карре называли его романы слишком мрачными, ветераны Ми-6 отмечали правдоподобность деталей, а поклонники прозвали писателя анти-Яном-Флемингом, намекая на диаметральную противоположность героев Ле Карре и знаменитого Джеймса Бонда. «Шпион, пришедший с холода» представал перед читателями разочарованным, усталым, пыльным мужиком, а его работа была отнюдь не блистательными приключениями, а скорее напоминала унылый быт бухгалтера из Перми, что не могло не обеспечить герою любовь сонма советских читателей.

Однако, СССР рухнул и враг, в лице Империи Зла, стал неактуален, равно как и сам жанр политического детектива. Российский мастер шпионских триллеров Эдуард Тополь говорил, что его романы пропитаны «адреналином, сексапилом, терроризмом и ядом», у Ле Карре же к этому времени остался один лишь яд, поэтому он решил отойти от привычного амплуа и создал «Песню для Зебры», книгу, совершенно не похожую ни на что, написанное им ранее.

Ни один поклонник творчества писателя не скажет, что именно этот автор создал бессмертные строки: «Ноябрьский мороз одел стебли папоротника пушистой белой корой инея; холод прятался здесь от ветра и кусал за щиколотки, словно арктическая вода; мороз засел в расщелинах камней на северной стороне холма, и казалось, здесь только страх может заставить пошевелить скованной от холода рукой, а жизнь бесценна уже тем, что завоевана» («В одном немецком городке»).

Стиль «Зебры» скорее напоминает книгу Хью Лори «Торговец пушками» — ирония в кубе, и ни миллиметра глубины. Причем все каноны вроде бы выдержаны — честный переводчик, которого использует «втемную» британское правительство, циничное и весьма коварное. Любовная линия, интриги, и чуток мордобоя — но воспринимается это уже не как горькая насмешка над ситуацией, когда лучшие умы двух миров пытаются посадить друг друга в лужу, тем самым отдаляя момент начала Третьей мировой, а как легкий приключенческий детектив с простым сюжетом и цепочками предательства всего в два звена.

Быть может, всё дело в образе врага. Действие «Зебры» разворачивается в африканском направлении, хотя на Черный континент нога героя в ходе повествования так и не ступает. Таким образом, поскольку серьезно признать за чернокожими аборигенами способность успешно строить козни против Британской Империи не получается, англичане интригуют против англичан, и это сильно снижает градус и понижает планку.

Общий же морализаторский тезис романа — оставьте в покое несчастную Африку, вы, колонизаторы-неудачники, начинает довлеть над читателем после первой трети книги, а к концу оной становится невыносимым. Поэтому, если только вы не член «Врачей без границ», готовящийся к полугодовой командировке в Конго, почитайте лучше «Верного Садовника», прикоснитесь к старой Англии и помяните Советский Союз.

Джон Ле Карре, «Песня для зебры», М.: Corpus, Астрель, 2011 — 448 с.


© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".