Статья
3674 12 Ноября 2018 9:40

Плохой год

У виноделов есть понятие «плохого года». В отличие от «хорошего», погодные условия в нем не складываются для изготовления великого вина. Вина «плохих годов» можно пить, они дешевле, некоторые высокого качества, но ощутимая разница с «хорошими годами» всегда есть.

Подходящий к концу 2018 год в плане результативности внешней политики уже можно списывать со счетов — Россия нигде, ничего и никому не проиграла, но и не выиграла. Кремль удерживает статус-кво по всем важным направлениям (Украина, Сирия, конфликт с Западом), полагаясь на время как главного и самого надежного союзника. Если ничего нельзя выиграть сейчас, руководствуясь теми целями и красными линиями, с которыми Москва входила в эти конфликты, то лучше твердо оборонять рубежи, не поддаваясь давлению и выдерживая паузу в расчете на то, что в будущем конъюнктура станет более благоприятной.

Приближающийся 2019 год также не обещает российской внешней политике никаких прорывов и больших успехов. Он может стать таким же «плохим», как и 2018 год, или даже хуже. Варианты хорошей игры не просматриваются нигде, а открытие новых возможностей потребует от российской дипломатии либо радикальной переоценки интересов и задач, либо поиска новых креативных и несиловых решений в рамках реализуемой политической стратегии. В противном случае, состояние стратегического тупика закрепится в качестве нормы, которая в перспективе может растянуться до президентской кампании 2024 года и будет играть на усиление наблюдаемого синдрома усталости от власти среди избирателей, то есть сокращать степени свободы для Кремля уже во внутренней политике.

2019 год не создает условий для нормализации отношений России и Запада. Складывающийся баланс рисков и возможностей говорит о том, что первые явно перевешивают вторые.

Перехват демократами контроля над Палатой представителей Конгресса США угрожает активизацией усилий по расширению давления на Россию и сужением пространства маневра для внешней политики администрации Трампа. Палата представителей располагает достаточным набором инструментов, чтобы сдерживать и даже корректировать внешнюю политику американского правительства — через законотворческий процесс, проведение расследований в отношении исполнительной власти и тематических слушаний, вынуждая администрацию публично объяснять свою политику, в том числе в отношении России. Это позволит не только сохранять во внутриамериканской повестке «токсичную» российскую тему, но и в случае необходимости усиливать ее в рамках фронтального давления на администрацию накануне старта президентской кампании 2020 года. Ожидается и принятие нового законодательного пакета антироссийских санкций, который сделает для Кремля еще более бессмысленным какой-либо торг с Белым Домом по Украине, Сирии и Ирану. В итоге диалог продолжится, но ни один из его участников не сможет достичь результата, существенно не изменив свою исходную позицию в ущерб своей репутации.

Главной интригой выборов в Европейский парламент 2019 года является возможное пришествие правой популистской волны. Однако эффект может быть и обратным — консолидация «истеблишмента», который выражает все большие опасения в связи с активным вмешательством России во внутриевропейские дела и видит в политике санкций единственный эффективный инструмент давления на Кремль. Ответом на демонстративное проявление симпатий к российскому лидеру со стороны правых популистов почти наверняка станут нагнетание слухов о российском следе, повышенный интерес к поиску иностранного финансирования и ответный рост антипатий к России. В результате выборы в Европарламент могут ударить прежде всего по «умеренному» лагерю в политическом истеблишменте — тем, кто открыто говорит о необходимости поиска свежих идей и подходов для нормализации отношений с Кремлем. Они будут либо вынуждены снизить свою активность, либо присоединиться к сторонникам сохранения текущего вектора политики в отношении России. Очевидно, что это не будет настраивать европейцев на компромисс за столом переговоров с представителями российской власти. А при неблагоприятном развитии событий, особенно в случае возникновения каких-либо чрезвычайных эксцессов, усилится развитие российской темы в Европе в столь же «токсичном» направлении, что и в США.

Конфликт в Сирии, судя по всему, перешел в состояние пусть все еще хрупкого, но равновесия, когда деэскалация происходит за счет фактического раздела страны на три части. Экспансия правительственных сил при поддержке России и Ирана натолкнулась на границы интересов других международных игроков — Турции и Катара, с одной стороны, и США и других государств Персидского залива, с другой. Участники конфликта не могут достигнуть согласия относительно ключевого параметра политического урегулирования — параметрам транзита власти от режима Асада к новому правительству. По мнению Запада, Россия и Иран не просто стремятся создать прецедент победы автократа в гражданской войне с помощью внешней интервенции (и таким образом создания альтернативы для политики Запада по смене режимов). В действиях Москвы и Тегерана видят желание законсервировать Сирию после конфликта под контролем Асада и заметно сузившейся базы его сторонников. В свою очередь, Запад, Турция и страны Залива готовы соглашаться с сохранением власти Асада только на переходный период. В результате перспектива закрепления раздела Сирии на несколько, в той или иной степени нелегитимных правительств становится реальностью. Сейчас это, возможно, хорошее решения для Запада и ближневосточных игроков, которые сумели остановить воссоединение страны под властью сирийского лидера, но плохо для России, потому что статус-кво не позволяет поставить Запад перед фактом победы Асада, с которой следует смириться, и снизить остроту сирийской темы в контексте налаживания отношений с США и ЕС.

В 2019 году урегулирование украинского кризиса также имеет все предпосылки, чтобы быть поставленным на паузу. В течение года Украина будет находиться в состоянии перманентной избирательной кампании — сначала в марте пройдут президентские, а затем в октябре парламентские выборы. В ситуации, когда за разблокирование политического процесса в Донбассе ни одна из политических сил не будет рисковать брать ответственность, чтобы не потерять поддержку избирателей, существенного прогресса в переговорах ждать не приходится. Отсутствие предпосылок и возможностей для компромисса в рамках имплементации Минских соглашений, со своей стороны, не позволяет России вырулить на траекторию нормализации отношений с Западом.

Возможность серьезно улучшить отношения с Европой из-за восстановления Вашингтоном иранских санкций носит сильно ограниченный характер. ЕС и Россия будут вместе продолжать пытаться обходить санкции, создавая соответствующие механизмы для своих компаний и банков. Однако, как ни странно, в этой решимости больше политики и желания наказать США, чем трезвого расчета бизнес-интересов. Европейский бизнес быстро поймет (и уже понимает), что игра не стоит свеч, в результате чего усилия, скорее всего, окажутся напрасными. Торговля с США для него важнее, чем сравнительно небольшой иранский рынок. Кроме того, Россия сама готова извлечь выгоду из вытеснения иранской нефти с европейского рынка.

Наконец, в 2019 году в Германии не исключены досрочные парламентские выборы, которые могут произойти после ухода Меркель с поста председателя ХДС. По итогам этих выборов покинет пост канцлера и сама Меркель. Канцлер стала главным проводником общей европейской политики в отношении России, которая комбинировала умеренное давление и диалог. После отставки Меркель европейская внешняя политика вряд ли станет более хаотичной и свернет с курса. Однако Европе может понадобиться время на определение нового лидерства и оценку реальных перспектив переговоров с Россией.

«Плохой год» не дает индульгенцию на бездействие. Нарастающее на Западе ощущение тупика, что позицию России невозможно сдвинуть с места, начинает играть против Кремля. Затягивание Москвой времени все больше укрепляет в США и Европе позиции тех, кто видят в этом отложенный внешнеполитический дефолт после ухода Путина. Российской дипломатии необходимо не допустить замораживания переговоров по всем направлениям и искать идеи для управления повесткой, чтобы сохранить на Западе интерес и мотивацию к конструктивному диалогу.

Олег Игнатов, заместитель директора Центра политической конъюнктуры
Актуальные комментарии
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".