Комментарий
3 Апреля 2016 15:57

По росту - стройсь!

Галина Гужвина публицистГалина Гужвина

Галина Гужвина
публицистГалина Гужвина

Беседуя как-то по молодости с одной престарелой французской родственницей, я сдуру обмолвилась, что училась на отлично, и у меня по всем предметам всегда были одни пятёрки. Родственница вскинула глаза: "Как? Всего-то навсего пятёрки?" - "Как же вы всё-таки никудышно в России учитесь! Во Франции пятёрка - это крайне низкая оценка, чтобы сдать на аттестат зрелости нужно иметь в среднем минимум десять, а наши лучшие ученики бывает и по восемнадцать в среднем получают!" Мои робкие разъяснения национальных особенностей оценочных шкал остались, разумеется, без внимания. С тех пор и сама дама, и все близкие ея абсолютно убеждены в том, что все мы здесь в России отъявленные лоботрясы. 

Если же отставить шутки в сторону, то единственным традиционным атрибутом французской системы образования, который, будь у меня такая возможность, я внедрила бы у нас как есть, ничего не меняя, является оценочная шкала  знаний в разбросе от нуля до двадцати баллов. Дробная, дифференцированная оценка, разумеется, куда объективнее размытых, аморфных, произвольно взаимозаменяемых "отлично"-"хорошо"-"удовлетворительно". Численные колебания такой оценки дают куда более предметное, а главное - оперативное представление об индивидуальных прогрессе-регрессе каждого из учащихся. Наконец, нюансированные оценки исключительно эффективны везде, где требуется расположить учащихся друг относительно друга, расставить по строчкам рейтинга, вообще принять любое на принципе меритократии основанное решение. Оценка "sur vingt" (из двадцати) до сих пор остаётся одним из немногих по-настоящему функциональных колёс в национальном образовательном инструментарии. Неудивительно поэтому, что именно она неизменно вызывает приступы наисильнейшей ненависти у одержимых реформаторским зудом чиновных временщиков, особенно из социалистов. Очередную атаку на "sur vingt" недавно осуществила сама мадам Нажад Валло-Белькасем, нынешний министр французского образования.

Доводы мадам, конечно, совершенно не касались объективности и индивидуальной адаптированности французской двадцатки. Нападала она, как любой истинный французский социалист, на саму идею рейтингового ранжирования учащихся. Наносящую, по её мнению, непоправимый психологический вред тем, кому не посчастливилось долезть до рейтинговых топов (то есть практически более чем 99% населения), а главное - способствующую дальнейшему закреплению социального и имущественного расслоения. Потрясала пауэрпойнтами: "Взгляните на статистику учащихся, сдавших ЕГЭ на средний балл от восемнадцати и выше! Из года в год выясняется, что около сорока процентов из них - дети преподавателей, ещё двадцать - дети врачей, юристов и других выходцев из условно образованного общественного  сегмента, а на детей из среды со скромным достатком и ординарной интеллектуальной атмосферой в семье не приходится и десяти процентов отличных оценок!" 

Преподаватели и профсоюзы встали грудью, подхватив министерский социальный аргумент и перевернув его острием вовне. Было замечено, что отличия при помощи оценок как раз и остаются единственным на сегодняшний день шансом для детей из семей со скромным достатком вырваться куда-нибудь повыше. Что без возможности школьно отличиться потенциально способные дети бедняков, безработных и иммигрантов будут просто бесследно растворяться в общей массе, тогда как привилегированные классы, как и всегда, уж как-нибудь изыщут способы порадеть родному человечку. Что, наконец, без относительно честного, основанного на академических успехах, рейтинга, те десять процентов социально необласканных, что добираются ныне до престижных ВУЗов, превратятся в ноль процентов, и престижные ВУЗы действительно станут по-настоящему, а не для красного словца, сословными. 

В этот раз двадцатку отстояли. Надолго ли? Ведь аргумент уравнять со всеми прочими не в меру умственно бойкого  уж очень обаятелен, уж очень соблазнителен для абсолютного большинства, не желающего признавать, что как раз меритократия и есть наивысшее выражение республиканского принципа равенства.

Галина Гужвина специально для «Актуальных комментариев»    

____________

Читайте также:
Зачем школе литература
Кого выращивают в финских школах
14 Ноября 2016 Общество  Детям чиновников запретят учебу за рубежом В Думу внесен законопроект о запрете на обучение детей чиновников за границей. Документ подготовил коммунист Валерий Рашкин. По мнению экспертов, эта инициатива нежизнеспособна и не преследует иных целей помимо пиара КПРФ. 31 Августа 2016 Общество  Россияне сократили траты на сборы к школе В 2016 году россияне на четверть сократили траты на подготовку школьников к началу учебного года. Расходы на подготовку детей к школе составили 14,8 тысячи рублей. Это на 26% меньше, чем в 2015-м, когда родители тратили в среднем 20 тысяч. 20 Августа 2016 Главное  Премьер пообещал стабильность учителям Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев заявил, что ситуация с зарплатой учителей выглядит «благопристойно». Однако основным вопросом по-прежнему остается то, как не допустить нового снижения уровня зарплат.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".