Статья
28 Июня 2014 14:24

Потери ощутимее приобретений

Интеграция в европейское экономическое пространство не принесет Грузии ощутимых дивидендов и подстегнет дальнейшее сближение Абхазии и Южной Осетии с Россией, считают эксперты.

Соглашение об экономической интеграции Евросоюза и Грузии, подписанное в пятницу в Брюсселе, скептически воспринято российскими экспертами. По их оценкам, потери Грузии, как политические, так и экономические, окажутся более ощутимыми, чем теоретически возможные приобретения.

«Это символическое достижение. Каких-то значимых практических результатов для развития Грузии ни в среднесрочной перспективе, ни в долгосрочной это соглашение не несет. В конечном счете, это является тупиковым путем», - говорит политолог Андрей Сушенцов. По его мнению, в экономическом плане Грузия ощутит это очень скоро, уже потому, что будет вынуждена выйти из ряда торгово-экономических соглашений, в которых состояла еще со времен своего участия в СНГ. Это приостановит рост грузинского ВВП, который в текущем году имел довольно высокую динамику в связи с открытием российского рынка. 

Аналогичного мнения придерживается политолог Сергей Михеев. «Я не думаю, что им это пойдет на пользу. Евроинтеграцией это не является, по большому счету. Просто Европа получает доступ на грузинский рынок и больше ничего», - говорит он.

«Если говорить на языке денег, Грузия совершает ошибку, выбирая между Евразийским союзом и Европейским союзом  ассоциацию с ЕС, - полагает политолог Андрей Епифанцев. - И больших политических дивидендов им это не принесет. Коренных серьезных задач, самых насущных, эта ассоциация решить не сможет».

Политолог Яна Амелина указывает на неизбежные ухудшения в диалоге России и Грузии: «Очевидно, что любые шаги Грузии в евроатлантическом направлении сказываются на российско-грузинских отношениях исключительно негативно в силу глобального геополитического противостояния между Россией и Западом».

Как отмечает Андрей Сушенцов, грузинские власти надеются, что именно путем европейской интеграции они смогут воссоединиться в перспективе с отколовшимися республиками – Южной Осетией и Абхазией. «В этом состоит стратегия нынешнего грузинского руководства, им кажется, что двигаясь по пути европейской и евроатлантической интеграции, Грузия станет привлекательной для абхазов и осетин. Но, на мой взгляд, это заблуждение, - говорит он. - Во-первых, экономически она не сможет этого сделать: ее собственный ВВП мизерный. А во-вторых, здесь дело не в экономике. Эти два малых народа воевали за свою независимость и свободу, и само существование их было поставлено под угрозу. Как ЕС, так и НАТО в этих странах ассоциируются  с агрессивной политикой, которую Грузия вела в правление Михаила Саакашвили, и эту прочную ассоциацию разорвать будет невозможно».

Такого же мнения придерживается Андрей Епифанцев. «Грузия и раньше говорила: с Россией вы идете в диктатуру, в экономическую катастрофу, а мы идем в светлую Европу, в светлое будущее, поэтому, если вы хотите в Европу, то вам по пути с Грузией. Совершенно точно сейчас эта тема усилится, грузины мастера пиара, наверняка они будут выдавать картинки каких-то достижений, которые на самом деле спорны, - указывает он. - Но Абхазии и Южной Осетии нужно совершенно другое, им эти европейские ценности - до лампочки».

Андрей Сушенцов полагает, что движение Грузии в сторону ЕС подстегнет процессы сближения Абхазии и Южной Осетии с Россией. «Грузия, принимая решения  об интеграции в НАТО или в Евросоюз, не консультируется с населением, которое она считает своим в Абхазии и Южной Осетии. Тбилиси ведет одностороннюю дискриминационную  политику в отношении Абхазии и Осетии на международных площадках.  И на этом основании у них есть все возможности и все стимулы для того, чтобы искать более глубоких отношений со своим главным партнером и союзником, страной, которая обеспечивает их безопасность и которая является, по сути дела, единственным гарантом этой безопасности», - отмечает он.

С этим согласна и Яна Амелина: «Что касается российско-югоосетинских и российско-абхазских отношений, то они, и без того предельно ясные в сфере военно-политического сотрудничества, будут только укрепляться.

Она отмечает, что внутренняя ситуация в Грузии не интересна ни Южной Осетии, ни Абхазии, которые строят свою политику, исходя из долгосрочных стратегических задач, связанных, в первую очередь, с Россией. «Любой диалог с Грузией, в ассоциации с ЕС или нет, возможен только после деятельного покаяния грузинской стороны за развязывание грузино-осетинского и грузино-абхазского конфликтов, войну 2008 года и т.д. Делать это она не собирается, значит, и дальнейшее развитие отношений невозможно. Это выбор Тбилиси. Наконец, продолжать верить в "европейские ценности" на фоне событий, развернувшихся на Украине, может только откровенно недалекий человек», - говорит Яна Амелина.

Об усилении интеграционных процессов между Россией, Абхазией и Южной Осетией в этом контексте говорит и председатель комитета Совета Федерации РФ по обороне и безопасности Виктор Озеров. «То, что мы должны совершенствовать наши взаимоотношения, я глубоко уверен, и как сопредседатель группы парламентского взаимодействия России и Абхазии, я буду делать все от меня зависящее, чтобы это происходило», - говорит он. Озеров отмечает, что в абхазском обществе достаточно активно обсуждается вопрос ассоциации с Россией. «Мы заинтересованы в углублении этих взаимоотношений и в сфере экономики, и в области военно-технического сотрудничества», - говорит он, при этом особо подчеркивая, что основополагающими принципами укрепления этих связей должны оставаться суверенитет и равноправие наших государств, независимо от их масштабов и численности населения.

В Абхазии в канун подписания соглашения Грузия-ЕС тема отношений с Россией тоже вышла на первый план. Участники политического процесса, в равной мере разделяя тезис о безальтернативности партнерства с Россией, дискутируют о его возможных формах. «Фактически речь идет о более глубокой интеграции России и Абхазии, оправданность которой обусловлена требованиями времени», - говорит и.о. заместителя министра иностранных дел Республики Абхазия Ираклий Хинтба.

«В перспективе Абхазия могла бы двигаться к такому уровню интеграции, который предполагает наряду с развитием отношений свободной торговли введение общей системы согласования и реализации макроэкономической политики, обеспечение правил конкуренции, единые стандарты и требования к товарам и услугам, согласованная техническая политика и унификация технического регулирования, расширение доступа на товарные рынки, развитие транспортно-логистических систем, обеспечение свободы движения капитала, товаров и услуг, использование доступа к кредитным ресурсам и сельхозсубсидиям, повышение возможностей для предпринимательской деятельности и инвестирования», - полагает он. 

Андрей Епифанцев, резюмируя очередной шаг грузинской евроинтеграции, обращает внимание еще на один ее аспект. «Далеко не все в Грузии хотят такого усиления ассоциированности с Западом. В грузинском обществе сформировался определенный слой, если и не пророссийский, но который смотрит в сторону России, с которым можно разговаривать, который уже глубоко разочаровался в Западе по многим причинам. Это политический слой, слой СМИ, слой экспертного сообщества, огромное количество людей. А мы на это не обращаем внимания. А это – возможность укрепить свои позиции в стране, которая уже подписала соглашение с ЕС. Может, это самый важный вопрос в наших отношениях с Грузией», - констатирует политолог.

«Актуальные комментарии»

Фото: ИТАР-ТАСС/ Зураб Джавахадзе

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".