Комментарий
6 Марта 2015 17:50

Предпосылки к росту нефти существуют

Владимир Рожанковский экономистВладимир Рожанковский

Владимир Рожанковский
экономистВладимир Рожанковский
В правительстве не утихают споры вокруг бюджета на 2015 год. Минфин предлагает урезать почти все статьи на 10%, при этом бюджет на последующие два года не трогать. С этим далеко не все согласны.

Директор аналитического департамента инвестиционной группы «Норд-Капитал» Владимир Рожанковский в интервью «Актуальным комментариям» объяснил, как верстается бюджет и каковы его самые болевые точки. 

— Прокомментируйте, пожалуйста, что имел в виду министр финансов Антон Силуанов, когда предложил не менять номинальные цифры расходов бюджета на 2016-2017 годы. Не означает ли это, что министр предлагает не обращать внимание на инфляцию? 

— Антон Силуанов, вероятно, имел в виду не инфляцию, а курс рубля. Расходы бюджета априори рублёвые, они не должны быть привязаны к долларам. Понятно, что там есть долларовая составляющая. Так вот, задача министерства финансов нивелировать эту долларовую составляющую бюджета и сделать так, чтобы она была минимально заметной. Наверное всё-таки он имел в виду, что не на инфляцию не надо обращать внимание, а на курс рубля не надо обращать внимание, коль скоро бюджет рублёвый.  

— Минфин предлагает сократить основные статьи бюджета на 10%. Каковы будут последствия этого? 

— 10 процентов — знаете, не очень критическая сумма. Я слышал комментарий по поводу того, что парламентарии урезали свои зарплаты. Вроде бы немного, но для общего дела — почему бы нет. Есть предпосылки к тому, что нефть будет расти. Поэтому не факт, что это десятипроцентное сокращение будет принято в окончательном варианте. Возможно, его ещё отзовут.

Бюджет верстается, как правило, по так называемому «негативному сценарию». Есть три сценария развития — средний бюджет, оптимистичный бюджет, пессимистичный. Бюджет стараются верстать по пессимистичному сценарию с тем, чтобы не было большого дефицита. Потому что дефицит, образующийся в середине года, — это большая проблема.

У министерства финансов запланированы определённые выпуски его бумаг. Оно не может резко нарастить их, потому что все выпуски запланированы. Доходы все тоже более-менее ясны и прозрачны. Увеличить резко доходы — это значит прибегнуть к какой-то непопулярной мере: увеличить акцизы на что-то, налог какой-нибудь на добычу полезных ископаемых, ещё что-то, на малый бизнес, не дай бог. В общем, это всегда непопулярная мера.

Когда бюджет в середине года оказывается более дефицитным, нежели его запланировали, — это всегда большая проблема. Поэтому стараются при вёрстке бюджета исходить из самого пессимистичного сценария. Если у бюджета появляются дополнительные доходы — это всегда проще. Есть пословица, что счастье мы как-нибудь переживём. Грубо говоря, дополнительные доходы бюджета — это приятный подарок, его всегда есть возможность куда-то распределить. К сожалению, у нас в России нет традиции пускать дополнительные доходы, чтобы помочь наиболее нуждающимся. Я редко слышал о том, чтобы эти дополнительные доходы уходили, например, на индексацию пенсий, или на выплату каких-то пособий ветеранам. Хотя это возможно в рамках юбилея победы в Великой Отечественной войне. В принципе, ещё есть время для этого, не исключаю. Но, как правило, дополнительные бюджетные доходы начинают расходоваться на зарплаты тренерам, на спорт, на какие-нибудь проекты, которые улучшают имидж Российской Федерации в глазах зарубежных инвесторов, ещё что-нибудь.

— Если бюджет верстается с учётом пессимистичного прогноза, тогда откуда взялась цифра в 50 долларов за баррель, если сейчас цена на нефть выше?

— Да ниоткуда. Просто красивая, ровная цифра. Её придумали в министерстве финансов, и её взяли за основу, поскольку имели предположение, что объективные причины не позволят дальше нефти вниз идти. Оказались правы. Я думаю, что где-то так оно и есть. Я вам даже больше скажу: Moody’s, который снизил кредитный рейтинг России и вызвал праведный гнев у всех, тоже этой цифрой пользовался — 50 долларов за баррель. Я, честно говоря, не верю в такие совпадения. У меня есть очень большое подозрение, что Moody’s цифру 50 долларов за баррель взял из того же самого первого драфта бюджета, который предложило министерство финансов.

Подготовила Екатерина Даньшина

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".