Статья
18 Апреля 2011 9:42

Профилактика наркомании

Заседание президиума Госсовета, которое провел в Иркутске президент Дмитрий Медведев, было посвящено стратегии антинаркотической политики и системе профилактики наркомании среди молодежи.

В ходе заседания Дмитрий Медведев поручил создать государственную систему мониторинга ситуации с потреблением наркотиков в стране. «Необходимо в сжатые сроки сформировать государственную систему мониторинга наркоситуации, разработать и утвердить методику его проведения», - сказал Дмитрий Медведев. По его словам, такая система мониторинга даст возможность получить достоверные данные о распространении наркомании среди молодежи и скорректировать профилактическую работу.

Дмитрий Медведев предложил принять федеральный закон, позволяющий проводить тестирование школьников на наркотики. «Если делать это, то нужно сделать соответствующий федеральный закон. Я считаю, что, к сожалению, ситуация такова, что нам, вероятно, придется пойти по этому пути», - сказал Медведев.

При этом он признал, что тестирование школьников на наркотики – «этическая и юридическая проблема». «Далеко не все родители положительно восприняли тестирование их детей. Конечно, большинство возражений связано с этическими требованиями, с необходимостью соблюдать право на частную жизнь», - сказал президент.
 
С другой стороны, отметил Медведев, некоторые родители «просто боятся об этом говорить, они не допускают мысли, что беда может коснуться их чада, закрывают его от контроля». «Результат заключается в том, что в какой-то момент эти дети становятся уже объектом работы соответствующих центров по реабилитации» - сказал глава государства, сообщает «Интерфакс».
 
Он также предложил создать в некоторых учебных заведениях антинаркотические курсы. «Очень важно усилить работу в школах, учреждениях начального и среднего специального профессионального образования и университетах. Может быть, есть резон подумать о включении отдельных курсов в программы обучения, особенно в неблагополучных местах и в тех учебных заведениях, где отмечались всплески употребления наркотиков», - сказал Медведев.
 
Между тем, рабочая группа Госсовета рекомендовала пока не вводить обязательного тестирования школьников на наркотики. Губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев Мезенцев предложил регулировать проведение тестирования рекомендательными мерами. «Позиция рабочей группы - рекомендовать Минобрнауки вести работу, которая будет рекомендательной для директоров школ, но тестирование не проводить», - отметил он. На уточняющий вопрос Дмитрия Медведева «То есть обязательное тестирование не вводить?» иркутский губернатор ответил: «Фактически да».
 
Президент, говоря о профилактике наркомании, потребовал пресечь пропаганду наркотиков Сети. 

«Популяризация потребления наркотиков - это просто преступление и уголовное преступление, и, если хотите, нравственное преступление. В отдельных информационных средах эта популяризация, ее уровень, точнее сказать, просто зашкаливает», - заявил он. Например, по его словам, «если взять интернет, то количество сайтов, которые открыто рекламируют наркотики, по тем подсчетам, которые есть, превышает 10 тысяч».  «Конечно, это вносит свою деструктивную роль», - подчеркнул глава государства. Провайдеры должны прекращать деятельность сайтов, на которых содержится информация об изготовлении наркотиков, заявил также Дмитрий Медведев. 

Президент РФ Дмитрий Медведев считает необходимым разработать закон о запрете деятельности развлекательных заведений, в которых распространяются наркотики.

Глава государства считает также необходимым проработать вопрос о введении принудительного лечения наркоманов в качестве основной меры наказания в случае совершения ими преступления. Не исключаются также изменения в ТК РФ, согласно которым работодатель сможет потребовать от работника отказаться от наркотиков.

Подводя итог дискуссии по поводу тестов в школах, Дмитрий Медведев высказался за идею сплошного тестирования, когда «не тестироваться становится неудобным».

«Что касается тестирования школьников. Меня устроит любой вариант осуществления этой деятельности. Практически сплошное тестирование. Ситуация, когда не тестироваться становится неудобным», - сказал Дмитрий Медведев.

По словам главы государства, его устроит и вариант, «когда это делается обязательным образом - но здесь есть некоторые проблемы, о которых говорил министр юстиции - или же это делается добровольным порядком».  «В моральном плане это вызывает одно и то же отношение», - отметил Дмитрий Медведев.
 

По мнению президента, нужно «простимулировать субъекты федерации и дать им возможность осуществлять тестирование в рамках действующего закона, не ломая существующей на сегодняшний день системы».

«Мы вполне можем в отношении школьников установить в специальном законе или одном из действующих законов возможность принятия решения о тестировании на уровне субъектов федерации. Но порядок проведения тестирования должны подготовить правительство и Минздравсоцразвития», - считает Дмитрий Медведев. Тогда, по его словам, «мы и субъекты РФ вовлечем в эту работу, а методику работы и этапы проведения тестирования подготовит правительство».

 

Ранее Дмитрий Медведев посетил в Иркутске Центр профилактики и реабилитации наркозависимости. В беседе с сотрудниками Центра, а также представителями общественной организации «Матери против наркотиков» он выяснял вопросы, чем необходимо помочь общественности в устранении такого зла, как наркозависимость. В частности, он поинтересовался мнением, надо ли подвергать обязательному или принудительному тестированию на употребление наркотиков студентов. 

Ответы были разные. Один - пока «это делать надо добровольно, а время покажет». Другие говорили, что они выступают за обязательное тестирование, которое отличается тем, что на это тестирование «за руку никого приводить нельзя». Просто чтобы работать на некоторых опасных предприятиях, необходимо пройти тестирование.

Президент согласился с тем, что «тестирование - это не карательная мера, а мера сдерживания». «Любой человек, будь то молодой или взрослый, устраивающийся на работу, будет думать, что даже одноразовое принятие наркотика будет выявлено, и это остановит его от дальнейшего потребления наркотика», - сказал Дмитрий Медведев.

Говоря об обязательном тестировании студентов, Дмитрий Медведев отметил, что «согласен с этим предложением, особенно если это частное престижное учебное заведение». Они, безусловно, особенно берегут свой имидж. И, конечно, как минимум, такое тестирование мешает развить потребление наркотиков как привычку.

В беседе с активистами движения «Матери против наркотиков» президент развил далее эту тему. В 90-е годы, сказал он, тема борьбы с наркоманией была закрыта. «Как тогда объясняли, эту тему специально не хотели вытаскивать на телевидение, объясняли тем, что люди приходят после работы и хотят отдохнуть, а не портить себе настроение», - рассказал он. «Это "табу", - подчеркнул он, - безусловно, надо сломать. О наркотиках и о вреде наркомании надо обязательно рассказывать и по телевидению, и в интернете».

Вместе с тем, он признал, что тяга к наркотикам особенно проявилась в 90-е годы после открытия границ. У тех, кто боролся с наркоманией, еще не было опыта, им было тяжело. Более того, они находились в какой-то растерянности. И в это время потребление наркотиков молодыми людьми стало модным. Это страшно, но еще страшнее то, что наркотики превратились в большую статью доходов и стали пропагандировать принятие наркотиков в виде символа успешной жизни, подчеркнул Дмитрий Медведев.

Он отметил, что его особенно интересует, чем помочь общественности, общественным организациям, которые борются против потребления наркотиков, кто активно участвует в разъяснительной работе.  «Конечно, официальные мероприятия необходимы. Надо пресекать каналы, ловить наркодилеров. Это все будут делать соответствующие органы. Но мировой опыт показывает, что этого недостаточно. Без поднятия общественности на борьбу с этим злом победить наркоманию невозможно», - заявил Дмитрий Медведев.

Президент РФ неоднократно заявлял, что борьба с наркоугрозой остается в числе приоритетов государства. Эта тема регулярно поднимается Дмитрием Медведевым в ходе международных контактов, она была центральной в январе на встрече с президентом Афганистана Хамидом Карзаем. Дмитрий Медведев тогда заявил, что «Афганистан - это то место, где создается значительная часть наиболее тяжелых наркотиков, попадающих в нашу страну».

В январе президент РФ подписал указ о создании в стране государственной системы мониторинга наркоситуации. Он определил ФСКН главным органом, ответственным за такой мониторинг, и поручил Наркоконтролю к концу второго квартала 2011 представить первый соответствующий доклад.

Как отметил Дмитрий Медведев, указ направлен на то, чтобы борьба с наркотрафиком в РФ не велась по принципу «у семи нянек дитя без глаза».

Статистика по больным наркоманией в России приводит неутешительные данные. По информации  ФСКН, что наркоманами являются 2% населения. «Реальное их число оценивается специалистами примерно в 2-2,5 миллиона человек, или почти в два процента населения страны», - сообщили «Интерфаксу» в Управлении по взаимодействию с общественностью и СМИ ФСКН.
«За последние десять лет количество только официально зарегистрированных в стране больных с диагнозом "наркомания" выросло почти на 60 процентов. Основная масса наркопотребителей приходится на возраст от 18 до 25 лет», - сообщили в ФСКН.

«Если посмотреть на смертность среди молодого поколения, то у нас ежегодно от наркотиков умирают 126 тысяч человек в возрасте от 15 до 34 лет», - сказал ранее Виктор Иванов в интервью «Российской газете». «У наркомании молодое лицо. До 90 процентов наркоманов - это люди до 35 лет. Основная масса - от 20 до 30 лет. Старше 40 лет наркоманов практически нет, они не доживают до этого возраста», - сообщил глава ФСКН. «У нас порядка 1,5 миллионов людей, которые употребляют опиаты, прежде всего, афганский героин. Такие люди живут в среднем 5-7 лет с момента начала приема наркотиков», - сказал Виктор Иванов.

Что касается одной из тем госсовета – тестирования  на наркотики в школах, то, по словам главы ФСКН, большинство экспертного сообщества склоняются к рекомендательному характеру тестирования. Как сообщал Виктор Иванов,  в Государственном антинаркотическом комитете создана специальная группа, в которую вошли юристы, представляющие Минобрнауки, Минздравсоцразвития и Наркоконтроль, чтобы как раз к нынешнему заседанию обобщить все предложения, которые есть по поводу введения тестирования школьников на наркотики.

На вопрос о его личной позиции - он «за» или «против» обязательного тестирования, Иванов ответил: «Вы за большевиков или за коммунистов? Главное, чтобы работала система. Не обязательно, чтобы была топорная норма - обязательно и все. Главное, чтобы норма работала». По словам Иванова, можно разработать «правовые механизмы побуждения к тестированию». «Если это будет рекомендательная норма, но она будет обеспечена техническими, методическими регламентами, то мы добьемся этой цели», - сказал Иванов.

Глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов, со своей стороны, заявил, что к вопросу о введении в России тестирования школьников на наркотики следует подходить максимально аккуратно. «Идея правильная, но реализовывать ее нужно очень аккуратно», - сказал Федотов. «Прежде, чем вводить такую систему директивным путем, я бы предложил сначала обсудить ее со специалистами. Если Минобрнауки готово, то наш Совет мог бы стать одним из участников такой экспертизы», - сообщил Федотов.

«Хотим ли мы, чтобы наши дети пристрастились к наркотикам? Ответ простой и ясный - нет. Нужно ли бороться с наркоманией и наркозависимостью? Безусловно, но только законными и адекватными методами», - сказал Федотов. «С одной стороны, необходимо проявить очень большую аккуратность с точки зрения прав ребенка и прав родителей. С другой стороны, нужно посмотреть на вопрос с психологической и педагогической точек зрения, чтобы понять, не вызовет ли это тестирование какое-го ненужного напряжения, отчуждения, дискриминации среди школьников», - сказал глава Совета.

Лидер движения «За права человека» Лев Пономарев заявлял по этому поводу, что  правозащитников беспокоит поспешность, с которой власти собираются ввести тестирование школьников на наркотики. «Если это не будет, как следует, обсуждено в обществе, если не будет системы общественного контроля, тестирование вводить нельзя», - сказал Пономарев.

«Я давно занимаюсь проблемой наркомании. Я не думаю, что такое тестирование будет эффективным. Это перекладывание проблемы на головы простых людей», - сообщил Пономарев. о его словам, для решения проблемы наркомании в России спецслужбам необходимо лучше бороться с наркотрафиком, кроме того, необходимо создавать систему реабилитации наркозависимых. «Ну, введут тестирование, что толку? Лечения все равно нет», - сказал Пономарев.

Он заявил, что если тестирование школьников на наркотики введут в рамках диспансеризации, то оно точно не будет добровольным. «Это будет, как всегда у нас, добровольно-принудительным», - сказал правозащитник. Глава Минобрнауки Андрей Фурсенко сообщал ранее журналистам, что уже через несколько месяцев российские школы могут получить возможность проведения добровольного тестирования школьников на употребление наркотиков. «Это не фискальные меры.

Это не попытка найти преступников, а попытка помочь школам, учебным заведениям избавиться от наркотиков», - сказал он.
«Никакого принуждения, насилия тут быть не может», - отметил министр образования. «Один из вариантов - сделать это частью школьной диспансеризации. Для этого необходимо нам вместе с коллегами из Минздравсоцразвития принять определенные нормативные акты», - отметил Фурсенко.

Комментарии экспертов
<p>В самих проверках на наркотики в школах я не вижу никакой проблемы.  Проверяют же на туберкулез - и ни у кого не возникает возмущения по этому поводу. Почему должна вызывать возмущение проверка,  употребляет человек наркотики или нет.</p>
<p>Вопросы вызывает обычно причинно-следственные связи. Сделали проверку, выяснили что ребенок употреблял наркотики и что будет дальше? Мы же знаем, что если у человека выявлялся вирус иммунодефицита, то об этом сразу почему-то становилось известно его соседям, у него на работе и он испытывал серьезные трудности.</p>
<p>Не произойдет ли похожее сейчас? Допустим, что окружающие узнают, что некий ребенок употреблял наркотики  - это не так страшно, как если они узнают, что он носитель смертельного вируса. Но что дальше будет - как то не разъясняется. Что будет, когда его родители узнают,  что он наркоман. В чем здесь роль госнаркоконтроля, который допустил, что в школе появились наркотики?</p>
<p>Мы знаем из газет, что подавляющее большинство каналов поставок наркотиков контролируется  именно сотрудниками госнаркоконтроля и поэтому я не понимаю зачем ведомство предлагает тестирование. Бороться-то как будем с наркоманией ? Мы выявим, что ребенок еще не стал наркоманом, но употреблял – но для того, чтобы стать наркоманом нужно две недели.</p>
<p> Складывается ощущение,  что у нас очередные дурилки как с томографами. Закупили оборудование, а что с ним делать – никто не знает. А в больницах бинтов и перекиси водорода нет – благотворительные организации закупают.</p>
<p> И здесь, борясь с наркоманией, гайки нужно закручивать не среди простых граждан, а в самом госнаркоконтроле.</p>
<p>Кроме того, у нас огромная проблема с тем, что у нас на протяжении тысячи километров у нет охраняемых должным образом границ.</p>
<p>Наркоманов много, потому что наркотики очень легко доступны. Виноваты не наркоманы, виноваты те, кто позволяет людям приходить в школу и торговать там наркотиками.<br />
 </p>
<p>Приводить конкретные цифры и статистику по наркозависимости уже не имеет смысла. Мы прекрасно знаем и понимаем, в какой проблемной ситуации мы находимся. И об этом неоднократно в последнее время очень активно говорил руководитель Федеральной службы РФ по наркоконтролю Виктор Иванов и многие другие эксперты. Действительно. к сожалению, у нас ситуация такая, что приходится констатировать, что мы пока проигрываем эту войну. И, видимо, поэтому потребовалась такая сильная мобилизация государства и общества, что дело дошло до отдельного Госсовета по этой теме.</p>
<p>О проблеме подхода к лечению и борьбе с наркоманией говорят давно и много. Кто-то на уровне популистском, кто-то на уровне предложений уголовной ответственности – такое предложение прозвучало и сегодня. На самом деле, я думаю, что надо искать оптимальный баланс с учетом мирового опыта. Скажем, за рубежом есть практика - если наркоман совершают правонарушение, то предоставляется выбор между принудительным лечением и уголовной ответственностью. Например, в США существуют специальные суды, которые заняты только этими проблемами.</p>
<p>Конечно, существуют различные подходы к раннему выявлению наркозависимости или склонности ребенка к этому. Со своей стороны могу сказать, что Общественной палатой разработана и предложена правительству концепция раннего выявления возможной опасности наркомании с помощью психологического тестирования школьников. То есть речь не идет об анализе крови или еще что-то в этом духе, предполагается постоянный психологический мониторинге ребят. Такой подход позволяет обнаружить такие склонности ,интересы, проблемы ребенка, которые могут привести к употреблению наркотиков.</p>
<p>Это более корректно, чем насильственная принудительная процедура к лечению и более эффективно чем просто тесты на накрозависимость.</p>
<p>Что касается дальнейших действий, после того станет понятно, что ребенок употребляет наркотики – это самый сложный вопрос.</p>
<p>На сегодняшний день для лечения наркомании среди молодежи никакого единого стандарта, к сожалению, нет. Граждане оказались один на один с этой проблемой. Чтобы вылечить ребенка им либо предлагаются частные клиники за огромные деньги и не всегда качественными услугами. Либо предлагаются методы типа Егора Бычкова, которые мы недавно обсуждали, когда человека приковывают наручниками, поят водой. и он лежит пока не придет в себя, преодолев тягу к наркотикам. Так что каковы дальнейшие действия после того, когда стало понятно, что ребенок наркоман - большой вопрос, на который я ответить не могу.</p>
<p>На сегодняшний день родители с детьми остаются один на один с этой проблематикой и никакого единого стандарта и подхода к этому лечению нет. Я считаю, что конечно государство должно приходить на помощь. Лечение подростков должно осуществляться безусловно при участии самих родителей. При этом, убеждена, родители должны знать о своем ребенке как можно больше, о его склонностях, чтобы вовремя заметить опасность. Конечно, должен быть выработан единый подход для того, чтобы действительно мы могли с этим адекватно справляться.</p>
<p>На инициативу по поводу тестирвоания, на мой взгляд, как-то должны отреагировать юристы и уточнить насколько возможно, скажем, тестирование школьников на наркотики без согласия родителей.</p>
<p>С согласия родителей это точно возможно, но если ни ребенок, ни родитель не дают такого согласия, тогда могут возникнуть вопросы. Все нюансы надо уточнить.</p>
<p>Я полагаю, раз проводили Госсовет по данной теме, значит для общества эта проблема очень актуальна. В одном из исследований недавно я встретила данные, что Россия по уровню наркозависимости находится на третьем месте в мире. Конечно, нужно решать эту проблему.</p>
<p>На данный момент, как мне кажется – возникает два вопроса. У родителей может быть разная реакция на тестирование детей на потребление наркотиков. Дальше может быть еще один вопрос – лечение от наркозависимости не дешевое удовольствие, оно стоит денег, и непонятно кто будет за это платить. Может быть, это будут те же деньги, которые затрачиваются на диспансеризацию и это оплачивает государство. Если это дополнительное отдельное исследование, то этот вопрос нужно будет решать дополнительно.</p>
<p>Правозащитники высказываются против обязательного текста на наркотики в школах, т.к.  считают, что при этом будут нарушены права человека. Я думаю, что они лукавят, они делают это сознательно и здесь задействованы глобальные процессы.  Я не раз дискутировал с ними и мне понятно, чем они руководствуются. Они выполняют четкий заказ, отрабатывают грант, которые им выделяются тот же Фонд Сороса и т.д.</p>
<p>Вспоминается история опиумных войн, когда англичане пришли в Китай и поставили ультиматум китайскому правителю, сказав – мы будем продавать морфий на территории Китая, на что тот ответил – нет. Тогда они объявили войну и осуществили захват Китая, убили императора и поставили своего, более лояльного который разрешил торговать наркотиками. В результате в ближайшие 20 лет население Китая сократилось на 40%, поэтому в Китае сегодня такие жесткие законы.</p>
<p>Сейчас весь наркотрафик идет из Афганистана. Мы слышим оправдания, в том числе от американских военных, что если крестьяне не будут торговать наркотиками, то они попадут в Талибан. Это определенный вид бизнеса, как он был со времен первой и второй опиумной войны, так он и остался. Раздаются такие предложения, что «вы сократите количество наркоманов и нашим крестьянам тогда будет невыгодно выращивать опий-сырец» - звучит просто смешно, Это все глобальные вопросы регулирования народонаселением  на определенной территории.</p>
<p>Хотелось бы напомнить, что за 10 лет нашего присутствия в Афганистане мы потеряли там примерно 20 тыс. человек, то есть мы теряли 2 тыс. человек ежегодно. Сейчас от наркотиков которые идут из Афганистана мы теряем 100 000 в год – это наркоманы. Получается что один человек, погибавший в бою, которого хоронили с почестями, сохранял жизнь 50 потенциальным наркоманам,  которые высасывают все соки, терроризируют свою родню. То есть 1на 50 – вот цена нашего присутствия в Афганистане. И когда мне говорят что эта война никому не нужная была – это бред.</p>
<p>Возвращаясь к тестированию, хочу сказать, что человек, который появляется в школе и который потребляет наркотики, обязательно начинает ими торговать. Ему надо продать и себе чуть-чуть отщипнуть или как это называется «разбодяжить» – купить дозу, развести ее до меньшей концентрации и побольше оставить себе. Чем больше он торгует, тем больше он «бодяжит» и из-за этого смертность  повышается, потому что менее качественный продукт получается. Но для того чтобы жить, ему надо распространять и продавать своим сверстникам в классе, это однозначно. А если он сидит с одним человеком за партой, если он растет с ним, то конечно уровень доверия очень высок. Поэтому в школе появление одного-двух наркоманов существенно увеличивает риск вовлечения всех остальных, это очень серьезно.</p>
<p>Права человека, мне кажется, заключаются в том, чтобы не скрывать это, а знать о том, что появился такой человек. Наша свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека, мы не должны своей свободой, своими правами попирать и унижать других, мы должны относиться к ним также, как относится к самим себе. А если это так, если мы признаем что  наркомания – это болезнь, которой можно заразиться. Больной туберкулезом не имеет права находится в обществе, потому что он заражает других. Всегда общество сопротивлялось, когда чума начиналась  все понимали что нужно что-то делать. Здесь аналогичная ситуация и должны приниматься адекватные меры. Да, человек не должен становиться прокаженным ни в коем случае, но иметь право знать, что это произошло, мы должны. Родители должны иметь право знать, что появился такой человек и что нужно повысить внимание для того, чтобы уберечь своих детей от этого. Здесь никто не застрахован - ни богатые, ни бедные, ни умные и ни глупые…<br />
 </p>
<p>Решение президента о тестировании школьников и студентов на наркотики - разумное и последовательное. Дмитрий Медведев об этом говорил давно. Такое тестирование необходимо, и оно не должно быть добровольным. Ничего себе: захотел – пошел, не захотел – не пошел. Ты же на туберкулез флюорографическое обследование проходишь и не говоришь, что не хочешь его проходить. При каждой диспансеризации ты сдаешь кровь, это же нормально совершенно. Но есть проблема: у нас отсутствует закон о принудительном лечении наркоманов, при том, что во всех цивилизованных странах он есть. При нашей проблеме это странно. Названная на Госсовете цифра в 2,5 миллиона – это откровенно заниженная цифра. Количество наркоманов на сегодняшней день, надо признать, учету не поддается. Мое мнение, что их порядка 5 миллионов. Методика подсчета очень проста. На учете стоит один из десяти наркоманов. Всего же на учете в наркодиспансерах - порядка полумиллиона человек.</p>
<p>Тестирование на наркотики обязательно нужно. И нужен закон о принудительно лечении, потому что после выявления наркомании встает вопрос: а что дальше? И на него пока достаточно туманный ответ. В государстве наркологии просто не существует, в лучшем случае, после положительного теста на наркотики, из ВУЗов могут отправить в академотпуска, а из школ могут сообщить родителям и предложить забрать ребенка. Потому что если наркомания болезнь, то надо признать, что это болезнь заразная. И дальше никто не знает что делать, потому что центров государственных реабилитационных нет. Родители или к шарлатанам пойдут, или к Маршаку, для чего будут продавать последнее, чтобы спасти ребенка. Но при этом, никто им никаких гарантий не даст. Государство предлагает в наркологической лечебнице поставить капельницу тысяч за 15, но всем известно, что эти больницы являются тем местом, где пациент может продолжать принимать наркотики.</p>
<p>Поэтому без закона о принудительном лечении, без создания сети государственных реабилитационных центров для лечения наркоманов, предложение о тестировании звучит достаточно нелепо. Это даст нам общую картину ситуации, и точка. К тому же, помимо тестирования школьников, стоит подумать о тестировании сотрудников правоохранительных органов, которые участвуют в борьбе с наркотиками. Обязательно нужно тестировать сотрудников следствия, которые занимаются делами по наркотикам и авиационных диспетчеров.</p>
<p>Более жесткие меры борьбы с наркоманией мы должны были позволить себе давно, потому что это болезнь не только из сферы медицинских вопросов, но и имеет серьезные социальные корни.</p>
<p>Мы  очень многие вещи упустили - это касается того разрушения ценностей, которое произошло  в душевно- нравственный  кризис, что уже является первопричиной многих вещей. Мы разрушили  семейные ценности, позволили то неравенство, которое сейчас существует в обществе.</p>
<p>Сегодня мы должны иметь полную картину того,  что на самом деле происходит в нашем обществе, что происходит в детской среде. Если мы точно знаем, что 80 процентов молодежи употребляет алкоголь и 20 процентов из них делает это ежедневно, то точно так же мы должны иметь представление, что происходит в наших школах, с какого возраста начинается эта болезнь, что происходит в семьях, в неблагополучных семьях, каковы каналы распространения.</p>
<p>Несмотря на то, что статистика ухода из жизни от наркотиков  меньше, чем от алкоголя, развивается она в геометрической прогрессии. Мы должны сейчас все это поставить на серьезный государственный и общественный контроль, с жесткой формулой ответственности за распространение наркотиков, особенно в детской среде.</p>
<p>Надо посмотреть, что происходит в наших аптеках с лекарствами, которые выдают без рецепта и которые можно в определенных дозах использовать как наркотические средства.</p>
<p>При этом тех, кто уже болен, нужно лечить современными способами, даже если это дорогостоящие способы.</p>
<p>Меры должны быть системными - если выпадет какое либо звено, то это не даст искомых результатов.<br />
 </p>
<p>Ранее в рамках диспансеризации можно было тестировать и некоторые регионы это делали. Однако проблема наркозависимости – комплексная и только тестированием на основе анализов ее не решить.</p>
<p>Возможно и психологическое тестирование, основанное на анкетировании. Задавая вопросы ребенку можно понять. что с ним происходит. Кстати такое тестирование психологическое может дать результат в 10 раз более эффективный, чем набор биологических жидкостей, то есть 14-18%.</p>
<p>Общественная палата давно разработала технологию, которая называется метод оценки рисков и возможностей. (она кстати компьютеризирована и уже ряд регионов эту систему используют). Суть системы таков: разработаны специальные анкеты с таблицами, заполнять их можно в электронном виде, затем компьютер обрабатывает результат и выдает примерный процент рискованного поведения ребенка.</p>
<p>Есть еще один нюанс, в анкету закладывается минимальный уровень вопросов, которые обязан анкетирующий задать ребенку, то есть главная идея - момент общения ребенка и человека, который занимается профессионально социальной проблемой наркомании. Сам этот процесс общения с ребенком уже имеет ценность. И, конечно, в идеале общение должно быть основано на любви и уважении к ребенку. Это касается, прежде всего. родителей, но и профессионалов тоже.</p>
<p>В данном случае люди, которые будут проводить анкетирование – должны обладать педагогическим, психологическим образованием. Это могут быть сотрудники тех служб, которые уже сегодня существуют и занимаются тем, что помогают ребенку преодолеть возникающие трудности.</p>
<p>То есть, речь едет не столько о лечении как таковом - с таблетками, уколами и т.д , а о том, чтобы помочь ребенку преодолеть жизненные проблемы.</p>
<p>Естественно этот процесс не имеет отношения к каким-то платным процедурам. Может, родители и хотят отвести своего ребенка в платный центр психологической помощи –это их право. Но если мы говорим об оказании помощи и создании таких центров в школе, то естественно, это все должно быть бесплатно. В рамках этой идеи воспитания личности должны быть выработаны определенные методы и приемы такого психологического, педагогического и социального подхода к преодолению тех трудностей, с которыми сталкивается ребенок.</p>
<p>Я не буду приводить никаких цифр относительно уровня наркозависимости у нас в стране. Статистика всегда может быть неточной. Но есть одна зависимость - чем больше уровень насилия в обществе, насилия в широком смысле – бытовое, социальное, политическое и т.д.- тем больше рисков, что ребенок для того чтобы уйти от этих проблем, может начать употреблять психоактивные вещества.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".