Статья
412 7 Сентября 2014 12:07

Протокол надежды

ОБСЕ обнародовало протокол, составленный и подписанный по итогам состоявшегося в пятницу второго раунда минской встречи участников трехсторонней контактной группы. Первый раунд состоялся 1 сентября, и также проходил в столице Белоруссии.

Итоговый Документ подписан представителем ОБСЕ (в ранге посла) Хайди Тальявини, вторым президентом Украины Леонидом Кучмой, послом РФ на Украине Михаилом Зурабовым и представлявшими интересы самопровозглашенных республик премьером ДНР Александром Захарченко и главой ЛНР Игорем Плотницким.

Одним из пунктов данного протокола значится положение о децентрализации власти на Украине, «в том числе путем принятия Закона Украины "О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (Закон об особом статусе). По мнению экспертов, именно этот пункт открывает путь к последующей автономизации ДНР и ЛНР.
 
Наряду с обязательством «обеспечить незамедлительное двухстороннее прекращение применения оружия», стороны договорились о безотлагательном освобождении всех заложников и незаконно удерживаемых лиц, а также отказ от юридического преследования и наказания людей «в связи с событиями, которые имели место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины».

Стороны конфликта также обязались «продолжить инклюзивный общенациональный диалог».

С полным текстом минского протокола, составленного по итогам консультаций Трехсторонней контактной группы в Минске, можно ознакомиться на официальном сайте ОБСЕ.

Напомним, что с середины апреля киевские власти проводят силовую операцию против ополченцев, выступающих за независимость самопровозглашённых Луганской и Донецкой народных республик. По оценкам ООН, к концу августа число жертв конфликта на Донбассе превысило 2,5 тысячи человек.

Комментарии экспертов

Соглашение позволяет запустить механизм прекращения огня. Жертвы все  еще есть, но это уже в разы меньше, чем было, люди получают возможность  жить, не опасаясь за судьбу близких, появляется время для восстановления  инфраструктуры.


Если говорить о пункте, где подчеркивается необходимость выборов в ДНР и  ЛНР, то хочу напомнить, что и сами самопровозглашенные республики  планировали проведение выборов после завершения военных действий. Так  что здесь нет противоречий.


А пункт относительно принятия закона Украины об особом статусе регионов  может трактоваться достаточно широко, да и сама независимость может  трактоваться достаточно широко. В руководстве Донецкой народной республики уже говорили, что возможна  формула, по которой появляется общее пространство безопасности.


Наконец, возможна формулировка Конституции Крыма 1991 года, по которому  Крым был в составе Украины, но, тем не менее, решения органов полуострова  обладали приоритетом над решениями Украины. Этот вариант тоже можно  рассматривать.


Вопрос состоит только в одном: насколько реализм украинского руководства  возобладает и будут задействованы  внутриполитические механизмы для  того, чтобы действовать в соответствии с нормами этого плана.


С моей точки зрения, это решение о перемирии – переломное, если  только оно будет выполняться. А желание не реализовывать это соглашение  уже проявляют крайне правые отморозки, которые угрожают новым Майданом.  То есть предстоит еще достаточно серьезная борьба за реализацию всех  пунктов этого соглашения, а также за их интерпретацию. Так всегда бывает  в ходе урегулирования сложных отношений.


Подписание соглашения о перемирии неоднозначно отразится на имидже  Порошенко. Он улучшил свой имидж среди тех, кто голосовал за него как  за человека, способного установить мир на Украине, и стал восприниматься  как предатель у тех, кто голосовал за Ляшко, за Тягнибока, за те "партии войны", которые настаивают на войне до последнего украинца. Так  что это решение способствовало поляризации общества на Украине.

Любое перемирие положительно, но Киев не  выдержит. Порошенко уже сам признался, что это временно, что перемирие  скоро закончится.



Они будут стягивать войска, организовывать провокации. Ночью они могут переодеваться в форму ополченцев... То есть, это - долгоиграющая вещь на несколько десятилетий.

Вне зависимости от оптимистичного или скептичного отношения к тем договоренностям, которые были достигнуты (в Минске - прим. ред.) по прекращению огня - это важнейший этап в становлении Новороссии, так как признана субъектность ЛНР и ДНР.


Во-вторых, есть возможность использовать этот период для проработки как ликвидации последствий гуманитарной катастрофы, так и восстановление хотя бы частично инфраструктуры, которая с наступлением осени является жизненно необходимой для выживания людей в Донецке, Луганске и в других населенных пунктах.


Третье, субъектность позволяет всё больше осуществлять контактов ДНР и ЛНР с внешними организациями как международного уровня, так и общественными и гуманитарными структурами России и других стран. Это тоже может способствовать смягчению тех страшных и разрушительных последствий, которые были связаны с проведением карательной операции на территории этих субъектов. Также эта возрастающая субъектность позволяет начать вовлечение ДНР и ЛНР в различные политические переговоры и проекты.



Если до этого наше взаимодействие было на уровне чисто гуманитарном, то теперь это можно пытаться организовывать на уровне институциональном.

Минский протокол отражает объективную необходимость завершения военной фазы конфликта на Украине. Иными словами соглашение о перемирии отражает то, что объективно фаза военного противостояния на востоке Украины подошла или подходит к своему логическому концу.



Военные действия осмысленны тогда, когда одна из сторон может одержать решающую победу над другой. В течение трех месяцев Киев пытался подавить сопротивление ополченцев, но это сделать не удалось. Совершенно очевидно, что это им не удастся. Более того, последние недели ополченцы продемонстрировали способность к активизации боевых действий, вышли к Мариуполю, отвоевали обратно целый ряд населенных пунктов, которые раньше контролировались украинскими вооруженными силами. То есть, ополченцы продемонстрировали, что у них есть потенциал противодействия, они могут расширить контролируемые ими территории.



На мой взгляд, в условиях, когда ни одна из сторон не способна нанести решающее поражение другой, война превращается в инструмент убийства еще большего числа людей и дальнейшего разрушения инфраструктуры. Она не ведет к решению вопроса. Если вы не можете одолеть своего противника, а ваш противник не может одолеть вас, то нет смысла в такой войне.



Поэтому у меня создалось впечатление, что часть руководства Украины и, возможно, Порошенко это осознали. Хотя Порошенко, если мы вспомним, рассчитывал закончить антитеррористическую операцию за неделю. Когда он пришел к власти, он сказал: "Нам нужна неделя, чтобы закончить антитеррористическую операцию". Я думаю, что он имел в виду нанести поражение ополчению. Но ему это не удалось не только за неделю, но и за три месяца. С другой стороны, я думаю, что и возможности ополчения не безграничны. Оно может противодействовать, куда-то продвигаться, отвоевывать какие-то позиции, но это не значит, что оно может сокрушить украинскую армию, потому что это слишком большая сила. Поэтому я надеюсь, что это и является объективной основой мирного соглашения. Поэтому я считаю, что в силу этого фактора, а также в силу того, что, на самом деле, от войны есть большая усталость, и у Европы есть усталость... Но кроме США, которые постоянно подталкивают украинцев к войне, но из Евросоюза постоянно исходят сигналы о том, что нужно искать какой-то выход из ситуации. Причем, чем ближе осень и зима, когда Европа все больше будет хотеть российский газ, всё больше таких сигналов идет в Киев. Поэтому думаю, что и международная обстановка такова, что она больше способствует тому, чтобы это перемирие продолжалось. Мы же помним, что было много заявлений о прекращении огня, в том числе и со стороны Порошенко. Но они никогда не осуществлялись в полной мере, и никогда не были продолжительными - два три дня и всё. Сейчас, как мне кажется, возникла такая обстановка, при которой существует больше факторов, которые подталкивают Киев к тому, чтобы серьезно воспринимать это перемирие, а не рассматривать его как чисто тактический ход, который нужен для того, чтобы потом вновь возобновить боевые действия.



Кроме того, не будем забывать: то, что три месяца назад не признавалось в Европе, например, да и в США - то, что Киев занимается планомерным и ожесточенным уничтожением мирного населения, сейчас уже признано как факт. Вот, эта цифра - 2,5 тысячи человек убитых - только что обсуждалась на заседании парламентской Ассамблеи Совета Европы. <...> И никто не ставит под сомнение эту цифру. "Эмнести интернешнл" ("Международная амнистия" - прим. ред) сегодня опубликовала доклад, который, конечно, обвиняет обе стороны - тут важно, что она обвиняет и Киев, потому что ополченцев и раньше они обвиняли - но сейчас она обвиняет и Киев в военных преступлениях. То есть, замолчать это не удается. Уже это проходит так или иначе в западных средствах массовой информации. Уже понятно, что основной объем разрушений на востоке Украины - это действие украинских войск, как и основной объем жертв среди гражданского населения - тоже из-за действия украинских войск.



Мне кажется, что и зона общественной поддержки Киева в западной Европе тоже немного сокращается. То есть, при том, что правительства демонстрируют полную лояльность, но всё-таки, они не могут не замечать возросшее количество критических голосов, подготовку международных докладов, о том, что признан уже тот факт, что Киев уничтожает свое собственное население. Я думаю, что это тоже имеет определенное значение.



Я это перемирие расцениваю как более серьезное, чем все эти заявления о прекращении огня, которые были до сих пор, как нечто, что имеет более серьезную и объективную основу. Поэтому я считаю, что у него есть шансы продлиться и, возможно, - я говорю об этом чрезвычайно осторожно, потому что ситуация динамично меняется и перемирие, я слышал, частично нарушается - стать основой для начала переговорного процесса между двумя сторонами. С большим количеством оговорок я бы это соглашение рассматривал как основу для некоторой надежды.

Соглашение о перемирии не является переломным по той причине, что в нем не устраняется ни одна из причин, которая толкнула людей браться за оружие и раскрутила маховик этого конфликта.



Дело в том, что ДНР и ЛНР – это, скорее, пока не существующая политическая структура, структура военная, при том еще в достаточной степени сетевая, иерархически не  выстроенная, с большим количеством полевых командиров. ЛНР и ДНР еще предстоит построить политические институты.



Озвученные условия этого перемирия не решают ни одной из проблем, поскольку все разговоры о некоем особом статусе этих республик, углубленной децентрализации велись еще весной, до нарастания серьезного кровопролития. И тогда уже было понятно, что такая линия мало несет в себе.


Надо понимать, что сегодня на востоке сражаются не только дончане и луганчане. Там очень много людей из Запорожья, из Харькова, из Одессы. Если представить, что результатом войны станет какой-то особый статус республик, то я не представляю, что это удовлетворит и успокоит людей в окопах, тех, кто сражался с оружием в руках.



Даже если рассматривать вариант сохранения территориальной целостности Украины (а я боюсь, что даже этот поезд уже ушел), то речь должна идти о намного более широком расширении географии и присутствии участников этих переговоров, потому что нынешние условия с непонятным особым статусом республик просто не будут приняты в первую очередь ополчением.


Дело в том, что украинская публика не до конца понимает параметры этого плана. С одной стороны, в обществе присутствует усталость от войны. Но, с другой стороны, все эти месяцы настолько интенсивно действовала милитаристская пропаганда, что объяснить на сегодняшний день украинцам, почему вдруг победоносная украинская армия (как они считают), должна вдруг прекратить сопротивление, практически невозможно.


Я не очень представляю себе, как на сегодняшний день правительство будет выходить из этого тупика. Украинское общество недостаточно информировано ни о реальном масштабе потерь, ни о вообще реально происходящем на востоке, кто там на самом деле сражается и за что. Об этом свидетельствует пример певицы Русланы, которая является одним из лидеров общественного мнения Майдана. Но она один раз съездила в Донецк и у нее уже перевернулась картина мира. Это достаточно показательный пример, нельзя же каждого избирателя перед надвигающимися выборами в украинский парламент везти на экскурсию по разрушенному украинской армией Донбассу.


В контексте надвигающихся выборов вообще не очень понятно, как Порошенко будет подавать свои мирные инициативы. Любой его конкурент тут же оседлает воинственную риторику, и самому Порошенко это не добавит очков. Думаю, что он понимает это прекрасно, но обстоятельства сложились таким образом, что украинская армия физически не может продолжать активные боевые действия, и дальнейшее их ведение может закончиться полной военной катастрофой. Только поэтому Порошенко сел за стол переговоров. Потом он попытается соответствовать общему настрою: это перемирие можно принять как некую передышку, как возможность подтянуть силы, получить какую-нибудь wunderwaffe («чудо-оружие») от НАТО, и с новыми силами продолжить покорение Донбасса.

Перемирие вряд ли будет длинным. Полагаю, что через некоторое время будут продолжены боевые действия, которые и не останавливаются (уже вторые сутки идут сообщения о нарастающих обстрелах, столкновениях и т.д.) Даже если их удастся остановить, все равно они возобновятся. Тем более, что стороны не скрывают того, что они усиливают свои фронтовые подразделения.


В соглашении не прописано ничего нового, это жалкий гибрид плана Порошенко, немного дипломатизированный. Если у Порошенко было семь пунктов, то здесь их двенадцать. А так как в в целом ничего нового там не написано, выполняться оно не будет просто потому, что физически невозможно выполнить.


Какие-то отдельные пункты вроде частичного обмена пленными возможны, но, поскольку в ДНР и ЛНР считают незаконными вооруженными формированиями украинскую нацгвардию и территориальные батальоны, а в Киеве считают незаконными вооруженными формированиями армии ДНР и ЛНР, интересно, каким образом будет выполняться десятый пункт.


ДНР и ЛНР настаивают на своей независимости, а в документе прописана некая непонятная децентрализация и т.д. С учетом того, что по Украине сейчас ходят десятки тысяч людей с оружием в руках (причем с тяжелым вооружением тоже) и никому не подчиняются, говорить о перемирии очень сложно.


Такие люди есть и с той, и с другой стороны. Они, как правило, подчиняются своему конкретному командиру и воюют за какие-то свои конкретные интересы. Кто-то хочет сохранить единую Украину, кто-то хочет дойти до Киева и освободить Харьков и Одессу, кто-то хочет удовлетвориться территориями Донецкой и Луганской областей и т.д. Но, в любом случае, эти люди заряжены на противостояние, они друг друга ненавидят, они несли потери, у них на их глазах убивали друзей, в Донецкой и в Луганской областях уничтожали мирное население. И каким-то образом принудить их к миру на основании этих совершенно жалких пунктов, которые весьма расплывчаты и никому ничего не обещают, не получится. Ни для кого, ни для Киева, ни для Донецка, ни для Москвы, ни для Вашингтона – эти пункты не являются достижением целей войны. Они просто никого не устраивают. А когда соглашения никого не устраивают, это жалкая бумажка, которая не будет выполняться.


К тому же непонятно, что подразумевается под особым статусом этих республик. Представьте себе, что вас нанимают на работу и говорят: у вас будет особый статус. Вполне естественно, вы зададите вопрос – а что он предполагает? Вам будут говорить: «особый статус в рамках законодательства». Вот примерно так пока что отвечают на вопрос об особом статусе этих двух республик.  ДНР и ЛНР озвучили свое пожелание особого статуса, сказали, что они согласны, чтобы их считали в составе Украины, но они хотят, чтобы им оставили их собственные вооруженные силы, их право на независимую экономическую, в том числе внешнеэкономическую политику. Это фактически требование полной независимости при формальном согласии считать Порошенко президентом неизвестно чего.


Со своей стороны, Порошенко все время говорит о децентрализации, о расширении прав местного самоуправления. Но когда у Порошенко в Киеве местное самоуправление с автоматом, оно решает в городе больше, чем решает Порошенко, они могут в любой момент придти и «самоуправить» президента. Соответственно, в Донецке и в Луганске, где местное самоуправление на танках, оно само уже расширило до предела все свои возможности.


Поэтому я думаю, что сейчас имеет место  оперативная пауза, которая была необходима всем – кому-то больше, кому-то меньше, но была необходима всем и на местном уровне, и на глобальном уровне. Она будет использована для наращивания сил, а кто кого сумеет обмануть – мы посмотрим по ходу дела.


Не думаю, что перемирие прибавило очков Порошенко. Во-первых, потому что даже на те выборы, которые он сейчас объявил, все партии идут под лозунгом победы над сепаратистами. И Порошенко надо положить на стол не соглашение о перемирии, Порошенко надо положить на стол военную победу, занятие хотя бы одного крупного города, а не фактическую потерю Мариуполя.


Это то, чего от него ожидает им же самим (и не только им, но и его подельниками, его предшественниками) накрученное военной пропагандой общество. Поэтому у Порошенко вариантов не так много, ему надо каким-то образом побеждать. Единственный счастливый для него вариант – если мы завтра просыпаемся и узнаем, что ополчение добровольно капитулировало, предварительно застрелившись и сложив оружие в предназначенных для этого местах.

15 Ноября 2018 Новости
Непреодолимая пропасть. Что мешает Украине вступить в ЕС
 Непреодолимая пропасть. Что мешает Украине вступить в ЕС Совет Европы инициирует новый проект, в рамках которого юристы смогли бы проконсультировать украинские власти по вопросам административно-территориального деления в Донецкой, Луганской, Харьковской и Тернопольской областях.
14 Ноября 2018 Новости
«Беспрецедентное давление Москвы». Украинские СМИ о встрече Порошенко с архиереями
 «Беспрецедентное давление Москвы». Украинские СМИ о встрече Порошенко с архиереями В Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП) произошел раскол, который спровоцировало вчерашнее решение собора УПЦ, прервавшее евхаристическое общение с Константинополем и запретившее архиереям встречаться с президентом Украины Петром Порошенко.
13 Ноября 2018 Новости
Порошенко все ближе к провалу: он проигрывает выборы при любых раскладах
 Порошенко все ближе к провалу: он проигрывает выборы при любых раскладах Кандидат в президенты Украины Юлия Тимошенко продолжает наращивать свой отрыв от всех остальных кандидатов. Согласно обновленным данным, за нее готовы проголосовать 21% украинцев. Порошенко проигрывает при любых вариантах развития событий.
Актуальные комментарии
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".