Статья
10 Июля 2012 19:34

Путин об НКО: кто платит, тот и заказывает музыку

<p><strong>Президент РФ Владимир Путин согласен с тем, что деятельность всех НКО должна быть прозрачной, но полагает, что источник финансирования этих организаций имеет большое значение.</strong></p>
<p>В ходе встречи с президентом РФ глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов заявил, что деятельность всех НКО, а не только получающих финансирование из-за рубежа, должна быть прозрачной, передает «<a href="http://interfax.ru">Интерфакс</a>».</p>
<p>«Деятельность всех НКО должна быть более прозрачной, и не имеет никакой разницы, получают ли они деньги от Госдепа или от "Газпрома"», - сказал Федотов.</p>
<p>Президент не поддержал полностью этот тезис.</p>
<p>«Имеет значение, получили ли они деньги от Госдепа или от какой-то нашей российской структуры, потому что народная мудрость гласит: "Кто платит, тот и заказывает музыку". Это факт, просто так никто деньги не разбрасывает», - заметил Путин.</p>
<p>В то же время он согласился с тем, что работа всех НКО должна быть прозрачной. «Здесь вы, безусловно, правы - это требование должно быть распространено на всех, а не только на тех, которые занимаются политической деятельностью», - сказал он.</p>
<p>Поднимался на встрече и вопрос действия нового закона на религиозные организации. Владимир Путин поддержал предложения об исключении религиозных организаций из законопроекта, который квалифицирует финансируемые из-за рубежа НКО как «иностранных агентов».</p>
<p>«Мы не должны позволить, чтобы был принят закон, который ограничивает деятельность наших традиционных конфессий и в целом всех разрешенных конфессий», - сказал Путин.</p>
<p>Газета «Ведомости» во вторник написала, что <a href="http://actualcomment.ru/theme/2364/">законопроект об НКО-«иностранных агентах»</a> - «немного поправят: из-под его действия единороссы выведут религиозные организации». Поправки будут носить технический характер, главная будет касаться религиозных организаций, которые также изначально подпадали под действие нового закона.</p>
<p>Отметим, что по итогам встречи помощник президента Дмитрий Песков сообщил, что Владимир Путин не видит необходимости откладывать принятие законопроекта об «иностранном агенте» до осени, но намерен до среды направить свои поправки к этому законопроекту и законопроекту о клевете в Государственную думу.</p>
<p><strong>«Путин сформулирует свои соображения и отправит депутатам до завтрашнего дня», - сказал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков журналистам.</strong></p>
<p>«Путин четко дал понять, что он не является сторонником переноса этого обсуждения до следующей сессии (Госдумы), подчеркнув вместе с этим, что нужно доработать тему таким образом, чтобы избежать каких-либо юридических казусов», - отметил Песков.</p>
<p>По его словам, свои поправки к законопроектам глава государства сформулирует на основе тех предложений, которые высказали на встрече с ним правозащитники.</p>
<p>Законопроект о возвращении в УК РФ статьи «клевета» планируется рассмотреть в первом чтении на заседании Госдумы в среду. Второе чтение законопроекта об НКО-«иностранных агентах» запланировано на пятницу.</p>
Комментарии экспертов
<p>Увеличение российского финансирования НКО, безусловно, будет поддержано всеми участниками гражданского общества, всеми представителями этого очень многочисленного племени людей, которые работают в различных НКО. Такое мощное увеличение позволит им работать значительно интенсивнее и результативнее. Очевидно, что эта помощь соответствует общему взгляду Путина на то, что мы проводим именно политическую модернизацию. Повысилась зрелость гражданского общества, его готовность принимать очень важные решения, начинать очень серьезные инициативы. Тут, я думаю, никаких вопросов и претензий к Путину быть не может даже у самых его радикальных критиков. Это будет воспринято положительно.</p>
<p>Что же касается уточнения политической деятельности в законе, то это, насколько я понимаю, будет очень настороженно воспринято, потому что все будет зависеть от того, как эта политическая деятельность будет определена. Судя по тем дискуссиям, в которых я принимал участие в Совете по правам человека, наши правозащитники ссылаются на то, что куда ни сунься - все политическая деятельность. В законопроекте есть формулировка «влияние на общественное мнение». Получается, что любая общественная некоммерческая организация, если она получает финансирование из-за рубежа,-  что бы она ни сказала, какую бы акцию она ни предприняла, - будет считаться участвующей в политике. Поэтому тут взгляд будет очень настороженный. Считается, что не получится дать определение, которое бы четко разграничивало политическую и неполитическую деятельность. Тут я вижу основную трудность.</p>
<p>Что же касается предложения вывести религиозные организации за пределы деятельности этого закона, то я думаю, что со стороны религиозных организаций это будет воспринято как правильный шаг. Например, Католическая церковь, которая присутствует в России, не просто является агентом или организацией, выполняющей функции иностранного агента, а в буквальном смысле представляет государство Ватикан. Что же им, записываться в какие-то там агенты? И, по сути дела, церковь практически невозможно отделить от политики, потому что церковные деятели всегда высказываются по острым социальным вопросам. Тем более они влияют на общественное мнение.</p>
<p>Предвижу, что основной камень преткновения и борьба по поводу этого закона будет идти за отмену самого определения «иностранный агент». Это вызывает чудовищное раздражение. В частности, известна реакция Людмилы Алексеевой. Общественники полагают, что в массовом восприятии народ будет толковать однозначно, что иностранный агент - это шпион. Естественно, что с такой репутацией продвигать какие-то социальные проекты, заниматься деятельностью по развитию гражданского общества, действительно, крайне неприятно и даже, я бы сказал, опасно, потому что реакция на такую деятельность со стороны среднего гражданина может быть самой негативной.</p>
<p>Я считаю, что эта встреча президента была крайне важной. Очень правильно, что Путин среагировал на такую повышенную нервозность в отношении этого закона, который сам по себе нацелен на реализацию благих задач. Если мы запрещаем финансирование политических партий из-за рубежа, то надо бы запрещать всякую политическую деятельность на иностранные деньги. Но раз законодатели полагают, что можно разрешить НКО это делать, то это их воля, они избранники народа.</p>
<p>В любом случае, эта встреча должна в какой-то мере ослабить общественное напряжение, но не думаю, что до конца. В кругах правозащитников, либеральной интеллигенции и городского образованного класса отношение к закону останется в основном негативным.</p>
<p>Одна из предложенных Путиным поправок к закону о НКО уже давно называлась. Государство, действительно, не собирается осложнять жизнь религиозным конфессиям. По крайней мере, традиционным - православию, исламу, иудаизму, буддизму. Эти конфессии совершенно четко поддерживают власть, и естественно, что власть не собирается их притеснять. Просто законопроект об НКО был недоработан и эту техническую доработку придется сделать.</p>
<p>Что касается  увеличения государственного финансирования: естественно, что НКО будут довольны получать денег в три раза больше. Кто бы отказался? Но вопрос заключается не в этом, а в том, что есть группа НКО, которая систематически борется против власти. Борются они методами законными, по той простой причине, что если бы они боролись методами незаконными, то давно сидели бы в тюрьме. Следовательно, их методы с точки зрения закона формальных нареканий не вызывают. Но фактически власть недовольна тем, что правозащитные организации как могут на нее «наезжают». Последний случай и наиболее громкий - это ассоциация «Голос», которая каким-то образом подсчитала голоса на выборах и сказала, что результаты во многих местах были сфальсифицированы. Я не знаю, кто тут больше наврал, организация «Голос» или власть, но в любом случае понятно, что власти неприятны такие заявления. Трудно себе представить власть, которая платит деньги тем организациям, которые ее будут ругать за ее же деньги. Поэтому лояльным организациям будет лучше. Но о лояльных организациях в этом законе и так речь не шла.</p>
<p>Речь шла об очень небольшом количестве (их по пальцам можно пересчитать) организаций принципиально нелояльных. Или, если угодно, принципиально антилояльных. Естественно, что вопрос остается открытым.</p>
<p>Получив финансирование от власти, станут ли они вместо иностранных агентов агентами власти? Не думаю, что они на это пойдут, потому что они слишком давно и слишком упорно с этой властью борются. И что, в одну секунду они перечеркнут всю свою биографию? Сомневаюсь. Финансирование, так сказать, «хорошим» с точки зрения власти организациям увеличится, это очень мило. Но не думаю, что финансирование «плохим» организациям увеличится. И проблема с этими организациями остается.</p>
<p>Если принципиально считать, что это нехорошо, если они берут деньги на Западе, и постараться им перекрыть западное финансирование, но одновременно их не душить «костлявой рукой голода», то тут должна быть другая ситуация, чтобы они могли спокойно брать деньги внутри страны, допустим, у каких-нибудь компаний, банков, у частных лиц и т.д. Как компании, банки и частные лица финансируют, например, медицинские организации, фонд Хаматовой, еще какие-то театральные, культурные и подобные фонды. Но понятно, что сегодня такого дурака-бизнесмена, который будет финансировать проблемы на свою голову, вы не найдете. Вот, собственно, в чем реальная проблема заключается. На сегодняшний день финансировать антиправительственные организации (будем называть вещи прямо своими именами) - это значит финансировать разгром собственного бизнеса. Какой дурак это будет делать? Отсюда все проблемы. И эти проблемы данными поправками не снимаются.</p>
<p>И, наконец, третья тема - уточнение понятия, что такое «заниматься политикой». Это существенный вопрос, потому что при расширительном толковании все на свете можно считать политикой. Например, какой-то фонд занимается помощью детям-инвалидам. Это что же значит, что этот фонд критикует министерство социального обеспечения и недоволен его деятельностью? То есть он недоволен деятельностью власти, занимается политической деятельностью.</p>
<p>Весь вопрос в том, что вы понимаете под словом «политическая деятельность». Поэтому уточнение здесь необходимо. Но опять же, совершенно очевидно, что наиболее упертые организации, такие как Хельсинкская группа, ассоциация «Голос» и т.д. ни в какой степени не уйдут от определения «политические организации», потому что они занимаются именно политической деятельностью, причем,  четко направленной против данной власти. Они могут это демонстративно заявлять, они могут это отрицать - суть дела от этого не меняется. Это организации, деятельность которых направлена против данной власти. Они при этом говорят, что да, мы против власти, но мы не против страны, мы не против государства. Это уже начинается идеологический спор: где кончается власть и где начинается Россия, где кончается власть и где начинается государство.</p>
<p>Но практически дело обстоит следующим образом: есть группа организаций, которые считаются правозащитными и систематически занимаются борьбой против существующей власти. Эта борьба обычно идет в связи с правами человека, но опять же, людей специальных, не просто так «человека», не просто шофера, которого несправедливо посадили за наезд на человека, которого он не совершал. Речь идет о защите политических противников власти, как минимум. В общем, занимаются эти организации политической борьбой с данной властью, с данным режимом. Занимаются они этим не только, но, в значительной степени, на деньги иностранных фондов. И отчитываются, естественно, перед теми, кто им деньги платит. Если они получают эти деньги не частным порядком, а официально от какой-то организации, естественно, они должны отчитываться хотя бы потому, что та организация, которая дает деньги, имеет тоже свою форму отчета.</p>
<p>Вполне понятно, что если вы берете деньги и отчитываетесь, вы являетесь агентами данной организации. Это слово обидное, это слово неприятное, это слово с густым шлейфом самых неприятных и опасных ассоциаций - «шпионы», «враги народа», «троцкисты», «отравители колодцев». Шлейф идет жуткий с 30-х годов. Но какой бы жуткий шлейф за этими словами не шел, слова эти объективные и сами по себе честные. Другое дело, совершенно понятно, что эти люди - агенты, но не шпионы. Если бы они были шпионами, то сидели бы в тюрьме. Они агенты, но никакой антизаконной деятельностью не занимаются, занимались бы - опять же, сидели бы в тюрьме. Здесь есть четкая грань. Они занимаются деятельностью против власти, но в пределах существующего закона. Это довольно тонкое различие, тем не менее, оно несомненно существует, потому что, еще раз повторяю, если бы они действовали вопреки закону, то против них были бы уголовные дела, они бы сидели. Вот такая вот ситуация.</p>
<p>Противоречия поправками к закону не снимаются, потому что их принципиально снять невозможно. Если власть не хочет, чтобы существовали организации, которые занимаются борьбой против нее, да еще и на иностранные деньги, то она старается сделать так, чтобы этим организациям жизнь малиной не казалась. Если главное занятие этих организаций - борьба против существующей власти, они с этой властью примириться не могут, потому что иначе вся их деятельность теряет всякий смысл.</p>
<p>Есть противоречие антагонистическое, и ни к каким юридическим формулировкам оно не сводится. Это «разногласия по аграрному вопросу» - кто кого «в землю закопает». Но, конечно, это нельзя понимать буквально. Еще раз повторяю, эти организации не нарушают закон, поэтому они на свободе. Но они нарушают неписанные правила политической деятельности в нашей стране, и поэтому их прессуют и будут прессовать.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".