Статья
29 Января 2010 0:01

Ранение, болезнь и смерть

Обращение к проблеме Крымской войны, на этот раз — через призму изучения русской военно-медицинской службы.
Комментарии экспертов
<p>Крымская война — это, вероятно, самый позорный русско-европейский конфликт в истории России. Во-первых, спустя каких-то сорок лет после победы над объединённой под началом Наполеона I европейской армией, Россия потерпела сокрушительное поражение на собственной территории, фактически лишившись поддержки своих союзников. Во-вторых, свирепствовавшая в этот момент в России цензура ни сколько не поспособствовала победе русского оружия, чем окончательно подорвала и без того слабую веру в собственную необходимость.</p>
<p>Любопытно, что главными героями войны с обоих сторон стали лица вполне гражданские. Оба медики. Британия после Крымской получила фактически новый род медицинской практики — сестринское дело, родоначальником которого стала Лоренс Найтингел. Госпожа Найтингел в своё время была настолько поражена низким уровнем ухода за раненными английскими солдатами под Севастополем, что героически вместе с другими женщинами-добровольцами перекроила всю госпитальную практику великой Империи. Надо сказать, что ужас Найтингел в первую очередь вызвало отношение генералитета к простому солдату, для которого попасть в госпиталь после ранения практически на 100% означало умереть.</p>
<p>Вторым героем Крымской войны стал российский врач Николай Иванович Пирогов.  Удивительная книга Юлии Александровны Наумовой, конечно, не о нём лично, но во многом именно к его фигуре сводится большинство затронутых в ней сюжетов. Мало кому известно, что к началу XIX века за счёт госпитального обучения, российская гражданская медицинская наука считалась одной из лучших в мире. Тоже можно было сказать и о военной медицине. Впрочем, общий уровень тогдашней полевой медицины, часто сводившейся к хирургии, был весьма невысок. В частности, почти каждое ранение с раздробленной костью заканчивалось ампутацией. Вспомните «Войну и мир» и то, как князь Андрей видит операцию над Курагиным.</p>
<p>Возможно, именно с момента этой крупной войны у русских офицеров зародилось предвзятое отношение к врачам. Вылившиеся в итоге в ситуации, когда раненные под Севастополем офицеры просто не шли в госпитали (по качеству, в общем то, превосходившие аналоги осаждавших) и предпочитали умирать не в палатах а на поле боя. С вытекающими для армии последствиями.  Собственно, к мысли об обычном страхе перед врачами, а не к отсталости российской медицины приводят приведённые Ю. А. Наумовой факты. Ещё одна книга в копилку по дефальсификации истории.</p>
<p>Ю. А. Наумова, «Ранение, болезнь, смерть: русская медицинская служба в Крымскую войну. <nobr>1853-1856»,</nobr> М.: Regnum, — 320 с.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".