Статья
20 Октября 2015 11:35

Регионы-«середнячки» стали падать

Регионы-«середнячки» стали падать
Фото: Flickr.com

Минэкономразвития России опубликовало доклад, посвященный оценке деятельности губернаторов по созданию благоприятных условий предпринимательской деятельности в субъектах РФ в 2014 году. Среди регионов-«середнячков», неожиданно продемонстрировавших рекордное экономическое падение за год – Иркутская, Свердловская и Челябинская области, а также республика Коми.

Свердловская область

Свердловская область за год потеряла 35 позиций в рейтинге МЭР: если в 2013 году она находилась на 9-ой строчке среди среднеразвитых регионов, то в 2014 – уже на 44-ой. Эксперты связывают ухудшение ситуации в области, во-первых, со снижением потребительской активности в металлургии, и, во-вторых, с внутрэлитными противоречиями.

«Свердловская область всегда была одним из самых мощнейших с экономической точки зрения регионов России. Так, на территории второго по численности населения города в Свердловской области – Нижнего Тагила - представлены два громаднейших предприятия – «Металлургический нижнетагильский комбинат» и «Уралвагонзавод», а в Первоуральске есть один из крупнейших металлургических заводов. Но сейчас рынок металла испытывает не самые лучшие времена. Цены на металл упали, потребность в нем в мире – тоже, поэтому остановлен целый ряд проектов. А они в данном регионе были локомотивами, которые тащили за собой самые различные небольшие фирмы, созданные предпринимателями», – объясняет политтехнолог Андрей Колядин.

Политолог Андрей Тихонов также отмечает, что в регионе традиционно доминирует тяжелая промышленность и оборонка, символом которых стал в последнее время «Уралвагонзавод». «Опорный край державы» не рассматривается «модернизаторами» из Минэкономразвития в качестве места, где можно развивать «высокотехнологичный бизнес». Характерно в этом плане, что губернатору Евгению Куйвашеву не удалось добиться от министерства создания территории опережающего развития в моногороде Краснотурьинск», – перечисляет он проблемы Свердловской области.

Кроме того, сдерживанию предпринимательской активности способствует и давнее противостояние между губернатором региона и мэром Екатеринбурга. «Губернаторы, каждый раз пытаясь оторвать для себя какие-то сферы рынка на данной территории, с одной стороны, получали отпор, а с другой стороны, блокировали развитие определенных направлений просто из вредности – ты мне не даешь войти на рынок девелоперских услуг, я тебе тогда остановлю выделение новых земель. И, соответственно, в Екатеринбурге, чтобы оформить под строительство землю, порой проходит больше года. В других городах – один месяц», – замечает эксперт.

Также, по его оценке, губернатор Евгений Куйвашев пытается решать бизнес-вопросы крайне волюнтаристскими методами, «обещая одним, не выполняя эти обещания и переходя к следующим».

В итоге действия свердловского губернатора приводят к тому, что многие бизнес-процессы просто блокируются. Как отмечает руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев, у Куйвашева «есть узкий круг приближенных, остальным достаточно сложно решать вопросы».

В Сверловской области для того, чтобы выйти на рынок и стать успешным предпринимателем, нужно приложить в десятки больше усилий, чем в других регионах, указывает Колядин.

Челябинская область

В 2014 году резко ухудшились условия для ведения предпринимательской деятельности и в Челябинской области: она занимает в рейтинге МЭР 43 место среди регионов со средним уровнем социально-экономического развития, при этом год назад, в 2013-ом, регион был на 13-ой строчке.

По оценке федерального центра, губернатор Борис Дубровский и его правительство не сумели выполнить большинство целевых значений, заданных Минэкономразвития. Челябинская власть не смогла сократить срок получения разрешения на строительство, снизить уровень безработицы, обеспечить рост реальной заработной платы, прирост инвестиций в основной капитал, введение современных автодорог и т.д.

Руководитель центра экономических исследований Института проблем глобализации и социальных движений Василий Колташов полагает, что резкое снижение позиций Челябинской области в рейтинге связано с падением промышленного производства. «Челябинская область в долгах, а падение промышленного производства приводит к снижению поступлений в бюджет, что снижает возможности областной власти сопротивляться кризису», – отмечает он.

Эксперт указывает на то, что Челябинская область входит в число регионов, где существуют проблемы с инвестициями, а руководству не удается обеспечить подъем производства.

Дает о себе знать и извечная инфраструктурная проблема – регион богат плохими дорогами. Так, недавно в министерстве дорожного хозяйства и транспорта сообщили, что состояние половины дорог в Челябинской области не соответствует нормативам.

Со своей стороны Андрей Тихонов считает, что ухудшение предпринимательского климата на Южном Урале связано с тем, что там восторжествовал принцип клановости. «При губернаторе Дубровском, бывшем гендиректоре Магнитогорского металлургического комбината, особые преференции получили компании, аффилированные с этим предприятием. Так, например, если пристально посмотреть на структуру собственности компаний, получающих заказы на дорожное строительство, можно выяснить, что все они связаны именно с ММК», – говорит он.

По словам эксперта, с учетом этого обстоятельства вряд ли можно говорить о заинтересованности областной власти в улучшении конкурентной среды и условий для развития малого и среднего бизнеса. «Все это не может не фиксироваться федеральным центром, и низкое место Челябинской области в рейтинге Минэкономразвития является закономерным», – подчеркивает он.

Тихонов указывает на то, что пока на Южном Урале будут отсутствовать прозрачные условия для всех участников хозяйственной деятельности, ждать роста инвестиций не приходится.

Естественно, областные власти болезненно отреагировали на рейтинг Минэкономразвития и через лояльные ресурсы фактически обвинили министерство в «перекосах», которые якобы повлияли на то, что позиции Челябинской области резко упали в его рейтинге. Конкретно о том, в чем заключались эти «перекосы», не было сказано ни слова. В противовес на свет вновь появились данные других рейтингов, которые вполне комплиментарны для областных властей. Но этим «жульничанием» «региональные боссы» вряд ли могут кого-то ввести в заблуждение, поскольку авторитет Минэкономразвития им оспорить вряд ли удастся, как и доказать общественности, что с инвестиционным климатом на Южном Урале все в порядке, уверен Тихонов.

Иркутская область

В соответствии с докладом МЭР, Иркутская область, занимавшая в 2013 году 13-е место в группе среднеразвитых субъектов РФ, опустилась сразу на 37 строчек – до 50-го места.

Область относится к числу политически проблемных: в сентябре 2015 года она прославилась тем, что стала единственным регионом, где губернаторские выборы выиграл оппозиционный кандидат, депутат от КПРФ Сергей Левченко, одержавший победу во втором туре над выдвиженцем от «Единой России» Сергеем Ерощенко. «Последние политические события в регионе показывают, что там неспокойно в политическом плане», – констатирует Колядин.

Со своей стороны Андрей Тихонов замечает, что при губернаторе Ерощенко в регионе фактически была развязана война бизнес-группировок. «В этих условиях говорить о выполнении целевых заданий Минэкономразвития было нереально. Отсутствие благоприятной инвестиционной среды стало одной из причин поражения Ерощенко на выборах, поскольку его оппонент справедливо говорил о провале на этом направлении», – объясняет политолог.

Кроме того, по мнению Колядина, прежний губернатор не смог сделать так, чтобы «промышленность и предпринимательство работали соответствующим образом, не смог управлять экономикой нормально».

В частности, проблемы были у иркутских строителей, напоминает Калачев. «Строители выходили на митинги протеста, собирали до 1,5 тысяч человек в Иркутске. И неслучайно строители вложились в кампанию Левченко, а не в кампанию Ерощенко. Были проблемы и с разрешительной документацией, с землеотводами и т.д.», – отмечает политолог.

Все эти факторы в совокупности способствовали ухудшению позиции региона в рейтинге МЭР, а также привели к тому, что в регионе сменилось руководство.

Политологи отмечают, что в Иркутской области сейчас происходит большой передел, и прогнозируют, что в скором времени внутриэлитная борьба активизируется с новой силой.

Коми

Республика Коми потеряла за год 32 позиции в рейтинге МЭР, опустившись с 16-го места на 48-ое. Эксперты считают, что негативные экономические тенденции в Коми закономерны, так как деятельность руководства региона, выстроившего «серые схемы», могла отпугивать бизнес и инвесторов. Недавний арест высшего руководства республики красноречиво иллюстрирует суть накопившихся в области проблем.

По оценке федерального центра, губернатор Вячеслав Гайзер не смог выполнить поставленные перед ним задачи. «Было бы странно, если бы Коми на фоне «посадки» всей элиты региона по коррупционным статьям вдруг показала выдающиеся результаты по предпринимательской деятельности. Коми просто обречена была на то, что показатели у неё будут не самые лучшие», – говорит Колядин. В то же время Коми ничем не привлекала внимание до момента ареста Гайзера, замечает политтехнолог.

По мнению Колташова, падение этого региона в рейтинге является скорее результатом экономического кризиса, который активно развивается в производстве.

«Здесь есть химическое сырье, горнотехническое сырье, различные полезные ископаемые. На это сокращается спрос, а где-то и рентабельность предприятий сокращается, потому что в целом в российском производственном секторе происходит сокращение рентабельности. И, естественно, что это сокращение происходит не только на уровне корпораций, но и на уровне регионов», – объясняет политолог.

В итоге, по его словам, промышленные регионы, такие, как Иркутская область и Коми, оказываются на передовой экономического кризиса.

Автор:
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".