Статья
26 Марта 2011 12:29

Рыба гниет с головы

Актер Юрий Колокольников в интервью «Актуальным комментариям» поделился своим мнением по поводу современного кино, театра и участия государства в культуре.

Начнем с «важнейшего из искусств». Для зрителя есть большая разница в восприятии кино телевизионного и кино для большого экрана. А в чем она для актера?

Трудозатраты – одинаковые. На примере американских сериалов очевидно, что и финансовые вложения могут быть эквивалентны или даже быть еще большими.

Телевизионные фильмы воспринимают как одноразовый продукт.


Так принято считать. На самом деле, телевидение может производить искусство. Нам пока сложно об этом говорить – страна молодая, культурный контекст не сформировался. За двадцать лет существования России мы только пытаемся найти ориентиры и направления. Я считаю неправильным тот бесконечный поток негатива в сторону нашего ТВ, разговоры о том, какое оно плохое и некачественное. Это вопрос к обществу, а оно еще не сформировало свои ценности и, в первую очередь, определение «российское искусство».

А Вам где больше нравится играть: в телепродуктах для широкой публики или в большом кино?

Вопрос не в этом. Мир изменился. Сейчас кино можно снять за пятьдесят тысяч долларов, как одну серию телесериала. Ведь сериал «Менты» тоже можно сделать постмодернистским: изменить подачу, посмотреть на некоторые вещи с другого ракурса, немного заострить детали…

Получается копирка даже не Запада, а конкретно с Америки и сериала «Полиция Майами. Отдел нравов», приложенная к нашему менталитету?

А что плохого в копировании хорошего контента? Только копирка должна быть в технологии, а мы пытаемся взять у них идею и сопутствующие ментальные составляющие. Голливуд существует сто лет, он научил весь мир законам жанра, законам производства. При этом, в связи с интеграцией мира, вообще не осталось понятий «французское кино», «итальянское кино», «русское кино»... Кино – вид визуального искуства без национальной принадлежности, а далее есть режиссеры. Автор приносит в фильм свое видение, эстетику, ценности и, возможно, национальный окрас. Тот же Бертолуччи снимал фильмы и про свою страну, и «Последнего императора» на английском, но эти фильмы  интересны всем зрителям вне зависимости от страны проживания.

Наши идеи, особенно на ТВ, заканчиваются юмористическими программами. К сожалению, это до сих пор смотрят.

Да, недавно посмотрел второй канал («Россия 1») и обнаружил там программу с двумя бабушками, они там и десять лет назад были. У нас все жалобы начинаются с утверждения «какой зритель, такой и контент» – это полная чушь! Зритель намного умнее, чем мы думаем, и он с удовольствием смотрел бы хорошие программы и фильмы.

У нас одна качественная юмористическая передача – «Прожекторперисхилтон» на Первом канале, но рейтинг у нее - так себе.

Для Москвы эти шутки понятны, для регионов – нет. В юморе преуспел канал ТНТ, это все, конечно, «ниже пояса», но они стараются развиваться.

Вернемся к кино. Сейчас идет бум «социального» кино, когда показывают некрасивую жизнь, некрасивых людей, некрасивую природу, некрасивую страну, наконец. Многие это относят к категории «чернухи». Раньше кино смотрели для поднятия настроения, а теперь - чтобы посмотреть «изнанку».


У нас полно фильмов «для поднятия настроения», но это опять неумелая копирка Запада или советского кино. А что касается чернухи – просто осточертело! У нас есть шутка, когда смотрим подобные фильмы на Кинотавре: «Вот если сейчас выйдет зомби – это будет гениальное кино».

Все равно же культурно-эстетические коды не только нашего, но и мирового кино сместились в социальную сторону. Взять того же Иньяритту. Его «плохо» и наше «плохо» отличаются?

У нас все больше псевдотрагедий, а такие фильмы должны трогать и попадать в массовое бессознательное. Искусство, во-первых», должно быть коммерческим. Бывают случаи, что автор настолько гениален, что современникам еще не удается понять его творчество.

Чем «чернее», тем гениальнее?


Автор имеет право выражать свои мрачные и грязные мысли. Искусство – это, что ты сам, внутреннее я. Кино – способ самовыражения.

Много желающих купить такие выкидыши сознания?

Псевдосоциалка мало кому нужна, она выдуманная и не от сердца. В кино, пусть даже и мрачном, должна быть любовь. «Убить Билла» - кино про любовь, любовь мамы и дочки, а крови и резни там может быть сколько угодно – смысл в другом.

Получается замкнутый круг. В той же Америке артхаус - политический, вроде Майкла Мура и его «9/11».

Между артхаусом и мейнстримом - вечный спор. В итоге останется талантливое кино, вне зависимости от потраченных на него денег. Например, фильм «Неадекватные люди», снятый за $150 тысяч.

Все-таки, артхаус в его первоначальной трактовке – кино не для всех – явление европейское.


Мне самому он больше всего нравится. Это дело вкуса. Наверно, у европейцев больше внутренней свободы – это необходимая составляющая для кинопроизводителей.

У них не проблема показать голую жопу в кадре или секс в деталях. Наше общество не готово к такому или просто красиво снимать не умеют?


Не научились еще. Вопрос профессионализма. Взять Бекмамбетова. Он продвигает наше коммерческое кино. Пусть оригинальность средняя, но технически отлично сделано. Поэтому и смотрят.

В «Дозоры» достаточно было вложено, чтобы сделать качественно...


Я вообще считаю, что нужно прекратить государственное финансирование кино. Только в таком случае придет новая бунтарская волна. У нас огромное количество талантливых людей – за ними будущее. Но они должны понимать свою ответственность, как социальную, так и материальную.

А как публика восприняла «Счастливый конец»? (Ю. Колокольников – исполнитель главной роли и сопродюсер – прим. ред.). Особенно вашу роль мужской гениталии?

Всем, кто видел, понравилось. Я иногда думаю, если бы подобный фильм вышел в Англии с Джудом Лоу в главной роли...

...Это была бы сенсация...

Собственно, и вернулись к вопросу готовности общества к подобным продуктам.

Первый канал способствует. Теперь, кроме Екатерины Мцитуридзе, про кино, нестандартное кино говорит Александр Гордон. Его «Закрытый показ» имеет рейтинги.

Первый – серьезнейшая кнопка с множеством задач. От политики до культуры. То, что Константин Львович Эрнст смотрит на шаг вперед – факт.

Поэтому и пустил Германику в прайм-тайм? Ту самую «чернуху» показал.

Не чернуху. Это желание «потрясти» общество. Сериал многим не нравится, но он сильно отличается от всего, что было до этого. Вообще, неправильно, что такие вещи вызывают подобный резонанс, а интересные вещи не вызывают интерес.

А где граница между «хорошим» и «плохим» кино? Что называется этой пресловутой «чернухой»?


Давайте на примере «Антихриста» поговорим. Это безумно талантливое кино. Оно чернушное, но в нем есть светлые моменты. Когда смотришь даже не самые лицеприятные кадры, то понимаешь, зачем они там.

Этим вопросом у нас мало кто задается.

А это основной вопрос. Когда делаешь кино, нужно четко понимать зачем ты этим занимаешься.

А в театре как обстоят дела? Тоже пенсионеры?

Да, театр – замшелое заведение.

А как же Серебрянников, Бояков, Фоменко?


Есть отдельные кадры, но в общем в театре нет дыхания, нет свободы.

В чем эта свобода заключается?


В ориентирах общества. Рыба-то гниет с головы.

То есть в голову не приходит сделать что-то новое?


У нас общество привыкло к тому, что его наставляют и ведут за лидером. У людей в голове еще не сложились ценности и идеалы. Даже семья у нас оценивается в 250 тысяч завторого ребенка. Государство пропагандирует деньги, а не семью.

Смотрели спектакль «Околоноля»?

Не смотрел. Это бессознательно. Когда где-то что-то стоящее происходит, туда хочется пойти. Меня вообще в театр не тянет.

Кто сейчас вообще в театр ходит, на ваши спектакли?


Был случай, когда в зрительном зале сидел сильно подвыпивший человек и комментировал происходящее на сцене. И на очередное замечание, он ответил: «Ну, что я могу поделать, если они так играют?»

Беседовали Мария Потоцкая и Татьяна Роднянская.

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".