Статья
9 Ноября 2009 12:02

Смертной казни быть?

<p>Судебное исследование Конституционного суда РФ по запросу Верховного суда России о возможности применения смертной казни в качестве наказания с 1 января 2010 года завершено. Решение по существу будет приниматься в закрытом заседании, а о дате провозглашения решения будет сообщено дополнительно, сообщил председатель Конституционного суда Валерий Зорькин. Ожидается, что КС РФ до конца года провозгласит решение по вопросу о смертной казни.</p>
<p>Причиной рассмотрения данного вопроса стал запрос Верховного суда РФ, который попросил прояснить дилемму, возникающую у российских судей с 1 января 2010 года - выполнять ли постановление Конституционного суда РФ от 2 февраля 1999 года, либо выполнять рекомендации международных документов.</p>
<p>Напомним, что в постановлении Конституционного суда от 2 февраля 1999 года говорится, что смертная казнь не может назначаться в качестве наказания до введения во всех субъектах РФ суда присяжных. Между тем, в соответствии с шестым протоколом Европейской конвенции по правам человека, которую подписала РФ, но пока не ратифицировала, смертная казнь отменяется.</p>
<p><strong>Российская Федерация должна ратифицировать протокол №6 Европейской конвенции по правам человека, запрещающей смертную казнь, либо выйти из него - такова позиция Верховного суда.</strong> «Мы должны заявить, что либо выходим из 6 протокола, либо должны его ратифицировать», - заявил судья Верховного суда РФ Владимир Давыдов на пленарном заседании Конституционного суда России. Он подчеркнул, что у судов может возникнуть «противоречие в правоприменительной практике». В частности, суды могут брать за основу, по мнению В.Давыдова, постановление Конституционного суда от 1999 года, на основании которого смертная казнь не может назначаться до введения суда присяжных во всех субъектах РФ. В то же время, по мнению судьи, другие судьи могут руководствоваться международными нормами, под которыми подписалась РФ.<br />
<br />
Судья напомнил, что существует также Венская конвенция о праве международных договоров, в соответствии с которой государство не может принимать решения, которые отменяли бы цели и предмет нератифицированного договора.<br />
<br />
Кроме того позицию руководства России выразили представитель президента РФ, Госдумы, Совета Федерации, правительства Российской Федерации, а также представители других ведомств.<br />
<br />
<strong>Позиция президента заключается в поэтапной отмене смертной казни</strong>, заявил полномочный представитель главы государства в Конституционном суде РФ Михаил Кротов. Выступая на пленарном заседании Конституционного суда России в качестве приглашенного докладчика, Кротов заявил, что позиция президента заключается «в поэтапной отмене смертной казни». «Отмена смертной казни - одна из целей судебно-правовой реформы», - сказал он.<br />
<br />
Михаил Кротов отметил, что в соответствии с Конституцией РФ, мера в виде смертной казни «является исключительной» и «применяется впредь до ее отмены». Он добавил, что в настоящее время все действия направлены на поэтапную отмену данной меры наказания. Это не противоречит международным нормам, отметил полномочный представитель президента в Конституционном суде.</p>
<p>Полпред президента в КС РФ подчеркнул, что «временный характер применения смертной казни определен Конституцией, и в этом направлении главой государства сделан целый ряд практических шагов и его позиция остается неизменной», и добавил, что при принятии Конституции «закладывался вопрос» об отмене смертной казни, и в настоящее время от применения данного наказания воздерживаются.<br />
<br />
Кроме того, отметил Кротов, существуют такие нормы, как помилование или замена наказаний. Пять составов преступлений, по словам представителя президента, за которые предусмотрена смертная казнь, «обязательно содержат альтернативные меры наказания в виде лишения свободы на определенный срок».</p>
<p><strong>Представитель правительства РФ в Конституционном суде Михаил Барщевский подчеркивает, что смертная казнь в России уже сейчас фактически отсутствует.</strong> «Фактически в России смертной казни уже нет. Это уже исторический факт», - сказал Барщевский, выступая в Конституционном суде. Таким образом, по его мнению, статья 20 Конституции страны, в которой говорится, что смертная казнь применяется вплоть до ее отмены, уже выполнена. «У вас есть возможность, как мне кажется, сформулировать четкую позицию, что в Российской Федерации смертной казни больше не существует, поскольку статья 20 Конституции РФ исполнена», - заявил Барщевский.<br />
<br />
«Многие думают, что Конституционный суд рассматривает сегодня дело о смертной казни. Но мне кажется, что сегодня вы рассматриваете дело об определении вектора исторического развития России», - сказал Михаил Барщевский, обращаясь к президиуму суда.</p>
<p>По мнению представителя правительства, применение пожизненного заключения в качестве замены смертной казни является более тяжелой формой наказания, более соответствующим русскому понятию кара. «Вечная жизнь в тюрьме, когда человек и мечтать не может, что увидит море, птичек, поиграет в снежки - вот это кара», - сказал Барщевский. «Бессмертная казнь - вот более суровое наказание», - добавил представитель правительства.<br />
<br />
Михаил Барщевский напомнил, что в Китае за коррупцию преступников публично расстреливают, однако, по его словам, «результат - коррупция растет».<br />
<br />
<strong>Государство должно убедить народ, что отменяет смертную казнь, исходя из потребностей общества, считает представляющий на слушаниях в Конституционном суде Совет Федерации сенатор Елена Виноградова.</strong> «Необходимо убедить (народ) в том, что государство отменяет смертную казнь не с целью удовлетворения международных обязательств, а исходя из потребностей общества», - сказала Виноградова на слушаниях, подчеркнув очевидность того, что в перспективе смертная казнь будет полностью отменена в РФ. Вместе с тем она отметила, что в решении этого вопроса нужно исходить из национальных особенностей страны.<br />
<br />
<strong>Смертная казнь в России применяться не может, заявил постоянный представитель Госдумы в Конституционном суде РФ Александр Харитонов</strong> на пленарном заседании суда. «Политическая позиция руководства Госдумы изложена в публичных выступлениях. На протяжении нескольких лет позиция является таковой, что смертная казнь в России применяться не может», - сказал Харитонов на заседании Конституционного суда.<br />
<br />
В своем выступлении Александр Харитонов отметил, что приниматься решение по данному вопросу должно «на основании обязательств, принятых на себя Россией при вступлении в Совет Европы». Он напомнил, что в 1997 году Россия подписала протокол №6 Европейской конвенции по правам человека, запрещающей смертную казнь, хотя до настоящего времени и не ратифицировала его. «Несмотря на то, что шестой протокол не ратифицирован, Российская Федерация обязана воздерживаться от применения смертной казни вплоть до ее отмены», - сказал он.</p>
<p><strong>Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин называет будущее решение Конституционного суда по поводу смертной казни историческим для страны и убежден, что оно повысит ценность человеческой жизни в России.</strong> «Я призываю вас принять историческое решение, которое, возможно, приведет к росту терпимости, повышению ценности человеческой жизни и резкому снижению преступлений, которые раньше карались смертной казнью», - сказал Лукин, выступая на слушаниях в КС.<br />
<br />
Он подчеркнул, что весь мир идет по пути отмены смертной казни, и проблема уничтожения «этого средневекового обряда» является всемирным явлением. «Когда мы говорим, что высокая преступность, связанная с убийствами, у нас потому, что нет смертной казни, это неверно», - сказал Лукин, предложив сравнить высокую преступность в США, где есть смертная казнь, и более низкую в Европе, где такая мера наказания отсутствует. «Преступность у нас высокая потому, что ценность человеческой жизни низка, и в 20 веке стала еще ниже, потому что смертная казнь стала обыденным явлением», - добавил омбудсмен.</p>
<p><strong>Минюст РФ считает, что до принятия решения по шестому протоколу Европейской конвенции по правам человека, запрещающему смертную казнь, в России смертная казнь применяться не может.</strong> Представитель Минюста Елена Борисенко, выступая на пленарном заседании Конституционного суда, отметила, что решение по данному вопросу должно приниматься в соответствии с международными нормами. Борисенко заявила, что до того момента, как РФ либо откажется от участия в шестом протоколе Европейской конвенции, либо примет решение о его ратификации, «смертная казнь не может назначаться».<br />
<br />
<strong>Представитель генпрокурора РФ Татьяна Васильева отметила, что ч.2 ст.20 Конституции РФ носит временный характер, поскольку предусматривает назначение наказания в виде смертной казни до отмены этой нормы.</strong> «Переходный период не может продолжаться неопределенный срок», - заметила представитель Генпрокуратуры.</p>
<p> </p>
<p>Напомним, что Верховный суд РФ попросил Конституционный суд разъяснить, могут ли российские суды применять смертную казнь в качестве меры наказания с 1 января 2010 года, когда в Чечне начнет работу суд присяжных. Соответствующее ходатайство было поддержано на заседании пленума Верховного суда.</p>
<p>Как отмечается в ходатайстве, в постановлении Конституционного суда РФ от 2 февраля 1999 года указывается, что до введения в действие закона, обеспечивающего на всей территории РФ каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого предусмотрена смертная казнь, право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, сохраняется мораторий на смертную казнь.</p>
<p>С 1 января 2010 года, отмечается в нем, суды с участием присяжных начнут действовать на всей территории РФ, то есть «каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого предусмотрено наказание в виде смертной казни, будет обеспечено право на рассмотрение его дела с участием присяжных». «Неясность данного положения постановления Конституционного суда может породить противоречивую правоприменительную практику в судах общей юрисдикции», - отмечается в ходатайстве, поддержанном на пленуме Верховного суда.</p>
Комментарии экспертов
<p>Вопрос о моратории на смертную казнь имеет очень широкое общественное звучание. Общие социологические опросы действительно показывают, что большинство выступает за наличие смертной казни, пусть и по ограниченному числу составов преступления.</p>
<p>Речь идет о том, что проблемы терроризма, преступления в отношении несовершеннолетних и жестокие массовые убийства -  все эти случаи, которых немало, неизбежно вызывают тему к жизни, и она вновь и вновь обсуждается. По этому достаточно ограниченному кругу составов преступлений общественное мнение (большинство) выступает за то, чтобы смертные приговоры могли применяться к такого рода преступникам.</p>
<p>Вообще полемика по поводу смертную казни  – это вопрос, который имеет отношение не просто к текущей ситуации, а к тому, как общество осмысливает себя и какую цивилизационную философию оно для себя принимает. Разные страны имеют к этому абсолютно разный подход. В Америке вопрос об отмене смертной казни никогда всерьёз не ставился. И наоборот, одна из объединительных философских, ценностных идей европейского сообщества (собственно, с чем связана история с 6-ым протоколом, со всем остальным нашим присоединением к европейским институтам) – это как раз гуманизм и отказ от смертной казни в мирное время.</p>
<p>По большому счёту, это вопрос и политической культуры, и традиций. Но не только их. Не только взглядов в прошлое и того состояния, в котором находится общество, но и представлений о том, какую философию своего дальнейшего развития оно принимает.  <br />
 </p>
<p>Говорят, и совершенно справедливо, что мы вылетим из Совета Европы, если вернемся к смертной казни. А знаете, сколько, помимо протокола об отмене смертной казни, мы не подписали необходимых документов? У нас не ратифицирована конвенция о противодействии насилию над детьми, и нас не беспокоит, что мы из-за этого вылетим. Не ратифицирована конвенция по детской порнографии, и мы этот вопрос тоже не обсуждаем. В ближайшее время в Страсбурге было принято обращение граждан из Башкирии, у которых растерзали детей. Изнасиловали, убили и повесили на дереве. Они не просят компенсаций. Они просят правосудия, потому что следствие не ведется уже несколько лет. Это означает, что Страсбургский суд узнает, что в России не существует поддержки жертв преступлений. У жертв не существует прав, существуют одни обязанности. Когда мы поймем, что эмоциональный фон и жертв, и тех кто рядом с ними, зависит от того, как быстро мы им пришли на помощь, а мы им вообще на помощь не приходим. В лучшем случае, обещаем: посадим, растерзаем, повесим. Вы знаете, что Азербайджан ратифицировал конвенцию о защите жертв преступлений. Что мы сейчас можем предложить человеку, кроме расправы, или отсутствия расправы? Башкирское дело хорошо показывает качество нашего правосудия. Тяжелейшее преступление резонансное, ничего не происходит уже несколько лет.<br />
<br />
Когда спрашиваешь сотрудников Следственного комитета об их мнении о смертной казни, то многие из них, к сожалению, выступают за нее, когда дело касается неоднократных убийств и изнасилования детей. Зачем кормить это существо? У них в голове есть такие мысли не потому, что они - бездушные, а потому, что они видят, как человек остается со своим горем один на один. Мать одной из погибших девочек сказала: «Это мне дали пожизненное!»<br />
<br />
Если мы хотим, чтобы общество восприняло идею не карательного правосудия, то мы должны показать этому обществу, что государство перед ним несет ответственность, и если он попадет в беду, то в этой беде он не останется один.<br />
<br />
Мы не учитываем мнение восемнадцати миллионов человек, которые ежегодно становятся жертвами преступлений. Безусловно, история с мораторием должна быть продлена, но за это время мы должны заставить наше государство принять систему мер по защите жертв преступлений и их близких.</p>
<p>К сожалению, очень сложно снизить агрессивность в стране, которая почти восемьдесят лет жила в обстановке необходимой, возбудимой и возбуждённой ненависти. И ведь это было обязательным условием: проживая короткую жизнь, человек обязательно должен был кого-то ненавидеть. На протяжении всех лет, включая сегодняшний день – вечный поиск врага, вечная необходимость этого врага ненавидеть.<br />
<br />
Как снизить агрессивность в обществе, которое прошло через миллионы смертных казней, когда смертная казнь была практически нормой, нормальным явлением жизни? Оттуда многое и идёт.<br />
<br />
Сегодня общество по-прежнему активно выступает за смертную казнь. Я сужу по людям. Все говорят: «Только убивать, нечего с ними церемониться» и т.д.<br />
<br />
Конечно, человек имеет  право на жизнь, даже если он замахнулся на другую жизнь. Пусть до конца жизни он страдает, думает, и, может быть, станет Человеком. Может, умрёт как человек, а не как преступник. Но меня больше всего сейчас волнует, что делать с обществом. Со всеми этими дядями Петями, тётями Машами, моими соседями и т.д. «Только убивать» – вот что самое главное, вот с чем нам нужно работать. Даже если Общественная палата РФ примет для себя какое-то заключение «Нет смертной казни», мы должны думать о том, как нам прийти к обществу так, чтобы они нас услышали, как объяснить, что не нужно вводить насилие в обстановке такой тяжёлой ненависти, которой, к сожалению, заражено и заряжено наше общество.<br />
<br />
Кстати, насчёт суда присяжных, за который я всё время ратую – они как раз очень часто выносят очень страшные вердикты. Иногда оправдательные приговоры выносятся настоящим преступникам. Всё, что касается национального экстремизма – наши суды присяжных очень рады освободить человека, который убил таджикскую девочку.<br />
<br />
В этом всем есть общество. Оно будет жалеть нашего парня, который убил узбекскую девочку – хрен с ними, с этими узбекскими и таджикскими девочками. Подумаешь, одной больше, другой меньше. И будет оправдывать тех, кто совершил убийство… И эти мысли не противоречат нашему обществу.<br />
<br />
Совсем недавно был опрос «Левада-центра». Он поразительный: 63% граждан категорически за смертную казнь, при этом 46% этих же граждан считают, что суды выносят абсолютно неадекватные приговоры. Дело - не в правосудии, а в том, что люди уже озверели от того, что они находятся «один на один» со всей этой системой.</p>
<p>Я не вижу юридического аспекта в споре о смертной казни. Есть закон, есть указ президента, есть международная конвенция. Но юридического аспекта нет. Мы не можем отмахиваться от нашего общества. И если общество чего-то не понимает, то это мы виноваты.<br />
<br />
Вот когда разговариваешь с потерпевшим человеком или его родственником, то он жаждет максимального наказания. Но когда ему предлагают представить, что его родственники оказываются в роли преступников, тогда они выступают против смертной казни: «Это крайние меры, и надо семь раз взвесить, восемь раз отмерить».<br />
<br />
Еще один аспект - СМИ. Задумайтесь, сколько раз в день убивают на экране? У нас на телевидении идет агрессивная пропаганда самосуда. Каждый день совершаются убийства и выступают при этом как средства решения проблем. То это «отвязавшийся» представитель закона, то это бандит, который олицетворяет справедливость в нашем коррумпированном обществе. И это происходит на телеэкране каждый день.<br />
<br />
В советский период смертная казнь трижды отменялась и трижды восстанавливалась. И я бы не стал сейчас горячиться.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".