Статья
2621 16 Февраля 2009 6:30

Сталин и его подручные

Анализ выражения "кадры решают все" по отношению к автору. Интерес к сталинизму на Западе по-прежнему высок.
Комментарии экспертов

"Сталин и его палачи" - именно такое английское название книги красуется на ее обложке. Этот лозунг, выбранный в качестве заголовка, навевает тоску. Действительно, никто дежурно не забыт, но сколько ж можно тянуть эту унылую волынку - Solzhenitsin, GULAG, Perestroika, Ogonyok. Хочется немедленно отложить новую книгу издательства НЛО в сторону: ведь в том же сталинизме есть масса гораздо менее изученных тем, чем организация массового террора. Как создавалась административная экономика, позволившая победить в войне? Как жили советские люди в промежутках между ужасами террора? Что, наконец, из себя представляла сама система социалистической юстиции, которая позволяла существовать таким формам революционной законности? К счастью, сейчас наступает время, когда на эти и многие другие вопросы начинают появляться ответы. От скандирования лозунгов при изучении советского строя мы переходим к науке. Процесс этот идет медленно, но однако же идет.
 
Так вот, книга Дональда Рейфилда, несмотря на свое маркетинговое название, оказывается приятным сюрпризом. Вместо очередного агитационного листка под ярко-желтой обложкой скрывается серьезный анализ механизмов делегирования личной власти диктатора.
 
Известно, что главная проблема диктатуры состоит в том, что у диктатора нет способов получить достоверную информацию о происходящем в стране. Каждый эксперт, докладывающий о состоянии дел в вверенной ему области, склонен преувеличивать собственные достоинства, а следовательно - давать приукрашенные данные. Так что ключевой проблемой авторитарных режимов действительно становятся кадры: в отличие от демократий, где существуют механизм публичного принятия решений, диктаторы вынуждены полагаться на личную верность своих ближайших сподвижников. Сталину удалось организовать невероятно эффективную систему личных обязательств, основанную на страхе. В этой системе каждый был вынужден опасаться за свою жизнь в случае недовольства или хотя бы подозрений со стороны патрона. Ведущую роль в этой весьма своеобразной системе ротации элит занимали руководители службы безопасности, которые с завидной регулярностью сменяли друг друга, отправляя своих предшественников в могилу. Эта участь не миновала даже последнего и, возможно, наиболее могущественного из представителей пролетарской законности - Лаврентия Берию, пережившего вождя, но не систему, созданную им.
 
Кем были эти люди? Какими мотивами они руководствовались, становясь двигателями "ротации элит" и авторами "социальных лифтов"? Что думал о своем будущем каждый из них, разоблачая своего предшественника как врага народа? Книга Рейфилда как раз об этом. О самых выдающихся карьерах Советского государства, за которыми наступал неизбежный дауншифтинг. О менеджере Сталине, который ставил своим подчиненным цели и отлично умел мотивировать их. Получилось что-то вроде пособия по радикальному управлению персоналом.

У Рейфилда хватает дежурных замечаний о тирании, сравнений Сталина и Гитлера и вообще того стиля описания сталинского правления, который можно было бы назвать большой скрытой цитатой из Солженицына. Но за этим фасадом обнаруживается вполне трезвый исторический разум: "Бельгийский король Леопольд убил и искалечил - в относительном исчислении - примерно столько же конголезцев, сколько Сталин - советских граждан, - пишет Рейфилд. - Закон для всех людей один: абсолютная власть развращает абсолютно". Британская Империя имела ничуть не менее совершенную систему подавления и уничтожения, чем СССР. Так что там, где у Солженицына шли обращения и мольбы к западным демократиям, у Рейфилда лишь вопросительные знаки и многоточия. Работа историка - не обвинение в трибунале, а за горизонтом исторических фактов и гипотез, объясняющих их, остается только этика.
 
Рейфилд опубликовал свою работу в 2004 году, когда значительное число документов, хранившихся в российских архивах, стали наконец доступны исследователям. Неизвестных или малоизвестных фактов действительно немало. Кто, например, знает о судьбе Фаины Нюриной (Нюренберг), революционерки из Бунда, назначенной в начале 30-ых годов и.о. главного прокурора РСФСР? Эта женщина в платье с кружевами могла бы, пожалуй, стать одним из символов эпохи социальных лифтов, стремительно ходящих в обе стороны.

 

Книга предоставлена магазином "Фаланстер".


Актуальные комментарии
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".