Статья
18 Ноября 2015 9:51

Стратегический горизонт

17 ноября Владимир Путин встретился с заместителем председателя Центрального военного совета КНР Сюй Циляном. В этот же день в крупнейших общественно-политических изданиях Юго-Восточной Азии была опубликована статья российского президента «АТЭС: к открытому, равноправному сотрудничеству в интересах развития», где, в частности, российский лидер впервые объявил о том, что в следующем году в Сочи состоится саммит с другой организацией региона – «Россия-АСЕАН».

Разумеется, это сообщение, равно как и адресат текста, в котором оно появилось – страны АТЭС, – сразу же соотнесли с отсутствием Владимира Путина на саммите этой организации в Маниле. В политической прессе даже появились изощренные версии, почему в качестве представителя России на Филиппины поехал Дмитрий Медведев – одна конспирологичней другой. На самом деле, в факте публикации ничего сверхъестественного нет. Такие материалы готовятся заранее и сопровождают все более-менее значимые визиты.

Однако вопрос не в форме, а в содержании. Стратегия России в отношении АТЭС и АСЭАН может быть рассмотрена в первую очередь в контексте дипломатического сближения Китая и России – и тогда логика поведения обеих стран, не всегда понятная по отдельности, становится понятной и прозрачной.

Разница в структуре и роли двух организаций региона Тихого океана требует специального разбора. Важно, что АСЕАН – компактная структура девяти быстрорастущих экономик Юго-Восточной Азии. В ее состав входят Индонезия, Малайзия, Сингапур, Таиланд и Филиппины, Бруней, Вьетнам, Лаос, Мьянма и Камбоджа. В то время как АТЭС – широкая и по географии, и по составу структура, которая включает в себя не только региональные государства, но и тяжеловесов мировой геополитики – таких, например, как США, Россия, Китай, Япония.

Отсюда совершенно разные функции организаций в мировой политической игре.

АТЭС – это площадка для установления правил игры стран-мировых лидеров в Тихоокеанском и Азиатском регионе. Согласовывать интересы всех ее участников по реальным, не декларативным вопросам попросту невозможно – иначе не было бы никакой мировой политической динамики – но можно договариваться, чего точно нельзя делать никому, чтобы не разрушить саму систему международного сотрудничества в регионе.

АСЕАН – наоборот, это площадка для сборки политических возможностей. Сильная не сама по себе, а форматами расширения, главным из которых выступает «АСЕАН +3» – страны АСЕАН плюс Япония, Южная Корея и Китай, но в еще большей степени – «АСЕАН +1», как часто называют комплекс торгово-экономических договоров организации с Китаем.

Проще говоря, чем больше стран введено в орбиту того или иного соглашения в АТЭС, тем соглашение ценнее. Наоборот, чем меньше стран включено в соглашение с АСЕАН – тем этот договор эффективней, обладает большей практической ценностью и экономической эффективностью.

Позиции Китая по отношению к АСЕАН исключительно сильны и несравнимы с позициями ни одного из крупных мировых игроков.

Так, например, США вовсе не имеют договора с АСЕАН, равно как и ЕС, а система договоров «АСЕАН-Япония» не идет ни в какое сравнение с уровнем и глубиной отношений организации с Китаем – что, собственно, и позволяет экспертам говорить об особом формате «АСЕАН +1».

Можно обоснованно утверждать, что саммит в Сочи в следующем году позволит России использовать китайское влияние в организации и, если не подписать собственное полномасштабное экономическое соглашение «АСЕАН-Россия», то сделать к этому заметные шаги.

***  
 Полный текст статьи читайте на сайте Центра политической конъюнктуры

__________

Читайте также:

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".