Статья
5725 26 Июля 2019 9:36

Сценарии развития протеста в Москве

Ситуация вокруг недопуска оппозиционных кандидатов до выборов в Московскую городскую думу продолжает обостряться. На днях некоторые политики попали под административный арест, у других провели обыски по уголовному делу о воспрепятствовании работе избирательных комиссий, другие были вызваны на допрос. Дискурс вокруг выборов приобретает все более эмоциональный характер, а в сети распространяются фаталистические оценки последствий силовой кампании против московских оппозиционеров. Какие ресурсные ограничения существуют в истории вокруг выборов в МГД, и какие сценарии развития событий являются наиболее вероятными?

Ресурсные свойства

Комментарии государственных акторов, а также их последовательность действий говорят о том, что для власти есть три критических свойства выборов, которые она старается обеспечить в каждой кампании:

— Легитимность. Особое внимание к ней было приковано во время президентской кампании 2018 года. Сам феномен оказался перегружен различными экспертными оценками и неверными интерпретациями. Легитимность даже часто путали с легальностью и законностью, что в корне неверно. Легитимность — это общественное согласие или же добровольное признание власти. Результаты любых выборов должны быть признаны обществом. В этом и заключается одна из отличительных особенностей электорального авторитаризма, который нуждается в общественном согласии на власть, получаемом посредством института выборов.

— Законность. Соответствие всем требованиям законодательства тоже является важным условием проведения выборов. Последняя встреча кандидатов в депутаты МГД с главой ЦИК Эллой Памфиловой это еще раз доказала. Памфилова признавала проблему, однако указывала на несовершенство законодательства, по которому и приходится работать избирательным комиссиям. Закон — это особенный инструмент в руках власти. Благодаря ему она, с одной стороны, добивается легитимности происходящего в глазах избирателей, с другой — обеспечивает контроль над политической конкуренцией в стране.

— Неконкурентность. В арсенале властей есть целый набор нормативно-правовых инструментов, позволяющих добиться контролируемых кампаний: муниципальный фильтр, процедура сбора подписей, жесткие финансовые правила проведения кампаний и множество других. Во всех последних избирательных кампаниях власть старается сделать всю основную работу еще до этапа регистрации кандидатов, чтобы до активной фазы дошли только те акторы, которые не угрожают итоговому результату.

Все эти ресурсы являются взаимозависимыми и влияют друг на друга. Провести выборы, которые были бы легитимными, законными и неконкурентными — непростая задача, которая становится еще сложнее в условиях большого внимания со стороны гражданского общества, когда любые технологические манипуляции вызывают серьезный резонанс, а также отсутствия наиболее действенных инструментов ограничения конкуренции.

Untitled Diagram (3).jpg

Кампания в МГД с самого начала имела серьезные риски: оппозиционеры сделали ставку именно на эти выборы (кампания в Санкт-Петербурге для них оказалась второстепенной) и привлекали к кампании внимание своих сторонников, а подписи граждан, в отличие от подписей муниципальных депутатов от «Единой России», было реально собрать.

Однако даже при непростых стартовых условиях для московских властей у ответственных лиц было достаточно ресурсов для того, чтобы не допустить кристаллизации конфликта. Ситуация в Москве находилась на локальном уровне до тех пор, пока оппозиционерам не удалось привлечь достаточно внимания к проблеме недопуска кандидатов. Ключевым этапом здесь стал митинг на проспекте Сахарова, собравший более 20 тысяч участников. Столь крупная акция перевела конфликт вокруг выборов с МГД с локального на федеральный уровень, а последовавшие за ним ответные действия власти спровоцировали дискуссию о единственно возможном сценарии развития событий, однако даже на этом этапе есть как минимум три базовых вектора.

Силовой сценарий

Часть оппозиции была заинтересована в радикализации конфликта с самого начала. Компромисс, который был предложен Навальным, по сути представлял из себя классический ультиматум «или/или». Силовое давление — это то, на что и рассчитывали инициаторы этой кампании: больше сообщений в СМИ, рост недовольства среди граждан и многие сопутствующие катализаторы протестной активности. Именно поэтому после возбуждения уголовного дела, арестов и обысков оппозиционеры с удвоенной силой начали агитировать своих сторонников принять участие в митинге 27 июля.

Увеличение репрессий, конечно, отсечет от протеста умеренных несогласных, для которых издержки от участия в акции превысят потенциальные дивиденды. Все это скажется на массовости протеста, однако при этом увеличит концентрацию радикально-настроенных митингующих, что может привести к новым конфликтам.

Продолжение реализации силового сценария включает в себя:

— жесткий разгон несанкционированного митинга 27 июля;

— административные аресты и штрафы для рядовых участников акции;

— расширение круга потенциальных фигурантов уголовного дела о воспрепятствовании работе избирательных комиссий, добавление новых эпизодов;

— отказ в проведении последующих акций протеста (чтобы не закреплять успех митинга 20 июля и не понижать издержки для участников);

— недопуск всех оппозиционных кандидатов;

— доведение уголовного дела до суда с обвинительными приговорами для наиболее активных оппозиционеров. По ст 141 ч. 3 предусмотрено в том числе и лишение свободы.

Плюсы:

— в случае успеха силовой акции власть не допустит до выборов оппозиционных кандидатов, добьется своей изначальной цели;

— не будет создан прецедент уступок, который воспринимается некоторыми государственными акторами как угроза для будущих кампаний;

— рост издержек для рядовых граждан приведет к снижению протестной активности.

Минусы:

— высокие риски радикализации протеста;

— в случае чрезмерного давления протестная активность может не снизиться, а вырасти как ответная реакция на недопустимые в глазах общественности действия;

— дестабилизация политического процесса, которая в последствии будет влиять на все значимые кампании в будущем и сложный переходный период 2021-2024 гг.

Сценарий компромисса

Реакции некоторых представителей государственной системы говорят о том, что компромиссный сценарий продолжает сохраняться. «Если будет хоть малейшая возможность восстановить в правах кандидатов, ЦИК это сделает», — заявила глава ЦИК Элла Памфилова. По ситуации также высказалась председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко: «Я допускаю, наверняка, из этих 57 человек есть люди, которые несправедливо не зарегистрированы», — сказала она.

При реализации этого сценария часть силового давления может быть сохранена, однако при этом некоторые кандидаты все-таки могут быть зарегистрированы. Причем для недопущения неприемлемой для власти ситуации «послабления» регистрация может произойти через суд. В таком случае исполнительная ветвь власти не проявит видимую слабость, суд выступит в качестве арбитра, доказав свою субъектность, а некоторые оппозиционеры смогут принять участие в выборах.

Реализация этого сценария включает в себя:

— скорое прекращение уголовного дела по 141 статье;

— относительно корректный разгон митинга 27 июля (как это было на акции у здания Мосгоризбиркома 14 июля);

— регистрация нескольких оппозиционных кандидатов в наименее сложных округах;

— корректировка информационной кампании с целью минимизации рисков.

Плюсы:

— снижение протестной активности среди умеренных протестующих, которые воспримут регистрацию части кандидатов как победу;

— раскол внутри оппозиции. Регистрация части кандидатов может привести к новым конфликтам внутри оппозиционного блока, очередному поиску коллаборационистов и т.д.;

— снижение издержек от уличных акций.

Минусы:

— риск поражения провластных кандидатов по тем округам, где оппозиционеры все-таки будут допущены;

— сохраняется возможность интерпретации этих действий как проявление слабости (победа оппозиции);

— риск отказа оппозиции от предложенных условий и еще большая консолидация протеста.

Инерционный сценарий

Время играет против оппозиционных кандидатов. Допросы, аресты основных участников протеста, обыски с изъятием техники и данных, которые могут не храниться в облачных сервисах, сильно бьют по оппозиционерам и изматывают их. Вполне возможно, что силовая кампания ставит перед собой цель максимально истощить оппозиционных кандидатов, а не подавить протест.

В таком случае наиболее вероятным является инерционный сценарий, при котором власть не будет повышать интенсивность давления на оппозиционеров, выжидая, когда у них закончатся ресурсы для ведения политической борьбы.

Реализация этого сценария включает в себя:

— сохранение уголовного дела в качестве инструмента давления на оппозицию;

— дальнейшие действия, направленные на ослабление оппозиционеров: новые допросы, обыски и т.д.;

— отсутствие реальных серьезных санкций по уголовному делу;

— недопуск оппозиционных кандидатов до выборов;

— сохранение текущих оценок происходящего со стороны представителей госструктур;

— продолжение текущей информационной кампании.

Плюсы:

— как и в случае реализации силового сценария оппозиционные кандидаты с высокой долей вероятности не будут зарегистрированы;

— инерционный сценарий не приведет к чрезмерной радикализации протеста, ниже риски совершить недопустимое в глазах общественности действие;

— относительно экономичный сценарий: силовая кампания уже запущена, ее быстрое завершение потребует ресурсов, ее интенсификация также потребует дополнительных действий от власти. Сохранение статуса-кво выглядит наименее затратным.

Минусы:

— риск потери инициативы в случае слишком пассивной реализации сценария;

— сохраняется потенциальный риск роста протестной активности (будет видно по итогам акции 27 июля);

— отсутствие однозначного решения этой задачи приведет к консервации проблемы, которую придется решать в будущих кампаниях.

Перспективы

Сейчас у власти сохраняется высокая вариативность действий, силовой сценарий не перешел в статус безальтернативного. О выбранной тактике будет ясно уже 27 июля, реакция власти на несанкционированный митинг будет важным маркером, демонстрирующим дальнейший план действий властей.

Московский кризис по-прежнему имеет приемлемые для власти исходы, которые также устроят умеренных оппозиционеров. В случае грамотного использования существующих нормативно-правовых инструментов возможно добиться раскола оппозиции и маргинализации наиболее радикально настроенных оппозиционеров, которые в конечном итоге так и останутся в несистемном поле.

При этом дальнейшее допущение серьезных ошибок со стороны столичных властей может создать угрозу не только для текущих выборов, но и для будущих кампаний и отразиться на результатах выборов 2021 года.

Михаил Карягин, политолог

  • Сценарий очень простой. Уличные придурки ну никак никому не нужны.
  • Сценарий один. Данная власть должна быть сметена.
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".