Статья
1 Февраля 2015 19:35

Темные века

Темные века
Фото: Pixabay.com

Темные века Европа переживала с VI (падение Западной Римской империи) по XV (начало эпохи Возрождения) век.

В принципе, грязь и невежество, сопровождаемые жуткой воинственностью, заставлявшей беспрерывно раздираемую государственными, гражданскими и частными войнами Европу еще и регулярно снаряжать армии в Азию и Африку (а к концу XV века и в Америку) сопровождали «цивилизованный мир» еще несколько столетий, но все же где-то в 1400-е годы высшие классы начали испытывать тягу не только к варварской роскоши и тупому обжорству, но и к некоторому комфорту.

Аристократия начала понемногу спонсировать науку и искусство, а необходимость выжимать все больше налогов на возросшие материальные потребности знати привела к попыткам организовать правильное государственное управление, включая административную вертикаль, регулярную юстицию и полицейский надзор.

Но на цивилизационный уровень античности (за исключением оставшихся недостижимыми организации дорожной сети и привычки к регулярному мытью) европейцы окончательно вышли только в XVIII веке. Триста лет понадобилось на движение от первых проблесков сознания до создания организационных структур современной европейской цивилизации. Чуть меньше времени (около двухсот лет) прошло от начала упадка Рима до падения империи и старта темных веков.

Римская империя переживала несколько сложных периодов, характеризовавшихся гражданскими войнами, распадом страны, парализацией военной, административной и фискальной систем. Каждый раз, тем не менее, находился реформатор, проводивший необходимые преобразования и спасавший империю.

Последними удачными были реформы, начатые Диоклетианом (преобразовавшим административную, военную, фискальную системы и систему местного самоуправления) и законченные Равноапостольным Константином Великим, фактическим сделавшим империю христианским государством и обеспечившим созданный Диоклетианом режим домината (абсолютной власти императора, опирающейся на стройную наследственно-бюрократическую иерархию) соответствующим идеологическим базисом (власть христианского императора – от Бога).
Год битвы при Адрианополе можно считать датой не только ликвидации римской пехоты, но и старта темных веков

Вполне возможно, что империя простояла бы еще тысячелетия (устоял же до середины XV века Восточный Рим в Константинополе), но следующий военный кризис оказался роковым. В 378 году император Валент потерпел при Адрианополе сокрушительное поражение от готов. На поле боя остался он сам и вся пехота армии. Вроде бы ничего особенного, римляне и раньше, бывало, терпели сопоставимые поражения, но комплекс политических и экономических причин не позволил империи в короткие сроки восстановить пехотные соединения, составлявшие на тот момент основу римской армии.

Сражение при Адрианополе называют последней битвой римской пехоты. После этого характер армии стал быстро и необратимо меняться. Она стала и не совсем армией, и уж совсем не римской. На службу набирались контингенты варваров, которым в обмен предоставлялись имперские земли для поселения (вместе с жителями, разумеется, которые попадали под варварскую юрисдикцию).

Краткая реконкиста Юстиниана I, почти восстановившего позиции империи на Западе, практически на сто лет отсрочила окончательное наступление темных веков в части Европы, но тем не менее для значительной части населения Галлии и Испании они наступили уже в IV веке, эвакуация Британии в начале V века распространила темные столетия и на ее территорию. С этого же времени на территории Италии двести лет шла почти непрерывная война и цивилизация исчезла вместе с населением. Так что год битвы при Адрианополе можно считать датой не только ликвидации римской пехоты, но и старта темных веков – они еще не наступили, но предпосылки для их наступления уже полностью сложились.

Столь подробно мы остановились на этих далеких от нас событиях потому, что нежданная беда явилась тогда в Европу с территории современной Украины. Именно из степей Поднепровья и Северного Причерноморья вытеснили готов гунны, которые и сами отправились потом за ними грабить Европу. И, кстати, до того, как гунны бросились на Западную римскую империю (не добив ее, но ускорив падение ввиду исчерпания ресурсов) правительство Рима активно использовало их для борьбы с готами (как потом и готов для борьбы гуннами). В общем традиционно европейская цивилизация, исчерпав собственные силы, пыталась устоять за счет чужой крови, стравливая между собой всех, кто казался ей опасным и никому не будучи надежным другом и союзником. И, как обычно, стравливаемые очень быстро поняли, что им выгоднее и дешевле разделить между собой римские земли и богатства, чем воевать друг с другом за римские интересы.
Уже в 2008 году ЕС стал на порочный путь, ведший его к конфронтации с Россией и делавший катастрофу неизбежной.

Когда-то сами римляне, которых греческие полисы Италии нанимали для защиты своих интересов в междоусобных конфликтах, точно также сообразили, что им выгоднее покорить и ограбить греков, чем служить им. В первые века нашей эры (по закону повторения истории в виде трагедии), следуя той же логике, варвары покорили и ограбили самих римлян. В наше время (повторяясь уже в виде фарса) история вновь погружает Европу в темные века, вновь опасность исходит с территории Украины, и вновь европейцы, рассчитывая использовать чужие ресурсы в интересах поддержания своей утратившей эффективность цивилизации, сами накликали на себя беду своей трусостью, инфантильностью и своим подлым лицемерием, диктующим отказ от честных союзнических или взаимовыгодных дружеских отношений ради сиюминутной краткосрочной выгоды, которая к тому же часто оказывается виртуальной.

Сегодня Евросоюз многим еще кажется единым, мощным, несокрушимым, как Римская империя накануне Адрианополя, но разложение уже поразило его жизненно важные органы. Когда я год назад утверждал, что если ЕС в союзе с Россией не наведет порядок на Украине, а решится вместе с США разжигать там войну, то в результате он повторит судьбу Украины – ЕС исчезнет, а гражданская война начнет пожирать Европу, даже самые глубокие еврофобы и евроскептики утверждали, что это преувеличение и попытка выдать желаемое за действительное. Сейчас на экспертном уровне возможность распада ЕС рассматривается как вполне реальная, а греческий прецедент (независимо от того, как закончится борьба лево-правой афинской коалиции за суверенную финансово-экономическую политику) никто не склонен недооценивать.

Теперь хочу уточнить. Если год назад у ЕС был выбор сохраниться или исчезнуть, то сегодня у ЕС выбор между мирным распадом и исчезновением в результате серии внутриЕСовских войн, которые будут носить как гражданский, так и межгосударственный характер. При этом, с учетом интересов и позиции США, а также погруженности Вашингтона в европейские дела и уровня контроля над европейскими элитами, вариант военного распада Европы представляется более вероятным и начаться этот распад может уже в ближайшие два года.
Уже сегодня можем сказать, что победа США не состоялась.

Собственно, это и будет видимым моментом погружения Европы в темные века. На деле же старт этим процессам был дан семь лет назад, в 2008 году, когда, пойдя на поводу у Польши и Швеции, а также у стоящих за ними США, ЕС принял решение о проекте Восточного партнерства (это в его рамках потом проросли разные соглашения об ассоциации). Проект был явно конфронтационен в отношении России, поскольку Восточное партнерство планировалось как сфера влияния ЕС, но при этом строилась данная сфера влияния в зоне жизненных интересов России – ее традиционном предполье.

 Бонус США понятен – у ЕС с Россией появлялся конфликт интересов. Понятен и шведско-польский интерес – когда-то в XVIII веке Россия лишила эти страны статуса великих восточноевропейских империй и в новых условиях Варшава и Стокгольм, понуждаемые старыми фантомными болями, претендовали на статус старших партнеров стран, организованных на территориях, некогда входивших в состав Швеции и Речи Посполитой, а затем долгое время принадлежавших Российской империи и СССР.

А вот интереса ЕС в этом деле не было абсолютно. Наоборот, ЕС, чьи ресурсы были перенапряжены в результате кризиса 2008 года и чьи экономические интересы по всему миру сталкивались с интересами США (с кем, как не с «Боингами», конкурируют «Аэробусы»?), был кровно заинтересован в развитии взаимовыгодных экономических связей и в политическом партнерстве с Россией. Только Москва (опять же на взаимовыгодной основе) была способна обеспечить ЕС выход на новые рынки (путь через Россию в Азиатско-Тихоокеанский регион). В условиях политического и экономического партнерства экономики России (Таможенного союза) и Европейского союза скорее дополняли бы друг друга, чем конкурировали. И наконец, Россия – единственная страна, способная предложить разложившемуся и слабому в военном отношении ЕС военно-политический зонтик взамен американского. Разница заключалась в том, что у США ЕС был младшим партнером, а у России мог бы быть равноправным.

Таким образом, уже в 2008 году ЕС стал на порочный путь, ведший его к конфронтации с Россией и делавший катастрофу неизбежной. Принимая сторону США, чье геополитическое противостояние с РФ в 2008 году уже вылилось в горячую войну 08.08.08, Брюссель должен был понимать, что у него в этой ситуации нет хорошей игры. Если Россия выстоит, то Европа должна быть ликвидирована США, чтобы за счет своих ресурсов подарить Вашингтону пару лишних лет надежды на то, что Россия сломается. Если Россия проиграет, то ЕС будет уже не нужен Вашингтону и Европа тем более будет разобрана на запчасти – во-первых, надо покрывать военные издержки, а во-вторых, зачем сохранять конкурентную экономику.
ЕС закрыл глаза, дрожит за стенкой и надеется, что пронесет.

Конечно, в варианте победы США ликвидация ЕС прошла бы сравнительно мирно, Европейские институты были бы демонтированы так же незаметно, как исчез Западноевропейский союз (ЗЕС – своего рода НАТО без США). Кто о нем помнит? И кто заметил его ликвидацию 30 июня 2011 года? А все европейские страны были бы низведены на уровень современной Прибалтики и превращены в отстойник для нищих и резервуар дешевой рабочей силы для США.

Но уже сегодня можем сказать, что победа США не состоялась. Точно также можем констатировать, что ЕС прошел мимо всех возможностей, предоставленных ему Россией, которая с 2008 года проявляла ангельское терпение, ради склонения Европы к сотрудничеству вместо конфронтации идя на многочисленные уступки. Конечно, Москва заботилась о своих интересах – пылающий ЕС на западной границе был ей нужен еще меньше, чем пылающая Украина, но интересы-то эти совпадали с интересами ЕС. Его гражданам явно не хотелось бы повторить опыт Донбасса.

А придется. Поскольку, как было сказано, мимо всех предоставленных возможностей Брюссель прошел. И даже сейчас, когда внутреннее единство исчезло, денег нет и не предвидится, а от приближения пожара к его собственным границам ЕС отделяет только шатающийся Киев, в котором политики и эксперты совершенно открыто обсуждают не сам факт неизбежного государственного переворота (с этим уже все смирились), а лишь спорят, кто кого в результате этого переворота убьет, а также кто погибнет первым, кто вторым, кто третьим и сколько махновских республик в результате появится на руинах бывшей Украины.
В политике иногда случаются чудеса, меняющие судьбу стран и народов.

После того, как гражданская война запылает на всей территории бывшей Украины, вопрос ее переноса на европейскую территорию станет вопросом времени, а не принципа. А она запылает, поскольку США заинтересованы Украину поджечь, а Россия без ЕС не может отрубить поджигателю руку, ЕС же закрыл глаза, дрожит за стенкой и надеется, что пронесет. Точно так же, по объективным причинам, Россия не сможет предотвратить поджог Европы, а он станет неизбежным, как только станет понятно (почти сразу и станет), что поджог Украины не дал ожидаемого результата.

Продолжительность новых темных веков в Европе зависит от интенсивности, разрушительности и продолжительности внутриевропейских войн и от того, сколько времени займет период восстановления. Если США не умудрятся перевести противостояние в прямой ядерный конфликт, то речь может идти о десяти-двадцати годах, начиная с 2017-2020 гг. То есть к 2030-2040 годам Европа должна вновь войти в эпоху возрождения. С точки зрения истории – мгновенье. С точки зрения людей, которым все это предстоит пережить – вечность.

Впрочем, в политике иногда случаются чудеса, меняющие судьбу стран и народов. Равальяк убивает Генриха IV и прямое военное столкновение Франции с австрийскими Габсбургами откладывается на 25 лет. Кто знает, как будут развиваться события, если выборы в Германии пройдут досрочно (ну или если канцлера придется срочно заменить)?

Ростислав Ищенко, президент Центра системного анализа и прогнозирования, специально для «Актуальных комментариев»
Актуальные комментарии
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Loading...

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".