Комментарий
9 Августа 2014 0:19

Термодетектором по Эболе

Всеволод Махов врач-реаниматологВсеволод Махов

Всеволод Махов
врач-реаниматологВсеволод Махов
<p>Генеральный директор <a target="_blank" href="http://www.who.int/ru/">Всемирной Организации Здравоохранения</a> Маргарет Чен объявила вспышку Эболы в Западной Африке чрезвычайной ситуацией в области общественного здравоохранения, имеющей международное значение. Тревожная новость облетела все континенты, не оставив никого равнодушным.</p>
<p>Болезнь, вызванная вирусом Эбола (БВВЭ) имеет динамично нарастающую симптоматику и грозит летальным исходом в 90% случаях, по статистике ВОЗ.</p>
<p>Подробности в материале «<a target="_blank" href="http://actualcomment.ru/main2/1325">Международная Эбола</a>».</p>
<p><strong>Возможна ли угроза заражения вирусом Эболы россиян для «Актуальных комментариев» прокомментировал врач-реаниматолог, имеющий длительный опыт работы в Западной Африке по линии Красного Креста, координатор гуманитарной организации Гражданский корпус Всеволод Махов.</strong></p>
<p>Болезнь, вызванная вирусом Эбола  всегда была,  к сожалению, наверное, и будет. Она, действительно, водится исключительно в африканских странах, где в джунглях имеются естественные резервуары этого вируса, не только Эбола, там ещё Марбург есть - похожая болезнь, которую трудно отличить по внешним признакам от лихорадки Эбола.  Россию от Эболы спасает отсутствие естественных резервуаров этого вируса и санитарная служба. То есть, в наших краях он не выживает.</p>
<p><strong>Что является для вируса резервуаром? В каких условиях он предпочитает жить?</strong></p>
<p>На сей счёт есть разные точки зрения. Во-первых, этот вирус циркулирует исключительно в тропических странах, там, где тепло. А, во-вторых, считается, что это болезнь, которую носят тропические животные: обезьяны, есть мнение, что летучие мыши. Но на самом деле, это еще является предметом спора ученого мира.</p>
<p><strong> Что нас спасает от лихорадки Эбола, кроме отсутствия естественных резервуаров?</strong></p>
<p>Нас спасает то, что эта болезнь достаточно скоротечная. Заразен больной уже тогда, когда он заболел. То есть, тот инкубационный период в среднем продолжается 8-10 суток, при массированном заражении можно заболеть уже на послезавтра, то есть, сегодня контактировал с больным, получил массированную дозу, если ещё иммунитет слабенький, то через 1-2 дня уже заболеешь. Но дело в том, что заболевший человек заболевает остро. Он падает в постель немедленно, и начинается это всё как грипп – температура, ломота в костях, головокружение, головная боль, боли в горле, потом присоединяется рвота, понос, понос с кровью, рвота с кровью, всё идёт по нарастающей. В конечном итоге, достаточно скоро больной погибает, иногда за 3-7 дней.</p>
<p>Но, в любом случае, заболевший проводит всё время до своей трагической кончины, которая наступает с вероятностью 9 из 10, в постели. И самая главная проблема борьбы с Эбола – это чудовищно низкий уровень образования и сообразительности людей в западноафриканских странах.</p>
<p>Потому что заболевает человек, его не изолируют. Вокруг него хлопочет вся семья, вокруг него бегают, вся семья заражается. 90% вероятности, что при контакте с больным ты заразишься. У нас в России, когда человек умирает от особо опасной инфекции, его хоронят особым образом. Если есть возможность, его вообще кремируют. В любом случае, на похоронах никому не дают к нему прикоснуться. То есть, гроб закрыт, гроб специальный. В Западной Африке гробы не очень приняты. А, когда хоронят, там рыдают, все обнимают покойника. И вот, пожалуйста. Умерший от этого человек заразен после смерти. Он является хранителем огромного количества вирусной массы. Собственно, труп заразен.</p>
<p>И одна из главных задач тех людей, которые занимаются карантинными мероприятиями – это объяснить людям, что такое Эбола, и, что если у кого-то поднялась температура, надо срочно поставить об этом в известность власти. Но этого не делается. Дело в том, что народ в Африке немножко диковат, и побаивается врачей. Поэтому о заболевших сообщают тогда, когда они умерли. И, поэтому нынешняя вспышка, даже скорее уже эпидемия, так успешно распространяется.</p>
<p><strong>Насколько мы застрахованы от экспорта Эболы в другие страны, континенты? Как осуществляется карантинный контроль за границей? </strong></p>
<p>Сейчас во всех цивилизованных странах при прохождении паспортного контроля проходишь мимо таких термодетекторов. Раньше карантинный чиновник сидел, мерил температуру у людей, которые прилетели из заражённых стран. Сейчас все проходят мимо таких штук, похожих на видеокамеры. Если у человека повышенная температура, то вот этот термодетектор даёт сигнал, человека отводят в карантинную зону, там его осматривает врач. При необходимости его тут же изолируют в зависимости от того, откуда он прибыл, какие признаки есть. Карантинная служба есть в любом международном аэропорту приличной страны. Где-то эти термодетекторы видно невооружённым глазом, как в Китае. Они просто стоят, и под ними висят таблички, что это термодетектор. У нас не афишируют. В любом случае, определённая защита есть, карантинная служба работает. И самое главное, что всё-таки нас защищает, даже если будет какой-то завозной случай Эболы, то нас защищают наши похоронные традиции. По крайней мере, никому не дадут обнимать умершего от инфекции человека.</p>
<p><strong> Есть ли риск подхватить вирус Эбола в Турции, Египте – наиболее популярных в России туристических направлениях?</strong></p>
<p>Турция не задействована. Это не опасный по Эболе регион. Самые опасные люди – те, которые летают из Западной Африки. Турпоток из западной Африки в Турцию невелик. Западная Африка бедная. Эбола свирепствует в крайне бедных районах. Это люди, которые дальше своей деревни, слава Богу, никуда не выезжают.</p>
<p><strong> Почему это объявляют международной проблемой?</strong></p>
<p>Дело в том, что вообще эти страны – Либерия, Конго и подобные им - не могут себе позволить достаточный уровень противоэпидемических мероприятий. Всё, что там делается по борьбе с Эбола – это усилия международных организаций. И чтобы эту вспышку там локализовать, нужны международные усилия, потому что у Африки на это денег не хватит. <br />
 </p>
<p><strong>Если прилетел турист из Западной Африки, недомогает, переходит границу. Насколько вероятно, что его задержат, а не отпустят домой «долечивать насморк»?</strong></p>
<p>Человека с температурой, ещё со времён вспышки свиного гриппа, на границе останавливают 100%. Нельзя пройти просто так. Везде. Никому не хочется допустить серьезную заразу в свою страну, в свой дом.</p>
<p><strong>Но до этого такой турист летел в самолете. Мог ли он заразить окружающих?</strong></p>
<p>Дело в том, что в самолёте нет такого близкого контакта, который необходимо для заражения. Сосед по креслу может попасть. Те, кто дальше - вряд ли.</p>
<p>Проблема в чём? У нас были два случая смертельного заражения лихорадкой Эбола в России. Это был сотрудник или сотрудница НИИ МО РФ где-то под Москвой. А второй случай был в Новосибирске. Там есть Институт в посёлке Кольцово. Там погибла лаборантка, которая укололась при работе с кроликами. То есть, два случая гибели от лихорадки Эбола у нас было. Дальше это всё не пошло.</p>
<p>Потому что когда обнаруживается человек с геморрагической лихорадкой, а дело в том, что признаки Эболы настолько яркие, они настолько быстро развиваются, что даже участковый врач, который никогда не слышал про лихорадку Эбола, он первое что сделает, вызовет перевозку, и этого человека доставят в инфекционную больницу. А уж в инфекционных больницах осторожны ко всему. Первый вопрос: «Где вы были в последнее время? Куда ездили?» Тут же в бокс. У нас, слава Богу, есть боксы, в отличие от Либерии. Там, грубо говоря, ставят палатки, делается палаточный лагерь, организуется инфекционный госпиталь. И, естественно, там защиты нет. А у нас есть боксы, и боксы с подсосом воздуха. Всё у нас есть в серьёзных инфекционных больницах, и изолировать больного можно. У нас есть костюмы для работы с особо опасными инфекциями.</p>
<p>Задача всех карантинных служб в случаях, когда выявляются особо опасные инфекции – это немедленно изолировать на срок максимального инкубационного периода, а в случае с Эболой – это 21 день, и непрерывно наблюдать всех контактеров. Это основа эпидемиологии, основа карантинного дела.<br />
 </p>
<p><strong>Специально для "Актуальных комментариев" Захарова Наталья</strong></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".