Статья
21 Января 2015 13:56

В ожидании плана

В ожидании плана
Фото: Facebook.com

Честно говоря, уже после выступления вице-премьера Шувалова на Валдайском форуме в октябре прошлого года было понятно, что никакого тактического плана у правительства нет.

А ведь тогда подобный план был интересен только в контексте санкций, введенных против России. И в контексте введенного против этих санкций эмбарго на поставки продовольствия в нашу страну. Нефть была $80, доллар был ₽40. Всё было, в общем, как раньше, и от вице-премьера никто не ждал многого. Хотя бы сказать, кто лично готов встретить возможные трудности. Вице-премьер же в ответ на прямой вопрос: «Кто?» произнес только одно: «Набиуллина».

Прошло совсем немного времени и все понимают — не вышло. Не рассосалось. Нефть в два раза ниже, доллар в два раза выше. Набиуллина вызывает больше подозрений, а не надежд. Но, тем не менее, надежды всё-таки остаются. «Ведь правительство с нами заодно, — думают люди. — Ведь в правительстве тоже русские люди».

Но получается странно.

Все, казалось бы, понимают, что залог экономического роста при внешнем давлении — это внутреннее производство. В России много талантливых людей, которые могли бы производить востребованную внутри страны продукцию. Но у этих потенциальных бизнесменов есть ряд довольно обоснованных требований к своему государству. Государство, тебе нужно, чтобы мы поднимали твою экономику? Тогда зачем вот это вот всё нижеперечисленное?

Невероятная сложность налоговой отчетности, постоянные смены форм и правил налоговой и таможенной службы, невозможность понять пенсионные правила, огромное количество сложнейших классификаторов, непонятных не только предпринимателям, но и чиновникам. Всё это меняется каждый год, а то и чаще.

Неподъемные кредиты, неподъемная аренда, обязанность регистрировать долгосрочную аренду в Росреестре, необходимость нанимать бухгалтера для того, чтобы платить и без того неподъемные налоги на оплату труда вместо того, чтобы любой гражданин сам уплачивал налоги с любого полученного им дохода, в том числе и зарплаты.

Плановые проверки двенадцати надзорных ведомств (вот просто разложите на год — получается одна нескончаемая проверка), плюс недавно введенные внеплановые проверки Роспотребнадзора для производителей продуктов (!!!).

Мы чего вообще хотим прямо сейчас в обстановке леденеющей экономики? Того, чтобы экономика оттаяла и заработала? Или того, чтобы наши граждане ели майонез более лучший, нежели они ели в середине девяностых годов? Тут важно определиться с приоритетами. Я, конечно, не экономист, но мне кажется, что нельзя бороться за количество и качество одновременно. Хорошо бы сначала решить вопрос с количеством. Именно его нам прямо сейчас не хватает.

Правительство же вместо всего этого обсуждает докапитализацию банков и ослабление банковского надзора. Банки — это, конечно, важно. Это кровеносная система экономики. Но кровеносная система без органов, которым нужна кровь, не нужна.
Мы чего вообще хотим прямо сейчас, в обстановке леденеющей экономики?

Или вот еще правительство обсуждает субсидии. А также «гарантировать неувеличение минимального порога размера обеспечения исполнения контракта на уровне от 5 до 30% от первоначальной максимальной цены контракта». Наверное, все это важно и нужно — но разве это сигнал для каждого конкретного гражданина России, который собирается прокормить себя сам? Разве любой человек, который решил торговать котлетами собственного производства, способен понять процитированное выше? Да и зачем ему это?

Индексация, временная занятость, траты материнского капитала на текущие нужды по 20 тысяч рублей (!?!) – складывается такое ощущение, что правительство озабочено не запуском коллапсирующей экономики, а составлением убедительных отчетов для собственного начальства. И сложный философско-политический вопрос: а кто, собственно, является для правительства начальством – этот вопрос откладывается «на потом».

Между тем это важнейший вопрос. Потому что можно сколько угодно солидаризироваться с людьми в том, что мир по отношению к России несправедлив. Можно сколько угодно соглашаться со всеми теми, кто считает, что мы — конкурентоспособны. Можно искать партнеров в самых потаенных частях света, но это совершенно никак не изменит внутренней ситуации. Изменить же эту ситуацию могут только простые, прозрачные и веские действия исполнительной власти.

И к таким действиям никак нельзя отнести, например, назначение зампредом Центробанка сенатора Торшина (мало того, что не имеющего никакого отношения к экономике, так еще и имеющего самое непосредственное отношение к прокуратуре). И дело здесь не в самом Торшине (который в девяностых уже работал на этой должности), а в символизме происходящего. В том сигнале, который это назначение посылает растерянным бизнесменам.

Нам объясняют, что это для того, чтобы действия Центробанка были более понятны законодательной ветви, которую сенатор и представляет. Но ведь законодательная ветвь экономику не представляет. Она ее наоборот, убивает, внося предложения вроде нынешних поправок в КОАП, предполагающих административное (!) закрытие бизнеса по подозрению в нелояльности.

А вот никакого представителя производителей молока или яиц в Центробанке нет. Может быть, конечно, он там и не нужен, но он хотя бы хотел бы знать: а что, собственно, делает его родное правительство ради него? Ну, кроме перенаправления переработки выловленного мурманскими рыбаками лосося из Норвегии в Белоруссию.

И, судя по последним сообщениям из правительства, — ничего не делает.

Ничего.

Максим Кононенко специально для «Актуальных комментариев»


  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".